Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


18.12.2015

Очевидно, что при разработке концепции обеспечения продовольственной безопасности России в долговременной перспективе следует учитывать ресурсный потенциал страны (землеобеспеченность, особенности почвенно-климатических условий, наличие энергетических, минеральных и водных ресурсов - нефть, газ, минеральные удобрения, мелиоранты, запасы пресной воды и др.), социально-экономическое, политическое и демографическое положение страны (темпы роста ВВП, внешний и внутренний долг государства, степень расслоения общества на бедных и богатых, этнические особенности), необходимость обеспечения государственной и национальной безопасности, геополитическую ситуацию и состояние мирового рынка продовольствия и т.д.
Многие исследователи вполне справедливо, на наш взгляд, оценивают состояние продовольственной безопасности России как критическое. Об этом наглядно свидетельствует превышение пределов основных социально-экономических показателей, используемых ООН для определения кризисной ситуации:
- уровень падения производства и капиталовложений в сельское хозяйство превысил потери СССР во Второй мировой войне;
- доля импортных продуктов питания в среднем достигает 40-50%, а в промышленных центрах (Москве, Санкт-Петербурге) выше 70%;
- доля населения, живущего за чертой бедности, составляет 70%, а уровень безработицы - 30%;
- сокращение населения (отношение числа умерших к числу родившихся) достигло беспрецедентно критического уровня;
- уровень алкоголизации коренного населения превысил все когда-либо существовавшие в истории страны показатели;
- уровень преступности и психической патологии стал выше рекордных по мировым стандартам величин.
Как справедливо считают Моисеев и Родина, построение в России общества, навязываемое сверху без обсуждения и без альтернативы, вызывает сопротивление большей части населения и, в первую очередь, сельских жителей России. Опрос населения (с участием специалистов ООН) показывает, что 70% граждан страны выступают против формирования общества, характеризуемого как номенклатурный, олигархический, клановый или криминально-бюрократический капитализм и не соответствующего менталитету российского народа, исторически ориентировавшегося на социалистический идеал развития. Об этом, в частности, свидетельствуют провалы практически всех новых форм сельскохозяйственного производства, выдвинутых в последние годы:
1) Фермеризация сельского хозяйства за счет раздела коллективных хозяйств на мелкие «семейные фермы» не обеспечила даже малейшего прогресса в увеличении производства продуктов питания. Известно, что во всем мире происходит процесс не дробления, а наоборот, укрупнения ферм с использованием самых совершенных и дорогостоящих средств интенсификации.
2) Создание финансово-промышленных групп, инвестиционных фондов, консалтинговых фирм и других структурных образований, выполняющих заказ государства по развитию и/или модернизации производства. Однако и эти формы не получили развития из-за высокой степени риска.
3) Организация производственных и производственно-сбытовых кооперативных объединений, в которых бывшие колхозы являются разновидностью производственных кооперативов.
4) Образование таких крупных корпораций по отдельным секторам экономики (продукты, напитки и т.д.), которые имеют свои исследовательские центры (создание и использование новаций), системы производства и переработки сырья (получение минимальных издержек производства) и фирменные системы реализации продукции (расширение и контроль продовольственных рынков в различных странах).
Большинство исследователей проблем продовольственной безопасности считают, что уже в начале XXI в. неизбежен мировой продовольственный кризис, обусловленный бесконтрольным ростом населения в большинстве слаборазвитых стран, сокращением пахотных земель, прогрессирующим использованием невосполнимых ресурсов, а также загрязнением и разрушением биосферы Земли. В этой связи обращается особое внимание на такие известные биологические законы, как «отметание естественным отбором неумеренных видов», неспособность Homo sapiens адаптироваться к нарушенному экологическому равновесию биосферы, вследствие соответствующей «эволюционной памяти» своего генотипа, изменение порога которой за счет отбора на устойчивость к загрязнителям (в отличие от всех других биологических видов, жертвующих большей частью численности своих популяций ради жизненно «полезной» мутации или рекомбинации) невозможно. К этому же перечню следует отнести и «закон убывающего плодородия», или «уменьшающихся прибавок урожая», характеризующего «абсолютно неустранимые особенности» растениеводства, важнейшей из которых является необходимость увеличения затрат невосполнимых ресурсов на каждую дополнительную единицу урожая, в т.ч. пищевую калорию. Ранее нами уже обсуждалось и положение Мальтуса, актуальность которого в начале XXI в. подтверждается фактическим снижением темпов наращивания производства продуктов питания и постоянным ростом численности населения Земли.
