Новости
09.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


17.12.2015

Особое место в России занимает сибирское земледелие (от Урала до Забайкалья), основы которого заложили русские землепроходцы и крестьяне еще в XVI столетии, широко использовавшие не только производственный опыт, орудия земледельческого труда и сорта растений Российского государства, но и стародавние приемы возделывания растений и скотоводства, созданные местным населением в течение многих веков. Собственной спецификой обладают и системы хозяйства в северной части Сибири и Дальнего Востока. Так, еще до прихода русских, здесь было широко известно высокоразвитое амурское земледелие, базировавшееся на посевах ячменя, овса, проса, конопли, гречихи, гороха, пшеницы, ржи, табака, огурцов, арбузов, плодовых культур. Важную роль в Южной Сибири (Алтае, Туве) играло горное земледелие. В XVI в. применялось также илимское земледелие (илимская пашня), одной из особенностей которого являлось использование под пашню преимущественно южных и юго-восточных склонов, позволяющих защитить посевы от поздневесенних и раннеосенних заморозков, вредоносное действие которых в Восточной Сибири значительно больше, чем в Западной. В Иркутской области озимые культуры, овес и вообще хлеба, нечувствительные к ранним заморозкам, обычно размещали в низине, тогда как на возвышенных местах сеяли более чувствительные к морозу хлеба; на южных, хорошо прогреваемых склонах высевали гречиху. В Восточно-Сибирской системе земледелия преобладала двуполка, тогда как в Западной Сибири - трехполка. Еще в XVI - начале XVII вв., т.е. в период дорусского земледелия, татары - кочевники ханства Кучума в Западной Сибири - занимались земледелием «наездом», т.е. посещали свои поля только в периоды обработки почвы, посева и уборки ячменя, овса и полбы.
Системы земледелия, характерные для Европейской России, в условиях Сибири претерпевали существенные изменения. Так, в Восточной Сибири московская трехполка из-за недостатка навоза была заменена двуполкой; на далеких заимках сохранилась система татар-кочевников - земледелие «наездом». Широкое распространение, причем при поддержке государства, получил опыт, включающий выявление пригодных для пашни территорий, проведение пробных посевов, выработку местных правил ведения сельского хозяйства. В результате и сложилась специфичная сибирская агрономия (системы хозяйства, системы земледелия, схемы севооборотов).
В Сибири проходят северо-восточные границы мирового земледелия. Очевидно, что в этих условиях проблема адаптации систем хозяйства и земледелия к неблагоприятным и экстремальным условиям внешней среды становится первоочередной. Система земледелия в Сибири определялась демографической ситуацией и наличием свободных земель, характером жительства (оседлость, кочевники), природно-климатическими условиями и т.д. Причем, чем хуже почвенно-климатические и погодные условия, тем важнее было обеспечение адаптивного подхода при подборе культур и сортов, их месторасположения и агротехники возделывания. Можно с полным основанием утверждать, что отечественная агрономия обладает наибольшим в мире опытом продвижения сельского хозяйства на сибирские земли, настоящее освоение которых началось с 1586 г., т.е. начала строительства городов Тюмень и Тобольск, возле которых и размещалась основная часть пашни. Уже в 1674 г. четыре уезда Тобольской губернии давали более 90% хлеба, поступавшего в государственную казну Сибири. Именно в этот период зародилось тобольское земледелие, основной культурой в котором была озимая рожь (до 50% пашни), а также яровые культуры (пшеница, ядрица, полба, овес, горох, лен, конопля, овощные). Уже в XVIII в. Тобольский земледельческий район являлся не только основной житницей, но и агрономическим центром Сибири. Примечательно, что в Омском военном училище в 1828 г. преподавались сельскохозяйственные науки.
