Новости
09.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


17.12.2015

Идеи В.В. Докучаева, которого справедливо считают основоположником зональной агрономии, получили наибольшее развитие в ландшафтном районировании территории. Хотя слово ландшафт и означает, по словам Л.С. Берга, просто-напросто «территорию», или по-русски «урочище», ряд исследователей односторонне и неверно акцентируют внимание на синониме этого слова - «пейзаж». В картине И.И. Шишкина «Рожь», по мнению Ю.Г. Саушкина, как нельзя лучше отражены самые характерные черты «ржаного ландшафта» нашей лесной полосы. И.С. Лупинович считал, что поскольку в основу учения о ландшафтах были положены идеалистические взгляды, их развитие привело к «скатыванию на путь идеалистической географии». Неточность и необъективность такой трактовки очевидны хотя бы потому, что даже в неспециальных словарях подчеркивается главная особенность термина «географический ландшафт» как «области, характеризующейся суммой типичных признаков, в которых различные элементы (рельеф, почвы, климатические особенности и др.) соединяются в одно целое, взаимно действуя друг на друга».
Именно взаимосвязь между составляющими природный комплекс компонентами рассматривается в качестве наиболее характерного и важного принципа при выделении ландшафтных систем. Так, один из основоположников ландшафтного районирования территории Л.С. Берг писал: «... Географический ландшафт - есть такая совокупность, в которой особенности рельефа, климата, вод, почвенного и растительного покрова и животного мира, а также деятельности человека сливаются в единое гармоничное целое, типически повторяющееся на протяжении известной зоны земли». Для ландшафта характерно полное приспособление всех его элементов друг к другу. При этом каждый ландшафт, подчеркивал Л.С. Берг, есть как бы некий организм, где части обусловливают целое, а целое влияет на все части. Ландшафт влияет на гидрологический режим, почвенный покров, рельеф, сообщества растений и животных, проявляя селективную роль в формировании последних. Рассматривая сельское хозяйство как отрасль, позволяющую с помощью организмов наиболее рационально использовать для нужд человечества энергию солнечного луча, Л.С. Берг отмечал, что возможность реализации этой цели находится в теснейшей зависимости от ландшафтов и, следовательно, познание их имеет первенствующее значение для установления разумной системы сельского хозяйства.
К числу важнейших положений современного ландшафтоведения относится признание реально существующих в природе определенных комплексов, или сочетаний взаимообусловленных компонентов среды, которые называют «природными ландшафтами», или «природными комплексами». Наиболее полно принципы ландшафтного районирования сельскохозяйственной территории в условиях пересеченного рельефа Молдавии были освещены в работах Проки, который считал, что с помощью структуры ландшафтов можно классифицировать природные типы земель как природные экологические комплексы, отражающие совокупность природных условий однородных в естественном отношении участков. В качестве морфологической части ландшафта он рассматривал природно-территориальные «комплексы», а для территорий с повышенной расчлененностью в качестве самостоятельной единицы предлагал «ландшафтную полосу». Характерной особенностью природно-территориального комплекса является его устойчивость, обеспечиваемая взаимосвязями между компонентами природы. При этом гамма микро- и мезоклиматов строго распределяется по морфологическим единицам ландшафта.
Для условий Молдавии Прокой были выделены 43 морфологические единицы ландшафтов и 73 географических ландшафта. Каждая единица ландшафта характеризуется долговременными особенностями геоморфологических процессов (почвы, типы эрозии, определенный режим и динамика тепла, влаги и т.д.), знание которых должно быть основой размещения сельскохозяйственных культур (имея в виду не только получение урожая, но и сохранение плодородия почвы), проведения гидротехнических (орошение, осушение и пр.) и противооползневых мероприятий, посадки лесополос, т.е. всей системы землепользования. Максимальный учет природной обстановки на основе выделения основных морфологических частей ландшафта (природных территориальных комплексов, фаций, урочищ, местностей, полос) необходим и для правильной организации сельскохозяйственного производства, включая размещение населенных пунктов, земельных массивов (полевых и других севооборотов, массивов садов и виноградников, пастбищ, сенокосов), дорожной сети и т.д. В зависимости от типа ландшафтного комплекса устанавливаются величины предельной антропогенной нагрузки (для предотвращения неблагоприятной экологической ситуации), разрабатывается нормативная база мелиоративных мероприятий. В целом, по мнению Проки, развитие адаптивного растениеводства требует глубоких знаний иерархии ландшафтных комплексов, а также особенностей их природных условий.
В 1993 г. были опубликованы методика и схема ландшафтно-экологического районирования территории России, в соответствии с которыми на макроуровне выделено 9 зон, включающих 34 ландшафтно-экологических района. В этой же работе были предложены и принципы выделения типов земель, а также землеустроительной ландшафтно-экологической дифференциации территории с обозначением структурных единиц ландшафтов (урочищ, ландшафтных полос, фаций), на базе которых формируются первичные территориальные агроландшафтные единицы - экологически однородные (рабочие) участки. К физико-географическому (ландшафтному) районированию, считает Ракитников, близки методы выделения типов сельскохозяйственных районов, границы которых совпадают с рубежами физико-географических зон. К такому выводу автор пришел на основании сравнения границ сельскохозяйственных районов и схем природного районирования для целей сельского хозяйства, разработанных Е.Н. Ивановой, П.А. Летуновым, H.H. Розовым, В.М. Фридландом и С.А. Низваловым в 1962 г. К сожалению, на эти работы, как, кстати, и на вышеприведенные фундаментальные исследования в области агроландшафтов Проки, в современных интерпретациях ландшафтного земледелия ссылки встречаются крайне редко.