По этим и другим причинам выдвигается большое число различных предложений, базирующихся на «перераспределении ресурсов и продовольствия» между «богатыми и бедными» странами в пользу последних; отказе от «сверхпотребления» животных продуктов и даже переходе к вегетарианству и др. При этом, например, «институциальные» концепции исходят из главенствующей роли международных организаций в решении продовольственной проблемы. Этой концепции придерживается ряд американских и английских ученых, считающихся авторитетными международными экспертами (Дж. Аллен, Ф. Сандерсон, Д. Гэйл Джонсон и др.), а также некоторые политические деятели: Р. Макнамара (США, бывший президент Международного банка реконструкции и развития), С. Марей (АРЕ, бывший председатель Всемирного продовольственного Совета), С. Азиз (Пакистан, бывший президент Международного фонда сельскохозяйственного развития) и др.
Приверженцы «технологических» концепций ставят во главу угла решения продовольственной проблемы техническое перевооружение и ускоренное развитие сельскохозяйственного производства в развивающихся странах (при условии оказания им необходимой научно-технической и финансовой помощи со стороны Запада), а также предусматривают расширение производства продовольствия в развитых странах и его торговых поставок государствам развивающегося мира. К числу «техницистов» можно отнести американских ученых Н. Борлауга, Г. Джонсона, Т. Поулмена, англичан М. Оллэби, Л. Марстренда и др.
«Дипломатическая» концепция предусматривает широкое использование продовольственной помощи «недоедающим» странам, однако вовсе не из альтруистических побуждений, а в качестве действенного «дипломатичного оружия» для обеспечения соответствующей интересам США и ЕС политической и внешнеполитической ориентации стран-реципиентов. Наибольшее развитие эта концепция получила среди американских политиков (к ним относятся 3. Бжезинский и др.).
Согласно концепции В. Леонтьева, повышение самообеспеченности развивающегося мира продовольствием выступает, помимо прочего, в качестве важного средства улучшения платежного баланса. Главный резерв решения продовольственной проблемы он видит в увеличении средней урожайности зерновых и других культур минимум вдвое при одновременном расширении примерно на одну четверть пахотных площадей.
К числу наиболее интересных «глобальных» концепций сточки зрения анализа мировой продовольственной проблемы, по мнению Г.Л. Фактора, можно отнести доклад «Перестройка мирового экономического порядка», подготовленный для Римского клуба группой голландских ученых под руководством известного экономиста Я. Тинбергена. В нем, в частности, отмечается ущерб, наносимый продовольственному положению ряда развивающихся стран «сырьевым» характером сельского хозяйства, специализирующегося на производстве экспортного промышленного сырья (каучук, хлопок, сизаль, арахис и т.п.), вследствие чего продовольственное снабжение населения этих стран ставится в чрезмерную зависимость от экспорта и иностранной помощи.
Авторы «гуманистической» концепции решения мировой продовольственной проблемы, которая получила широкое распространение, считают продовольственную и техническую помощь главными инструментами ликвидации продовольственного дефицита в развивающихся странах. Расширение такой помощи должно в какой-то мере идти за счет уменьшения чрезмерного потребления продовольствия в развитых странах (в расчете на энергетическое и белковое содержание рациона). При этом даются эстетические оценки «эгоизма богатых стран», монополизирующих дефицитные продовольственные ресурсы и стремящихся извлечь из этого политические выгоды.