Более половины русских переселенцев в Сибирь были пашенные крестьяне из северных и центральных районов России, принесшие в этот край залежно-паровую и паро-зерновую трехполку; соху, борону, серп, косу и лошадь; озимую и яровую рожь, овес, ячмень, полбу, горох, гречиху, просо, лен, коноплю, многие плодовые и овощные культуры. Поскольку бытовало мнение, что в Сибири «навоз земля не принимает», уже в 1630-1660 гг. в каждой слободе проводились опыты, подтверждавшие эффективность внесения навоза. К началу XIX в. характерной особенностью степного и лесостепного сибирского земледелия была уже не трехполка, а типичная залежная и залежно-паровая система земледелия с яровой пшеницей в качестве основной культуры. В таежной и урманской зонах преобладала паро-зерновая трехполка, которая в Восточной Сибири переходила в двуполку (пар, зерно). Во всяком случае в Восточной Сибири залежь меньше использовали для восстановления плодородия почвы (предпочитая севообороты с короткой ротацией). В Забайкалье почти все культуры сеяли по пару. При этом пары были одно-, двух- и даже трехрядные, т.е. перепахивались от одного до трех раз. При отсутствии удобрений система обработки почвы в Сибири была приспособлена к залежно-паровой и трехпольной системам. С сокращением залежей использовали трехполье с внесением удобрений.
Поскольку в Сибири имеется громадное разнообразие почвенно-климатических макро-, мезо- и микрозон, непременным условием успешного ведения сельского хозяйства там было детальное знание особенностей почвы, климата, подбор культур и пр. В целом, системы земледелия Сибири отличались большим разнообразием, поскольку местные жители избегали шаблона в землепользовании. В зависимости от почвенно-климатических условий, обеспеченности землей и сельскохозяйственными орудиями в каждой волости, сельской общине и даже у отдельных крестьян применялась своя система земледелия, в т.ч. схемы севооборота, набор культур, способы обработки почвы и пр. Так, чем беднее была почва, тем больший период времени при залежно-паровой системе земля находилась в залежи (нередко 15-20 лет). Только в Западной Сибири было распространено свыше 15 разновидностей залежно-паровой системы земледелия. И если в многоземельных районах Томской губернии преобладала залежно-паровая система земледелия, то в Курганском округе Тобольской губернии залежи не использовались, и господствовала паро-зерновая система земледелия. Наиболее широко в Сибири были представлены подсечно-огневая система («палье»), переложная и залежно-переложная (в степных районах), а также залежно-паровая системы.
К особенностям местных условий приспосабливались и земледельческие орудия («сибирская соха» и др.). В зависимости от почвенноклиматических и погодных условий изменялся видовой состав культур. Так, в конце XIX в. в лесостепных и степных районах Западной Сибири наибольшее распространение получили яровая пшеница и овес, тогда как в северных (севернее 54-55° с.ш.) и во всех лесных районах - озимая рожь и ячмень. Учитывалась и разная отзывчивость культур на паровой предшественник. Если разница в урожайности пшеницы по пару в сравнении с пшеницей по жнивью в Барнаульском округе Томской губернии в 1897 г. достигала 8 ц/га, овса - 4 ц/га, ячменя - 2 ц/га, то яровой ярицы лишь 0,3 ц/га. В Тобольской губернии в 1895 г. урожайность овса на залежах была на 3,8 ц/га выше, чем на парах с удобрением, озимой ржи на 2,4 ц/га, ячменя на 2,0 ц/га, пшеницы и ярицы на 0,3 ц/га.
При выборе участка под пашню («угожие пашни») в Сибири с особой тщательностью оценивали особенности рельефа и микроклимата территории, близость к водным источникам, качество почвы и подпочвы, в т.ч. легкие («теплые») и тяжелые («холодные») почвы, их водный режим, уровень грунтовых вод, силу и направление ветра, холодные и теплые воздушные течения и др. Причем в каждой местности действовали свои правила выбора участков. Так, в Верхоленском округе Иркутской губернии в таежных районах распахивали землю на южных склонах, поскольку здесь величина урожая определялась в первую очередь количеством тепла, а в притаежных предпочтение отдавали северным, более влажным склонам.
С целью определения пригодности тех или иных земель для растениеводства широко используют растения-индикаторы. Так, если березовые леса располагались на суглинках и песчано-черноземных почвах, наиболее пригодных для земледелия, то массивы осины и ели указывали на малопригодные суглинистые и болотно-глинистые почвы. «Коли по залежи стойкого чернозема пошел ягодник (клубника), пора пахать залежь»; изобилие морковника свидетельствовало о полном отдыхе почвы (40-80 лет); наличие пырея - о нужном плодородии земли. Естественно, что в каждой зоне были свои растения-индикаторы восстановившегося плодородия: для степного чернозема - появление ягодника; для лесных - ветреника; в Забайкалье - белая полынь; на черноземных землях - клубника, полынь; на подзолистых - клевер и тимофеевка; на перегнойных - одуванчик.
