Новости
07.12.2016


07.12.2016


07.12.2016


06.12.2016


06.12.2016


18.12.2015

Россия располагает всеми важнейшими условиями для успешного развития сельского хозяйства. Среди них: высокая землеобеспеченность, почвенно-климатическое и погодное разнообразие, не только позволяющее выращивать большое число культивируемых видов растений, но и обеспечивающее их экологическую безопасность и биокомпенсаторность в неблагоприятные по погодным условиям годы; наличие около 50% мировой площади черноземных почв, громадных природных запасов фосфора, калия, известняков; обеспеченность ресурсами пресной воды и ископаемым топливом (газ, нефть); достаточное количество сельского населения, способного получать высокие урожаи в неблагоприятных и даже экстремальных земледельческих зонах и т.д. Именно в России сосредоточена большая часть земельных угодий, позволяющих производить высокобелковое зерно пшеницы (экспортные зоны), обеспечить территориальное разделение труда по выращиванию, например, пивоваренного (низкобелкового) и фуражного (высокобелкового) ячменя, внесезонного производства овощной и плодово-ягодной продукции и т.д. Северное положение значительных земледельческих территорий в России характеризуется коротким, но интенсивным ростом растений, пониженной их заболеваемостью и поражением вредителями, сокращая тем самым количество применяемых пестицидов по сравнению со странами Центральной и Южной Европы и открывая большие естественные возможности в производстве чистых и экологически безопасных продуктов питания. Кроме того, поскольку основное удорожание сельхозпродукции в обозримой перспективе связано с аридизацией климата и возрастающим дефицитом водных ресурсов, центральные и северные территории России будут становиться зонами не только гарантированного, но и конкурентоспособного производства высококачественной сельскохозяйственной продукции. Разумеется, в этих условиях нужны дополнительные инвестиции в технику, оборудование и складские мощности, а также подготовку высококвалифицированных и предприимчивых земледельцев. Отметим, что отечественной агрономией и сельским населением накоплен наибольший комплекс ноу-хау в северном земледелии.
Ранее нами уже подчеркивалось, что наиболее дефицитным ресурсом в мире в XXI столетии будут не нефть и газ, а пресная вода, наличие которой определяет не только уровень благосостояния населения, но и возможность устойчивого производства продуктов питания в условиях глобального потепления и аридизации климата. В настоящее время в мировом сельском хозяйстве ирригационные системы потребляют около 71% объема пресной воды, а свыше 40% производства продовольствия сосредоточено на орошаемых землях, занимающих лишь 18% от общей площади сельхозугодий. Если сельскохозяйственное водопотребление в мире до 1950 г. составляло 13 км3/год, то к началу XXI в. оно возросло до 25 км3 в год (см. рис. 6.34). Анализ сельскохозяйственного водопотребления в различных регионах мира показывает: около 85% воды в Африке расходуется на нужды сельского хозяйства; в Азии - около 84%; наибольшая доля водопотребления приходится на Центральную Азию - 95%, Афганистан - 99%, Индию - 92%, страны Восточной Азии - 77%; в бывшем СССР на нужды сельского хозяйства использовалось 62% от всего водопотребления, а в республиках Средней Азии - свыше 90%. Согласно оценкам Бредли, Фолнкера и других, среднегодовой объем стока всех рек земного шара равен 40 тыс. км3. В недрах Земли до глубины 800 м имеется примерно 4 млн км3 воды, тогда как объем содержащейся в озерах пресной воды составляет всего 120 тыс. км3. При этом страны Латинской Америки, Карибского бассейна и Россия относятся к числу самых богатых водными ресурсами регионов мира.
Комплексный прогноз перспектив водопользования и его влияния на уровень и структуру потребления продуктов питания в мире, а также на глобальную продовольственную безопасность, на перспективу до 2025 г. был выполнен на основе методов математического моделирования (модель IMPACT-WATER) под эгидой Международного исследовательского института продовольственной политики (International Food Policy Research Institute - IFPRI) в сотрудничестве и тесном взаимодействии с Международным институтом управления водными ресурсами (International Water Management Institute - IWMI). Соответствующие прогнозные оценки основывались на учете факторов, на которые мировая цивилизация может оказать существенное влияние. К ним относятся количественный рост населения и его жизненного уровня, отраслевая структура водопотребления, изменения в продовольственной политике, внедрение новых прогрессивных технологий сельскохозяйственного производства. В результате в области использования водных ресурсов были разработаны три сценария развития: умеренный, кризисный и устойчивого развития.