Концепция государственной политики в области здорового питания населения, разработанная в России с учетом решений Конференции ООН по окружающей среде и развитию, декларации Международной конференции по питанию, рекомендаций Всемирной организации здравоохранения по данной проблеме, резолюции Международной конференции по политике в области здорового питания населения России, предусматривают комплекс мероприятий, направленных на создание условий, обеспечивающих удовлетворение потребностей различных групп населения в рациональном и здоровом питании с учетом их традиций, привычек и экономического положения, а также требований медицинской науки. Основной задачей государственной политики в области здорового питания является создание экономической, законодательной и материальной базы, обеспечивающей:
- производство в необходимых объемах продовольственного сырья и пищевых продуктов;
- доступность пищевых продуктов для всех слоев населения;
- высокое качество и безопасность пищевых продуктов;
- обучение населения принципам рационального, здорового питания;
- постоянный контроль за состоянием питания населения.
На первом этапе реализации государственной политики создаются научные, экономические, нормативно-правовые и организационные условия для увеличения объемов производства отечественных пищевых продуктов, витаминов и микроэлементов, совершенствования системы государственного контроля качества продовольственного сырья и пищевых продуктов на всех стадиях - от поля или фермы до потребителя. Одновременно государство формирует нормативную и законодательную базу, принимая законы, регулирующие отношения между производителем и продавцом сырья и пищевой продукции, разграничивающие полномочия и ответственность за реализацию государственной политики в области здорового питания между федеральными органами и органами субъектов Российской Федерации; организует системы адресной помощи малоимущим слоям населения, ведет пропаганду здорового питания и финансового обеспечения соответствующих мероприятий; осуществляет улучшение структуры питания за счет увеличения доли продуктов массового потребления с высокой пищевой и биологической ценностью, в т.ч. продуктов, обогащенных белком, витаминами и минеральными веществами, на 30-40% - свежих овощей и фруктов. Реализуются также мероприятия по гармонизации показателей качества и безопасности продовольствия в соответствии с рекомендациями международных организаций (ВОЗ, ФАО и других). В научной сфере проводятся фундаментальные, комплексные и междисциплинарные исследования в области науки о питании и смежных областях, включая уточнение потребностей человека в пищевых веществах и энергии, защитных свойств пищи, создание новейших технологий производства переработки, хранения и транспортирования продовольственного сырья и пищевых продуктов.
К сожалению, разработанная в нашей стране концепция государственной политики в области здорового питания населения не только не раскрывает главных причин кризиса в этой области, но и содержит целый ряд явно ошибочных положений. В их числе:
- неоправданное уменьшение доли государственных инвестиций в устойчивое наращивание производства сельскохозяйственной продукции;
- недостаточное внимание развитию производственной инфраструктуры АПК, вследствие чего потери уже выращенной сельскохозяйственной продукции составляют в среднем 30-40% и более;
- крайне низкий уровень развития социально-культурной сферы в сельской местности, а также оснащенности хозяйств современной техникой, удобрениями и пр.;
- нарушение принципов агроэкологического макро-, мезо- и микрорайонирования сельскохозяйственных угодий, сохранение «уравнительного» внутрихозяйственного землеустройства, являющегося следствием игнорирования дифференцированной земельной ренты. С неадаптивным размещением сельскохозяйственных культур связаны ежегодные потери не менее трети сельскохозяйственной продукции, резкое снижение ее качества, гибель миллионов гектаров посевов озимых, сотен тысяч гектаров многолетних насаждений;
- нежелание большинства хозяйств перейти к более дифференцированному использованию лимитирующих величину и качество урожая ресурсов, пересмотреть сложившуюся видовую структуру посевных площадей в сторону биологизации и экологизации интенсификационных процессов, т.е. насыщения ее бобовыми культурами, в т.ч. многолетними травами, культурами и сортами-взаимострахователями, повышения средоулучшающей, (фитосанитарной, фитомелиоративной и пр.) роли севооборотов и др.
