Новости
09.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


17.12.2015

Обычно считается, что в зависимости от целевой установки, можно различать научную, технологическую и экономическую классификацию почв. Если в научной классификации определяющими являются признаки генезиса почвы, зачастую не имеющие особого значения с точки зрения ее сельскохозяйственного использования, то при технологической, наоборот, учитывают именно те признаки и свойства, которые оказываются определяющими для жизни (роста и развития) того или иного вида возделываемых растений. И, наконец, экономическая классификация почв характеризует их с позиций способности приносить большую или меньшую ренту, т.е. доход. Очевидно, что при всей важности генетической классификации почв, изложенной в трудах В.В. Докучаева и его школы, она не может заменить технологическую (агроэкологическую) и экономическую классификации.
Агрономические школы Западной Европы и США, взяв за основу научную классификацию почв В.В. Докучаева, дали целый ряд почвенных классификаций, учитывающих в той или иной степени естественно-исторические, технологические, агроэкологические, экономические и другие признаки, имеющие важное значение в сельском хозяйстве. Так, уже с 1980-х гг. классификации земель в США базировалась на степени их пригодности для ведения той или иной сельскохозяйственной отрасли. С этой целью введено 8 классов земель, из которых только 1-3 классы (249 млн га) имели минимальные ограничения для интенсивного земледелия.
В плане обсуждаемого вопроса определенный исторический интерес представляет классификация Копе-Зеттегаста, в соответствии с которой все почвы делятся на 10 классов:
I класс. Пшеничные почвы 1-го кл. Глинистые или низинные. Пригодны для наиболее требовательных и ценных растений - пшеницы, корнеплодов, рапса, клевера;
II класс. Ячменные 1-го кл. Суглинистые. Пригодны для всех видов растений, произрастающих на почвах 1-го класса, но менее урожайны для пшеницы и свеклы;
III класс. Пшеничные 2-го кл. Тяжелые глинистые. Растения возделывают те же, что и в 1-м классе. Пшеница и овес лучше, чем рожь и ячмень. Дают обыкновенно очень тяжеловесное зерно;
IV класс. Ячменные 2-го кл. Суглинистые. Хорошо удаются корнеплоды и бобовые, а картофель лучше, чем свекла. Рожь и ячмень дают урожай больше, чем пшеница, а сами урожаи очень постоянны; хорошо родится рожь; пшеница вовсе невозможна; ячмень только при высококультурном состоянии почвы. Особенно подходящей являются яровая рожь и люпин, которые выгодно использовать в качестве зеленого удобрения. Культура бобовых трав с обязательной примесью злаковых трав. При высококультурном состоянии почвы выращивают только картофель и брюкву, но не свеклу.
VI класс. Пшеничные почвы 3-го кл. Холодные, глинистые, сходные с III классом. Растения страдают от избытка влаги; при засухе ссыхаются в камень с плиткообразными отдельностями. Пшеница, как более выносливая по отношению к связности и влаге, на этих почвах дает высокие урожаи.
VII класс. Ржаные почвы 2-го кл. Теплые, песчанистые, легкие и бедные или слегка суглинистые песчанистые, слабо способны удерживать воду, мелкозернистые, часто пылеватого строения. Хорошо растет только рожь, а яровая лучше озимой. Из других зерновых несколько лучше овес и гречиха, ячмень - хуже. Из бобовых кормовых - белый клевер, хмелевидная люцерна в смеси с малотребовательными злаковыми разных видов. Из технических - только картофель.
VIII класс. Овсяные почвы 1-го кл. Типичная глинистая почва, очень связная, суровая и холодная, со всеми свойствами кирпичной глины, вязкая в сыром состоянии и твердая с плиткообразными отдельностями - в сухом. Обработка ... очень трудная,... обходится очень дорого .... Из хлебов удаются только яровые, лучше других овес. Пшеница яровая возможна при благоприятных условиях климата. То же вика, горох и клевер.
IX класс. Ржаная почва 3-го кл. Типичный бедный песок, крупнозернистый до хряща. Хлеба родятся очень плохо, часто выгорая; лучше других рожь; самое рациональное ее использование в виде лесных посадок;
X класс. Овсяная почва 2 и 3-го кл. (или сборный класс). Хрящевые почвы, полностью лишенные гумуса и непригодные для культуры. На сухих местах можно культивировать рожь, люпины, гречиху, картофель, а на более влажных - овес. Но лес большею частью будет доходнее земледелия, потому что урожаи здесь низки и очень неустойчивы.
Для более детальной характеристики отдельных почв Зеттегаст вводит промежуточные классы (междуклассы) и подклассы (II А, III В, VII С и т.д.).
