Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


15.12.2015

В течение тысячелетий экономический и социальный прогресс общества достигался, как правило, в ущерб природной среде. Однако при незначительном уровне развития производительных сил, наличии больших площадей неосвоенных земель нарушение экологического равновесия носило локальный характер. Неслучайно идеи гармоничного развития общества и природы долгое время считались утопическими. В последние десятилетия сохранение природной среды рассматривается в качестве главного условия социально-экономического прогресса человеческой цивилизации, а процесс экологизации общественного сознания стал всепроникающим. Он охватывает сферы производства энергии и продуктов питания, здоровья человека, международных отношений. Причиной тому являются не только всевозрастающее по своему масштабу антропогенное влияние на биосферу (нарушение углеродного и кислородного баланса в атмосфере, разрушение озонового слоя, загрязнение гидросферы, повсеместное усиление эрозии почвы и др.) и понимание исчерпаемости природных ресурсов Земли, но и значительный потенциал знаний, раскрывающий реальные причины экологического кризиса и опасности экологической катастрофы, а также позволяющий предотвратить их.
Переход к адаптивной стратегии интенсификации сельского хозяйства предполагает взаимосвязанное и одновременное функционирование экономических и экологических категорий, критериев и нормативов при реализации концепции о гармонизации взаимодействия общества и природы. Известно, что проявление негативного действия техногенных факторов на природную среду существенно запаздывает во времени, а многие показатели экологической ситуации не поддаются строгой экономической оценке. В самом деле, в каких экономических критериях можно сегодня определить «качество среды обитания», «качество жизни», «эстетическую и рекреационную ценность агроландшафта»? Поэтому, как справедливо считает Ю. Одум, в основу концепции современной экологии должно быть положено «... осознание того, что человечество составляет часть биогеохимических циклов, а не нечто внешнее по отношению к ним, хотя и обладающее всевозрастающей способностью к их изменению».
Тенденции разрушения и загрязнения природной среды в современном мире приобрели глобальный характер, и поэтому поиск путей выживания человечества, центральное место в котором занимает сохранение высокого качества среды обитания, становится все более актуальным. Можно оспаривать утверждение, что «разлад человека с природой» начинается с сельского хозяйства (имея в виду «вклад» промышленности и транспорта в разрушение биосферы), однако нельзя не признать, что всевозрастающие масштабы эрозии почвы, уменьшение видового разнообразия фауны и флоры, унификация агроландшафтов, загрязнение окружающей среды пестицидами, нитратами, тяжелыми металлами напрямую связаны именно с сельскохозяйственной деятельностью на площади 4,8 млрд га, составляющей свыше 30% суши Земли. Указанные процессы не только нарушают экологическое равновесие биосферы, но и существенно снижают продукционный потенциал самих сельскохозяйственных угодий.
Тот факт, что проблема обеспечения населения продуктами питания в последние десятилетия не стала менее острой (в мире из-за недостатка продуктов питания и пресной воды страдает около 2 млрд человек), лишь частично можно объяснить складывающейся демографической ситуацией. Социально-экономические и экологические противоречия в современном сельском хозяйстве обусловлены, в первую очередь, стратегией преимущественно химико-техногенной его интенсификации, базирующейся на постоянно увеличивающемся использовании невосполнимых ресурсов. Неслучайно за фасадом процветающего сельского хозяйства индустриально развитых стран, достигших избытка в производстве сельскохозяйственной продукции, лежат не только острые экологические, но и ресурсоэнергетические проблемы. Характерно, что острая дискуссия о возможностях замещения «сил природы» в сельскохозяйственном производстве техногенными факторами началась, как уже отмечалось, еще в начале XX столетия. В своей работе «Капитализм и земледелие» С.Н. Булгаков утверждал, например, что, поскольку «природа и ее законы чужды интересам человека», в сельском хозяйстве будут усиливаться тенденции «в замещении сил природы человеческим трудом, естественных факторов производства искусственными». К сожалению, голос оппонентов тогда не был услышан, и развитие сельского хозяйства, особенно после 1950-х гг., действительно пошло по булгаковскому сценарию. Негативные последствия его реализации проявились прежде всего в резком обострении глобальной экологической ситуации, тогда как проблема обеспечения продуктами питания стремительно увеличивающегося числа жителей Земли так и осталась нерешенной.