Дальнейшее совершенствование системы адаптивного производства сельскохозяйственной продукции в России тесно связано с изменением структуры потребления и производства зерна. Так, при доведении доли комбикормов до 75-90% и уменьшении удельного веса в них зерновых компонентов до 45% (вместо нынешних 80%) потребность в фуражном зерне могла бы быть снижена как минимум на 20-25 млн т. Одновременно должны произойти изменения в региональной структуре животноводства в сторону повышения удельного веса скотоводства и овцеводства, базирующихся на «сенном» типе кормления (преимущественно в нечерноземной зоне), и наращивания производства продукции отраслей «концентратного» типа (свиноводства и птицеводства) в основных зернопроизводящих регионах (Северо-Кавказском, Поволжском, Центрально-Чермоземном, Уральском и Западно-Сибирском экономических районах). Необходимо также расширить использование в комбикормовой промышленности ржи, овса и ячменя, неоправданно вытесненных в ряде регионов фуражной пшеницей, и увеличить производство высококачественных (сильных, ценных и твердых) сортов пшеницы в зонах их традиционного возделывания.
Основная сфера АПК - сельское хозяйство получает производственные ресурсы из 80 отраслей и поставляет свою продукцию более чем в 60 из них. Динамичное развитие агропромышленного комплекса, и в особенности растениеводства и животноводства - решающее условие наращивания и качественного улучшения продовольственных ресурсов страны при снижении затрат населения на полноценное питание. Наряду с необходимостью существенного увеличения поставок продовольствия на внутренний рынок в основном за счет отечественных источников, интересы повышения продовольственного обеспечения населения требуют использования и преимуществ международного разделения труда. При этом импорт должен рассматриваться как средство не только расширения ассортимента, но и формирования на внутреннем рынке конкурентной среды с целью удешевления продуктов и повышения их качества.
Устойчивость самого сорта к действию абиотических и биотических стрессоров является главным условием реализации потенциальной продуктивности агроценоза, а следовательно, и эффективности как низкого, так и высокого уровня вложений техногенных ресурсов. Сам же уровень техногенной интенсификации растениеводства должен быть экономически и экологически обоснованным, т.е. в полной мере учитывать адаптивные особенности сортов, а также местные почвенно-климатические и погодные условия. И чем они хуже, тем значительнее роль адаптивного подхода к подбору культур и сортов при одновременной минимизации эксплуатационных (дозы удобрений, пестицидов, способ обработки почвы и пр.), но не средоулучшающих (орошение, осушение, известкование и пр.), техногенных затрат.
В настоящее время широко известен высокий уровень дифференциации эффективности техногенных факторов (минеральных удобрений, мелиорантов, пестицидов, техники) на территории России и других стран. Опыт XX столетия, в т.ч. и в нашей стране, свидетельствует о том, что в регионах с низкой эффективностью энергетических затрат исключительно важную роль играют биологизация и экологизация интенсификационных процессов, и в первую очередь увеличение доли посевов многолетних и однолетних трав, развитие полевого кормопроизводства, повышение продуктивности сенокосно-пастбищных угодий, развитие на этой основе молочно-мясного скотоводства и овцеводства.
В отличие от преимущественно химико-техногенной и альтернативных (биодинамической, биоорганической, экологической и др.) систем земледелия, отдающих предпочтение техногенным и биологическим факторам интенсификации и даже противопоставляющих их, адаптивная стратегия ориентирована на:
- комплексное использование всех средств интенсификации (биологических, техногенных и др.) для достижения наибольшего интегративного эффекта в продукционном и средоулучшающих процессах агроэкосистем, а также исключение загрязнения и разрушения природной среды (сохранение высокого качества среды обитания);
- экологизацию и биологизацию интенсификационных процессов на уровне технологий, а также конструирования агроэкосистем и агроландшафтов с целью снижения расходов исчерпаемой энергии и других невосстановимых ресурсов на каждую дополнительную единицу продукции, в т.ч. пищевую калорию;
- уменьшение зависимости продуктивности и экологической устойчивости агроэкосистем от «капризов» погоды, а также от применения невосполнимых ресурсов и энергии (высокая агроэкологическая надежность функционирования агроэкосистем);
- получение качественных и безопасных продуктов питания и сырья для промышленности (высокое качество пищи).