Главным недостатком указанной классификации, считает А.И. Скворцов, является отсутствие места для чернозема, слишком мало уделено внимания химической природе почвы; упущено из виду значение органических веществ и извести. И все же, продолжает автор, сравнивая эту классификацию с естественной классификацией Докучаева-Сибирцева и признавая, что последняя, несомненно, более научна, для сельскохозяйственных и технических целей она одновременно оказывается слишком геологичной. Далее А.И. Скворцов предлагает классификацию, включающую XV классов почв, где им делается попытка как бы объединить рассмотренную выше классификацию Зеттегаста с естественной классификаций почв В.В. Докучаева и Н.М. Сибирцева. И хотя в этом варианте представлены уже черноземы, лесовидные, серые лесные, каштановые, подзолистые, болотные, солончаковые и другие классы почв, с более полной характеристикой их химических и физических свойств, ни в одном из этих классов нет уже даже упоминания об отношении к ним разных видов растений, т.е. исчезла агроэкологическая сущность классификации Зеттегаста. Что касается экономической классификации почв, то в данном случае речь идет об их экономической оценке, а еще точнее - установлении принципов их агроэкологической бонитировки при продаже и/или покупке, составлении земельного кадастра, аренде, залоге и т.д.
В качестве наиболее удовлетворительной экономической классификации почв А.И. Скворцов приводит систему Г. Крафта, появившуюся в 1865 г. и включающую оценку в баллах 10 признаков, в т.ч. типа почвы (от 1 до 25 баллов), мощность почвы (от 1 до 10), характера подпочвы (1-10), содержания гумуса (1-5), угла наклона от 1 до 14 и более градусов (1-5), водоудерживающей способности (1-10), ориентации склона (при 5 баллах для западного и восточного, 3 для северного и 1 для южного), степени пригодности для тех или иных видов растений (пшеницы и клевера - 10 баллов; ячменя и люцерны - 8, овса - 3, ржи - 1); окультуренности и удобренности (отличная - 10 и плохая - 2). Если сумма баллов по всем указанным признакам достигает 100, то речь идет об оптимальной почве. При всех очевидных недостатках этой классификации (суммирование, а не умножение показателей, различная роль любого из признаков в определении качества разных типов почв, а также существенно разной реакции на них различных видов растений, особенно в части склонов и др.) она позволяет все же представить разницу между научно-геологической и техническо-экономической классификациями почв.
Главный же недостаток экономической классификации почв Г. Крафта и значительно более совершенной экономической бонитировки почв В.В. Докучаева (где показатель каждого признака почвы является выражением тех или иных реальных количественных отношений), по мнению А.И. Скворцова, состоит в том, что ложным становится сам принцип, положенный в основу бонитировки, в соответствии с которым качество почвы принимается абсолютно-пропорциональным не только ее техническому достоинству, но и рентной способности. Между тем как техническая, так и рентная способность почвы при разной комбинации их основных составляющих может быть существенно разной. Кроме того, в указанных классификациях не учитываются близость рынков, наличие водных источников, населенность территории и другие естественные и экологические условия, оказывающие непосредственное влияние на возможность получения того или иного чистого дохода с данной почвы.
Земля в сельском хозяйстве, считал А.Ф. Фортунатов, является незаменимым фактором, поскольку никем не создается, не перемещается, не уничтожается, обладает неизменностью (ограниченностью) количества и представляет практически неисчерпаемую производственную силу. Все это вместе взятое предостерегает от смешения земли с капиталом - произведением рук человеческих. Автор выделяет две группы почвенных классификаций: естественно-исторические и культурно-исторические (экономические в широком смысле слова). Последняя распадается на две подгруппы: технические и собственно экономические. В технических классификациях учитываются связь почвы и техники возделывания отдельных культур. При этом стараются разделить почвы как по пригодности к культуре отдельных растений, так и по величине валового дохода, доставляемого разными культурами. Собственно экономические классификации, наряду с валовым доходом, принимают во внимание и чистый доход, получаемый при использовании разных почв. Из технических классификаций в Германии, согласно А.Ф. Фортунатову, наибольшее распространение имела классификация Зеттегаста, характеризовавшего почвы по химическому составу (богатству), физическим свойствам, глубине почвы, качеству подпочвы и особенно по тем культурным растениям, которые дают сравнительно высокие урожаи на почвах данного типа. Основные классы почв носят название пшеничных, ячменных, ржаных и овсяных с разными подразделениями. Мы специально хотим обратить внимание читателя на агроэкологический подход к классификации почв в работах Зеттегаста и А.Н. Скворцова, базирующихся на взаимосвязи особенностей адаптивного потенциала культивируемых видов растений и местных почвенно-климатических условий. Так, на основе анализа урожайности ржи в Европейской России за период 1798-1893 гг. А.Ф. Фортунатов считал, что ее вариабельность в нечерноземных губерниях меньше, чем на черноземных почвах. Причем на более тяжелых почвах вариабельность выше, чем на легких.