Как на севере Европейской части России, так и в Сибири повсеместно учитывалось влияние крупных рек («теплых магистралей») на стабильность температуры («берегут хлеб от морозов»). Особое внимание обращали на влияние леса на задержку таяния снега в тайге, что способствовало вымерзанию хлебов. Поскольку в Сибири почва приходит в «спелое» состояние не через 2-3 недели, как на юге Европейской части России, здесь никогда не сеяли по весновспашке. В условиях пересеченного рельефа тщательно учитывали проявления заморозков, весеннего и осеннего инея, холодных и теплых воздушных течений, туманов, летних засух, осенних дождей и пр. Устойчивость урожаев достигалась за счет того, что посевы хлебных культур проводили на северных и южных склонах, дабы обеспечить урожай в засушливые (на северных склонах) и влажные (на южных) годы. При этом лучшая пашня отводилась под посев пшеницы и ячменя, а худшая под овес. По мере истощения плодородия пашни площадь посевов овса увеличивалась, поскольку эта культура обладала наибольшей почвоулучшающей способностью. Самой неприхотливой культурой в севообороте была гречиха, которую использовали и для очистки полей от сорных растений. На непригодных для возделывания зерновых культур землях сеяли лен. В то же время под картофель выделяли удобренный пар.
Одна из главных причин успешного ведения сельского хозяйства в Сибири, считает А. Кауфман, состояла в том, что сибирская община предоставляла возможность каждому земледельцу проявлять инициативу; здесь не было принудительного севооборота, прочно укоренившихся традиций и обычаев, каких-то твердо установившихся, незыблемых систем хозяйства. Другими словами, в сибирском крестьянском хозяйстве отсутствовали «неподвижная рутина и неизменные, шаблонные порядки»; последние здесь были бесконечно изменчивые в зависимости от конкретных условий - почвы, климата, погоды и пр.
На примере истории развития систем земледелия Сибири легко убедиться, что, чем менее благоприятны для сельского хозяйства почвенноклиматические условия, тем более приспособленными к местным, в т.ч. погодным, условиям должны быть приемы обработки земли, подбора и размещения культур, сроков их сева, норма высева и чередования (с учетом микрорельефа и пр.). Именно опыт сельскохозяйственного освоения Сибири и Дальнего Востока в ХVI-ХIХ вв. и является наиболее ярким примером реализации адаптивных принципов в системах хозяйства и земледелия. В соответствии с ними переселенцы особое внимание уделяли адаптивным особенностям культивируемых видов растений и неравномерному распределению лимитирующих величину и качество урожая факторов природной среды. Так, в условиях Сибири овес давал хороший урожай практически на всех почвах; среди других хлебных культур он считался наименее требовательной к качеству почвы, хорошо восстанавливал плодородие почвы, но был чувствителен к сорнякам. Неприхотливой к почве считалась и гречиха, которая успешно могла занять любое место в севообороте, хорошо очищала почву от сорных растений и была способна усваивать труднодоступные соединения фосфора и калия. Потому, например в Читинском округе, ее сеяли на супесях и песчаной пашне. Конопля, благодаря своим длинным корням, была способна разрыхлить почву; корнеплоды являлись хорошим предшественником для кормовых трав. Для повышения плодородия почвы в Сибири также широко применяли биологические, агрохимические, мелиоративные и другие приемы. С этой целью в севообороты включали посевы трав (клевера, люцерны, донника).