Умеренный сценарий исходит из того, что в ближайшие 20 лет человечество для своих хозяйственных нужд будет потреблять 10-13% объема среднегодового мирового речного стока. Большая часть расхода воды придется на развивающиеся страны, а среди континентов лидером останется Азия. Фактическое потребление воды на нужды ирригации в промышленно развитых странах сохранится примерно на уровне 1995 г. В целом же основным потребителем пресной воды в мире останется орошение, хотя прирост водопотребления на эти цели станет относительно небольшим (около 3% за весь рассматриваемый период), а удельный вес соответствующего использования водных ресурсов снизится примерно с 80 до 70%. Суммарное потребление воды в коммунально-бытовом секторе, в промышленности и в животноводстве увеличится на 62%, а их общая доля в структуре глобального расхода воды к концу рассматриваемого периода может достигнуть 30%. В развивающихся странах в период 1995-2025 гг. прирост водопотребления в коммунально-бытовом секторе составит 90% (в среднем по миру - 71%).
Кризисный сценарий использования водных ресурсов возможен в случае сокращения системной государственной поддержки развития инфраструктуры водного хозяйства, финансирования соответствующих проектов, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Кроме того, ситуация может обостриться и в том случае, если правительства различных стран не приложат необходимых усилий по реформированию системы управления водным хозяйством. И хотя общий глобальный водозабор и фактическое потребление воды во всех отраслях экономики, особенно в орошаемом земледелии, по сравнению с умеренным сценарием увеличатся на 13%, однако экономическая и экологическая эффективность использования водных ресурсов существенно уменьшится. Причем, например, развивающиеся страны к 2025 г. для обеспечения своих хозяйственных потребностей будут вынуждены на 380 км3 увеличить водозабор и тем самым сократить величину речного стока, имеющего важное экологическое значение. Всего же вклад развивающихся стран в сокращение глобального экологически значимого речного стока составит более 80%. Считается, что повышение цен на сельскохозяйственную продукцию снизит ее внутренний спрос (на 7% в промышленно развитых и на 11% в развивающихся странах) и приведет к значительному уменьшению активности мировой торговли продовольствием. При этом импорт зерновых культур в развивающиеся страны по сравнению с умеренным сценарием уменьшится на 23%, что станет причиной снижения их продовольственной безопасности.
Более приемлемым для мировой цивилизации считается сценарий устойчивого развития, который основан на активизации комплексной государственной поддержки эффективного и экологически безопасного использования водных ресурсов, обеспечивающего сельскохозяйственное производство в объемах не ниже предусмотренных в рамках умеренного сценария развития. Огромное внимание будет уделено развитию водохозяйственной инфраструктуры сельской местности, обеспечению приемлемого с социальной точки зрения уровня среднедушевого потребления пресной воды для коммунально-бытовых целей, а также факторам, которые косвенно поддерживают устойчивость водноресурсной базы (мероприятия по повышению продуктивности неорошаемого земледелия). При таком сценарии большую роль будут играть финансовые и организационно-правовые аспекты водопользования.
Очевидно, что в общей программе реализации стратегии адаптивной интенсификации сельского хозяйства при его реформировании должна быть обеспечена строгая территориальная дифференциация проводимых мероприятий, а также выделены соответствующие приоритетные регионы. Необходимым этапом в проведении этой работы является выявление пространственно-временных закономерностей изменения природного и социально-экономического потенциала территорий.