Реализация адаптивной концепции обеспечения продовольственной безопасности России предполагает:
1. Адаптивное размещение важнейших культур за счет агроэкологического макро-, мезо- микрорайонирования сельскохозяйственной территории, уделив при этом особое внимание:
- созданию и восстановлению зон товарного производства плодоовощной, бахчевой и другой продукции, определяющей «здоровье» нации;
- развитию инфраструктуры многоцелевой (диверсифицированной) переработки культур, наиболее приспособленных к почвенно-климатическим и погодным условиям основных земледельческих регионов России;
- принятию дополнительных мер по «осеверению» производства кукурузы, подсолнечника, гороха, сои, овощных и плодово-ягодных культур, обеспечив совмещение биологически возможных и экономически оправданных границ их возделывания.
2. Усиление исследовательской и селекционно-семеноводческой работы с целью создания сортов и гибридов:
- сочетающих высокую урожайность и экологическую устойчивость с высоким содержанием биологически ценных веществ (белка, жира, крахмала, сахаров, витаминов и др.);
- обеспечивающих поступление высококачественной продукции во внесезонный период;
- снижающих затраты энергии и других ресурсов при транспортировке, хранении и переработке сельскохозяйственной продукции.
3. Разработку интегрированной системы защиты агроценозов и технологий возделывания сельскохозяйственных культур, позволяющих существенно уменьшить расходы фунгицидов, инсектицидов, гербицидов и других средств химической защиты растений и не допускающих содержания их остаточных количеств в сельскохозяйственной продукции.
4. Разработку технологий и выделение зон экологически безопасного получения продукции, уделив при этом особое внимание эффективному использованию более северных территорий Европейской части страны (с минимальной пестицидной нагрузкой).
5. Защиту потребителя, гарантируя безопасность и полезность продуктов питания при их производстве, хранении и переработке
6. Адаптацию России к реалиям глобальной продовольственной безопасности (геоэкономика и геополитика) с учетом:
- малой вероятности сглаживания противоречий между «процветающими» и «голодными» странами (проблема «золотого миллиарда»);
- высоких темпов роста народонаселения (свыше 80 млн чел./год);
- Римской декларации, ориентирующей на поддержание мировой продовольственной безопасности на основе усиления потоков продовольствия из развитых в развивающиеся страны за счет увеличения платежеспособного спроса последних в результате все больших поставок топливно-сырьевых и других исчерпаемых ресурсов, а также роста диспаритета цен на исчерпаемые и возобновляемые ресурсы;
- усиления господствующей роли США и стран ЕС в поддержании мировой продовольственной безопасности (продовольствие - самый мощный инструмент внешней политики в общей глобалистской стратегии в условиях сложившегося однополярного мира);
- формирования глобалистской экономической модели, в т.ч. вступление России в ВТО;
- постоянного наращивания государственной финансовой поддержки агропромышленного комплекса в развитых странах.
7. Прекращение дебиологизации и деэкологизации интенсификационных процессов, а именно:
- снижения почвозащитной, почвоулучшающей, фитосанитарной и фитомелиоративной, т.е. средоулучшающей и ресурсовосстанавливающей роли видовой структуры посевных площадей и севооборотов, в т.ч. доли бобовых и зернобобовых культур, а также их урожайности;
- резкого ухудшения посевных и сортовых показателей семян, а также качества посадочного материала;
- уменьшения масштабов селекционных работ по созданию сортов и гибридов, сочетающих высокую потенциальную продуктивность с устойчивостью к действию абиотических и биотических стрессоров;
- экспансии зарубежных сортов и гибридов, слабо приспособленных к особенностям местных почвенно-климатических и погодных условий;
- разрушения исторически сложившихся зон товарного производства и соответствующей инфраструктуры;
- перехода к самообеспечению в отечественном АПК (нарушения принципа «разделения труда») путем расширения экономически неоправданных ареалов возделывания важнейших сельскохозяйственных культур.