С ростом населения Сибири происходил постепенный переход от залежно-паровой к паровой системе, которую здесь использовали уже с
XVII в. для накопления влаги (особенно в засушливых зонах) и борьбы с сорняками. Причем чистый ранний пар был наиболее эффективным. В залежно-паровой системе главными приемами повышения плодородия были залежь и пар, а вспомогательными - севооборот, способы обработки почв, осушение земель, борьба с эрозией и т.д. Различали следующие типы залежей: а) бурьяновую залежь - накапливались семена сорняков; б) пырейный тип залежи - больше органики, появляется структура почвы; в) тонконоговую и тинцовую залежь - формируется почвенная структура. При переходе от залежно-паровой системы к паровой площадь залежей сокращалась (с 39 до 13% в Енисейской губернии, с 10,1 до 6,3% - в Иркутской, с 52 до 28% - в Курганской и т.д.). Сроки залежи в разных регионах варьировали от 3 до 4 лет. Продолжительность эксплуатации земель зависела от их плодородия (лучшие земли в Енисейской губернии - 25-66 лет, а худшие - 8-25; в Томской соответственно 10-15 и 4-7 лет). Различали разные стадии бурьяновой залежи - осот, белая полынь, лебеда и др. В Тобольской губернии в 1895 г. прирост урожая за счет залежи по сравнению с посевами по жнивью составлял: для пшеницы - 3,6 ц/га, озимой ржи - 6 ц/га, ячменя - 4,1 ц/га, овса - 5,6 ц/га. В целом переход к залежи был связан не столько со снижением плодородия, сколько с большей засоренностью полей. Одновременно учитывали и разную отзывчивость культур на паровой предшественник.
Заметим, что в залежной системе после прекращения вспашки и посевов, по существу, использовались «силы природы» - автогенная сукцессия, т.е. постепенное изменение естественного растительного сообщества. При этом в зависимости от климатических и погодных условий происходило изменение ботанического (видового) состава и продуктивности травостоя. Как уже отмечалось, в соответствии с системой жизненных стратегий растений, Л.Г. Раменский выделял три первичных типа: виоленты (С) - растения благоприятных условий местообитания, с высокой энергией разрастания, что обеспечивает им доминантное положение в фитоценозах; патиенты (5) - растения неблагоприятных условий существования (дефицит влаги, NРК, света и др.), т.е. устойчивые к действию абиотических и биотических стрессоров; экспреленты (R) - растения благоприятных условий, с высокой энергией размножения, характерные для первых стадий сукцессий (большинство видов сорных сегетальных и рудеральных растений). Обычный ход сукцессии в травосмеси включал: за видами-экспрелентами следовали растения рудеральные, т.е. виды первых этапов сукцессии. Реальное и эффективное использование естественных сукцессий с целью повышения плодородия сельскохозяйственных угодий обусловлено их направленностью и скоростью. С этой целью может быть использовано и залужение, т.е. рекультивационная сукцессия. Причем этими процессами можно управлять за счет обработки почвы, внесения удобрений, гербицидов, посева трав, пастьбы и т.д. Видовой состав естественных фитоценозов (залежей), а также мозаичность фитоценоза - горизонтальная и вертикальная меняются в зависимости от экологических условий. Так, в условиях засухи преобладают виды-патиенты.
Особенно специфичной оказалась система земледелия на Дальнем Востоке. Здесь к зоне избыточного увлажнения относятся основные земледельческие районы Хабаровского и Приморского краев, большей части Амурской и частично Сахалинской областей, где сосредоточено 95% пахотных земель и почти 98% естественных кормовых угодий. Представлены они в основном равнинами, склонами небольшой крутизны и увалами, покрытыми бурыми, буро-подзолистыми и лугово-глеевыми почвами, промерзающими на глубину до 2-3 м. Подавляющая часть территории основных типов почв характеризуется очень низким коэффициентом фильтрации, за исключением луговых оструктуренных и луговых черноземовидных почв, площадь которых не превышает 15% от общей площади пахотопригодных земель.
По мнению Казьмина, освоение систем земледелия и технологических решений в дальневосточной зоне приходится осуществлять в сложных условиях муссонного климата, главная особенность которого состоит в неравномерном распределении основных агроклиматических факторов, в первую очередь, осадков, более двух третей которых выпадает во второй период вегетации растений. Поля и луга в это время сильно переувлажняются, а на низких местах затапливаются вышедшими из берегов реками. Потери от переувлажнения достигают 50 и более процентов урожая, а в отдельные годы на бессточных равнинах он полностью вымокает. Переувлажнению способствует маломощность почв, низкая водопроницаемость подпахотных горизонтов. Все это и предопределяет в этих условиях необходимость предварительного профилирования почв и использования грядово-гребневых технологий.