С 1960-х гг. все большую силу стала набирать концепция гармоничного развития общества и природы, человека и биосферы. В сельском хозяйстве это нашло выражение в реализации идей биологического, органического, биодинамического, экологического и других систем земледелия, предложенных еще в 1920-1930 гг. К настоящему времени альтернативные химико-техногенному земледелию системы довольно многочисленны. И хотя общая площадь сельскохозяйственных угодий, занятых под ними, пока невелика, важен сам факт экономической и социальной состоятельности альтернативных подходов, как бы бросающих вызов господствующей системе. Примечательно, что наиболее активно поиск альтернативных вариантов идет в странах, достигших наибольших успехов в сельском хозяйстве за счет преимущественно химико-техногенной интенсификации.
В основе новых взглядов на дальнейшее развитие человеческой цивилизации, сформировавшихся в последние десятилетия на базе системного подхода к глобальным проблемам, лежит представление о мире как единой динамической системе различных взаимодействующих процессов (биосферных, демографических, социально-экономических, использования невосполнимых природных ресурсов, производства продуктов питания и др.). Бесспорно, характер динамики каждого из компонентов мировой системы важен сам по себе. Очевидно, что нарастание противоречий между ростом народонаселения, использованием исчерпаемых ресурсов и загрязнением среды требует качественно нового подхода к природопользованию, центральное место в котором должны занять гармонизация отношений человека и биосферы, общества и природы, экономики и экологии. Практическая реализация такого подхода может быть достигнута лишь на основе большей адаптации всей человеческой деятельности к биосфере, прошлое и настоящее которой по существу являются адаптацией ее биологических компонентов к среде обитания. Адаптивная стратегия эксплуатации человеком ресурсов биосферы - единственно возможная, на наш взгляд, стратегия выживания человечества. Важно только, чтобы оно успело приспособиться к законам развития биосферы до того, пока ее антропогенные изменения не перейдут границу эволюционной «памяти» генома человека.
Хотя проблема производства продуктов питания - лишь один из компонентов жизнеобеспечения человечества, она является главной, поскольку количество и качество пищи - основное условие жизни и главный показатель ее качества. На протяжении всей истории человек использовал знания, доходы, труд прежде всего для производства пищи и лишь потом для удовлетворения иных потребностей. Однако очевидно, что традиционный подход к наращиванию производства продуктов питания, связанный с экспоненциальным ростом затрат невосполнимых ресурсов, загрязнением и разрушением природной среды, бесперспективен. При этом реализация частных и сиюминутных задач не только не разрешает проблемы в целом, но и создает новые. Системно-адаптивный подход к проблемам сельского хозяйства тем более важен, что связан не только с производством пищи, но и со «средой обитания», т.е. с «качеством жизни» человека в широком понимании.
Вся история развития растениеводства и животноводства - это, по существу, история повышения адаптивности в системе «генотип - среда». Поэтому вряд ли кто-либо станет оспаривать основополагающую роль адаптации в современном сельском хозяйстве. Между тем в реальной жизни мы сталкиваемся практически с всепроникающей неадаптивностью всего сельскохозяйственного природопользования. Последняя в мировом масштабе не ограничивается только необходимостью постоянного наращивания вложений невосполнимой энергии и одновременным разрушением и загрязнением природной среды. Широко известна, например, климатическая и особенно погодная зависимость вариабельности величины и качества урожая. Причем такая ситуация оказывается вовсе не случайной, а является следствием всей системы преимущественно химико-техногенной интенсификации растениеводства. В их числе односторонняя ориентация на высокую потенциальную урожайность сортов и гибридов в ущерб их устойчивости к действию абиотических и биотических стрессоров; широкое использование генетически однородных сортов и гибридов, а также высоких доз азотных удобрений в ущерб экологической устойчивости агроценозов; резкое сокращение видового, а зачастую и сортового разнообразия техногенно-интенсивных, агроландшафтов; уничтожение многих механизмов и структур биоценотической саморегуляции агробиогеоценозов и агроэкосистем; переход к монокультуре или севооборотам с короткой ротацией («здоровая экономика - больной севооборот») и др. Примеры неадаптивности сельскохозяйственного производства можно было бы продолжить, однако суть вопроса состоит в том, чтобы определить реальные пути преодоления негативных тенденций в этой основополагающей сфере природопользования, обеспечив реализацию адаптивных подходов на всех уровнях функционирования агропромышленного комплекса. Для этого необходимо, в первую очередь, принять качественно новые критерии эффективности интенсификации сельского хозяйства, ориентированные в долговременной перспективе на концепцию гармонизации общества и природы, взаимосвязь экологии и экономики, сохранение среды обитания и обеспечивающие в конечном счете востребованность познанных законов и закономерностей функционирования биосферы и ее компонентов.