8. Защиту отечественного рынка от его насыщения более дешевой импортной продукцией, реализуемой по демпинговым ценам, в ущерб отечественному производству (вследствие отмены и/или снижения импортных пошлин; отказа от политики государственного регулирования и аграрного протекционизма и пр.).
9. Компенсацию государством действия закона «убывающего плодородия», или «непропорциональных прибавок урожая», за счет бюджетных дотаций в целях обеспечения расширенного воспроизводства. При этом учитывается, что:
- каждое последующее преодоление максимального и даже среднего уровня урожайности, валового сбора, использования «лучших» земель становится все более дорогостоящим и экологически уязвимым;
- ускоряются темпы достижения предельного уровня эффективности факторов биологической и особенно техногенной интенсификации, насыщения техникой, применения удобрений, мелиорантов, пестицидов; переход порога допустимой антропогенной нагрузки и пр.);
10. Обеспечение стабильности цен на муку и хлеб, как основных продуктов питания местного населения независимо от динамики и конъюнктуры цен на зерно на мировом рынке, а также суверенитета зерновой отрасли России. Известно, например, что за период с начала сентября 2006 по 2007 гг. рост мировых цен на зерно составил 50% по сравнению с предыдущим рыночным годом, что обусловлено все большим спросом на зерно для производства биотоплива, значительным сокращением переходящих запасов зерна, увеличением затрат исчерпаемых ресурсов, включая энергию на производство каждой дополнительной тонны зерна, ростом потребительского спроса на пшеницу в странах Юго-Восточной Азии и Ближнего Востока (ранее в основном рисопотребляющих), сокращением посевных площадей зерновых культур в мире в расчете на 1000 человек (рис. 6.36).

Концепция продовольственной безопасности России

Хотя Россия и вписывается в процесс глобального уменьшения посевных площадей зерновых культур, однако этот процесс, в отличие от США и стран ЕС, не сопровождается повышением урожайности, где она за последние 25 лет возросла в 3 раза при постоянном увеличении государственной поддержки (составившей в 2004 г. по пшенице в США 3,5 млрд долл., а в Евросоюзе - 11 млрд евро, тогда как в России лишь 300 млн евро). Помимо резкого снижения уровня техногенной оснащенности отечественных хозяйств (изношенность техники, 31 кг/га минеральных удобрений, необеспеченность пестицидами и пр.), почти половина экспортного потенциала страны перешла под контроль иностранных компаний, скупивших самые современные и эффективно работающие элеваторы в основных зернопроизводящих регионах. Таким образом, речь идет о потере значительной, причем наиболее ценной части экспортного рынка России.
11. Адаптацию к возможным глобальным и локальным изменениям климата, которые многомерны и имеют довольно сложный характер. Считается, что на большей части территории России произошло увеличение средней температуры (рис. 6.37). Однако, согласно имеющимся прогнозам, потепление в России будет оказывать на сельское хозяйство как позитивное, так и негативное влияние в зависимости от агроклиматических зон. Так, предполагается увеличение вегетационного периода во всех регионах Российской Федерации. При этом в северных территориях европейской части, на Урале и в Сибири этот эффект будет позитивным для сельского хозяйства, тогда как в южных регионах это усилит засушливость климата. Прогноз региональных особенностей состояния агроклиматических ресурсов по трем известным сценариям изменения климата и соответствующей агроэкологической продуктивности сельскохозяйственных растений в процентах от современного уровня приведен в табл. 6.64.
Концепция продовольственной безопасности России

Таким образом, обеспечение продовольственной безопасности России связано, в первую очередь, с повышением адаптивности ее сельского хозяйства на основе дифференцированного (высокоточного) использования природных, биологических, техногенных, трудовых и экономических ресурсов, биологизации и экологизации интенсификационных процессов, развития производственной и социальной инфраструктуры села, повышения заинтересованности крестьянина в конечных результатах своего труда, усиления регуляторных функций государства.
Концепция продовольственной безопасности России