Адаптивный подход к пониманию плодородия почвы, согласно С.М. Богданову, состоит в том, что последнее должно определяться лишь как соотношение между почвой и растением. «Без растения, - пишет он, - нельзя говорить о плодородии почвы ... Следует упоминать не только о растениях вообще, но и говорить, по отношению к каким растениям определялось в данном случае плодородие почвы». Именно адаптивный подход предопределил то, что на юге Самарской губернии в начале XX в. наряду с господствующим трехпольем, использовалось и пестрополье (4-е поле - разные культуры).
При оценке агроклиматического потенциала России нередко забывают, что именно в нашей стране расположена большая часть чернозема - материального носителя величия и мощи России как земледельческой державы. Уже стала легендой история о Кубическом монолите (каждая грань которого составляла 2 метра) воронежского чернозема, демонстрировавшегося в 1900 г. на Всемирной выставке в Париже, а затем длительное время хранившегося в агрономическом музее Сорбонского университета. По мнению большинства ученых уникальная агрономическая и экологическая ценность чернозема позволяет считать его эталоном, т.е. «царем» почв.
В черноземах ЦЧО (Центральное Черноземье) и соседних областей содержание гумуса на глубине 0-25 см достигает 8-11%. При этом для целинных черноземов центра Русской равнины мощность гумусового профиля достигает в среднем 80-90 см, количество гумуса в верхнем слое варьирует от 7 до 12%, а энергопотенциал органического вещества в слое 0-50 см - от 3300 до 7500 ГДж/га. В соответствии с обобщенными данными, средняя скорость прироста гумусового горизонта глинисто-суглинистых черноземов с начала голоцена не превышает 1 см в 100 лет, а за счет современного почвообразования может быть компенсировано не более 25-30% потерь от смыва склоновых почв ЦЧО. И хотя за последние 100 лет произошли существенные изменения агроэкологических параметров черноземов, содержание гумуса в типичных пахотных черноземах Среднерусской провинции составляет 4,8-6,4%, а на столетних пастбищах - 9,6-10,7%.
Черноземы на каждом гектаре содержат в среднем 500-600, а на Кубани даже 1 тыс. т гумуса, а каждая тонна гумуса обладает примерно 5106 ккал запасенной энергии, энергетический потенциал почвенного плодородия черноземов можно оценить в 2,5*10в9 - 5,0*10в9 ккал/га. Уровень энергосодержания почвы должен учитываться как при разработке технологий, так и общей стратегии землепользования. Так, если степные черноземы, гумус которых оценивают в 2*10в9 ккал/га, способны сохранять плодородие в течение длительного времени, то плодородие красноземов влажнотропических лесов (энергия их гумуса оценивается в 0,9*10в9 ккал/га) быстро иссякает.
Ранее уже отмечалось, что в поверхностном слое одного гектара плодородной почвы содержится до 7 т живой бактериальной массы. Причем в течение вегетационного периода формируется около 30 поколений бактерий, т.е. их ежегодно функционирующая масса достигает 70-200 т/га. В процессе жизнедеятельности почвенная микрофлора перерабатывает органические остатки в почве, а сама микробная масса, величина которой находится в прямой зависимости от наличия органики в почве и в которой имеется около 10-12% N, 3% Р2О5 и 2,2% К2О, является важным источником доступных растениям питательных веществ. Почвенные микроорганизмы способны также синтезировать целый ряд физиологически активных веществ (ферменты, регуляторы роста, витамины), которые даже в небольшом количестве ускоряют процессы минерализации, гумификации и рост растений. Велико значение микроорганизмов в разрушении и новообразовании почвенных минералов, в первичном почвообразовательном процессе, в разнообразных превращениях соединений фосфора, железа, микроэлементов и др. Важную роль в почве выполняют также беспозвоночные организмы, почвенные животные, микроорганизмы, продуцирующие антибиотики (пенициллин, стрептомицин и др.), сапрофитные азотфиксирующие бактерии и др. Именно благодаря функционированию биологических компонентов почвы, считает Егоров, при нормальном росте и развитии растения усваивают свыше 60 минеральных элементов, тогда как с макро- и микроудобрениями они получают обычно не более 10. Поэтому целенаправленное воздействие на биологические процессы в почве оказывается важнейшим средством повышения ее плодородия, а следовательно, величины и качества урожая.
При разработке региональных систем растениеводства видовая структура посевных площадей, схемы ротации севооборотов, технологии возделывания и уборки являются важнейшими факторами, правильное использование которых позволяет не только повысить величину и качество урожая, но и обеспечить меньшую зависимость продуктивности агроценозов от поступления различных соединений. Если фосфор, содержащийся в фосфоритной муке, доступен для люпина, гречихи, горчицы, то пшеница, ячмень, просо его не используют. Культивируемые виды растений различаются по поглотительной способности корней, скорости их роста, наличию и степени микоризной инфекции, продолжительности активной жизни корней. Онипченко не исключает наличия механизма частичной геохимической комплементарности отдельных видов растений и, в частности, различий между ними по соотношению используемых азота, фосфора, калия, кальция, магния и других элементов.