Как уже отмечалось, основополагающими показателями адаптивности сельского хозяйства, наряду с устойчивым ростом величины и качества урожая, ресурсоэнергоэкономичностью, природоохранностью и рентабельностью, должны быть большие наукоемкость, безотходность, устойчивость к нерегулируемым факторам внешней среды, лучшее использование воспроизводимых и труднодоступных ресурсов природной среды, сохранение качества среды обитания и биологических ресурсов, степень вовлечения неисчерпаемых ресурсов не только в продукционный процесс, но и средоулучшение (почвозащита, почвоулучшение, фитомелиорация и пр.). Поскольку высшим приоритетом цивилизованного общества является «здоровье нации», особое место в критериальной и нормативной базе адаптивного сельского хозяйства должно занять высокое качество продуктов питания, их экологичность - причем не только предотвращение их загрязнения остатками пестицидов, нитратами, микотоксинами и пр., но и биологическая (как, кстати, и эстетическая) полноценность, т.е. содержание незаменимых аминокислот, витаминов, минеральных солей, вкусовых качеств и т.д. При этом требования «безопасности продуктов питания» подразумевают полное отсутствие в них потенциально вредных синтетических веществ, кумулятивный эффект которых в организме человека, как правило, остается неизвестным.
Ресурсоэнергоэкономная и природоохранная система ведения сельского хозяйства должна быть одновременно экономически оправданной и социально приемлемой. А это, в свою очередь, предполагает, что в условиях социально ориентированной рыночной экономики для практической реализации стратегии гармонизации общества и природы, сохранения здоровой «среды обитания» (чистый воздух, чистая вода, эстетика ландшафтов, здоровая пища) должны быть использованы иные по сравнению с другими отраслями производства критерии ценообразования на сельскохозяйственную продукцию, учитывающие не только непосредственные затраты на ее производство, но и «цену» недополученной продукции вследствие ограничения или отказа (как, например, в биологическом и биодинамическом земледелии) или резкого ограничения в применении пестицидов и минеральных удобрений, залужения эродированной пашни, почвоохранного резервирования земель, сохранения естественных биотопов в агроландшафтах и т.д.
Не вызывает сомнений, что будущее человечества зависит не только от экономических отношений с окружающей средой, но и экологических. «Даже целое общество, нация и даже все одновременно существующие общества, взятые вместе, - подчеркивал К. Маркс, - не есть собственники земли. Они лишь ее владельцы, пользующиеся ею, как boni patres familias (добрые отцы семейств), они должны оставить ее улучшенной последующим поколениям». Поэтому экологизация интенсификационных процессов в растениеводстве рассматривается нами в качестве важнейшего условия реализации стратегии адаптивного природопользования в целом. При этом сам процесс экологизации включает сохранение всего генофонда живой природы, поддержание экологического равновесия в агроландшафтах и экосистемах, повышение продуктивности агроценозов в первую очередь за счет биологизации интенсификационных процессов, обеспечение приближенных к замкнутым (безотходным) циклам круговорота биофильных элементов, воды и других естественных и антропогенных компонентов в агробиогеоценозах и агроландшафтах и т.д.
Хотя первые работы по экологизации сельскохозяйственного производства появились еще в 1930-х гг., а количество их за последние 15-20 лет значительно возросло, целостной теории экологизации сельского хозяйства, базирующейся на системном подходе к проблемам устойчивого роста его продуктивности, ресурсоэнергоэкономичности, природоохранности и рентабельности, пока нет. Между тем отсутствие целостной концепции и стратегии в этой области не позволяет выявить глубину противоречий одностороннего, преимущественно химико-техногенного или, наоборот, только биологического подхода к интенсификации растениеводства, выработать новую систему взглядов и критериев в оценке зональных систем сельскохозяйственного природопользования и допустимой антропогенной нагрузки (с учетом факторов здоровья, экономики и экологии). Отсутствие системного подхода к стратегии адаптивного природопользования привело к распространению представлений, в соответствии с которыми,одни должны изучать экологию, вторые - разрабатывать технологии, а третьи - защищать природу. Беспомощность и опасность подобной «специализации» очевидны, поскольку экономически и экологически более целесообразно предупреждать разрушение природной среды, чем ее восстанавливать. Если нынешнее поколение не поймет опасности глобального нарушения законов эволюции биосферы, то следующие поколения станут его жертвами.