Обсуждая проблему продовольственной безопасности России, Борисенко утверждает, что «по своему природному потенциалу, техногенной вооруженности, социально-экономической и производственной инфраструктуре российское сельское хозяйство не может конкурировать на мировом рынке». К постоянным факторам неконкурентоспособности автор относит пресловутую более низкую в 2,2-2,7 раза, по сравнению с США и Западной Европой, естественную продуктивность земли. Ранее нами уже была показана научная, а тем более практическая несостоятельность подобных утверждений. Здесь же отметим, что перспективы успешного обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации определяются, прежде всего, достаточностью размеров земельных ресурсов и их биоклиматического потенциала для производства в необходимых объемах основных продуктов питания. При сравнительно высокой обеспеченности земельными ресурсами (1,5 га сельскохозяйственных угодий в расчете на душу населения, в т.ч. 0,8 га пашни), которые находятся в основном в благоприятных зонах возможного изменения климата, страна может при соответствующей государственной поддержке агропромышленного комплекса полностью удовлетворить потребности в продовольственном зерне, значительно повысить самообеспечение сахаром, растительным маслом, существенно увеличить производство продуктов животноводства. Более того, в долгосрочной перспективе (за пределами 2020-х гг.) Россия станет крупным экспортером зерна и других видов продукции АПК, для чего потребуется рост их производства по сравнению с современным уровнем в 2-3 раза. В основе реализации этой задачи должно лежать широкое использование прогрессивных технологий и новых технических средств в растениеводстве, животноводстве, а также на предприятиях пищевой и перерабатывающей промышленности. Одновременно предстоит сократить потери сельскохозяйственной продукции на этапах ее производства, транспортировки, хранения, переработки и торговли.
Важнейшим условием эффективного использования природно-климатических и погодных ресурсов, а также биологических, местных, технических и других достижений отечественной и мировой агрономии является исторический народный опыт, т.е. так называемые «рассеянные знания». Известно, например, что еще древние земледельцы Египта и других стран умели получать рекордные урожаи сельскохозяйственных культур, достигающие 200-300 ц/га и более. Обобщая народные технологии управления природными ресурсами, Шилов, ссылаясь на работы Ю.В. Готье и других авторов, пишет: «В XVII-XIX вв. в центральных губерниях России скотоводство составляло основу крестьянского хозяйства». При этом «под Москвой можно было встретить деревни, где на каждый двор приходилось около трех лошадей и по 3-4 коровы, овцы и свиньи. Во Владимирской губернии на каждом дворе содержат по две, по три и более лошадей, по четыре и по пять коров и по нескольку овец и свиней и сверх сего куриц, гусей и уток». Развитию крестьянского скотоводства способствовало наличие продуктивных сенокосов и пастбищ. Использовались они весьма экономно и в полном «согласии с природой». За пастбищный период получали до 70% надоя молока (ныне менее 50-60%). Сенокосы были своеобразными заказными угодьями: до уборки трав скот на многих из них, как правило, не пасли, а они были закрыты даже для прохода людей.
Прежде луга обычно ежегодно выкашивали в июле, т.е. в наиболее жаркий и сухой период. Это обеспечивало быструю сушку сена, высокое его качество и обсеменение трав. Поскольку подсыхающая трава неоднократно ворошилась, луга равномерно «засеивались» семенами луговых растений, попадавшими на обнаженную землю. При ручном сенокошении травы срезали под корень, а мелкие кочечки от муравейников и молодой кустарник «сбривались». Выгонявшийся после сенокошения скот вдавливал семена в почву, что и способствовало естественному возобновлению трав. Этот прием довольно широко используется и в современном луговодстве. Так, в ФРГ на выбитые участки пастбищ подсевают травосмеси без нарушения дернины из расчета 25 кг семян на один гектар. Их заделка осуществляется скотом при пастьбе. В Ставропольском крае сбитые пастбища успешно восстанавливают посевом смеси семян, заготавливаемых скашиванием травостоя на целинных степных участках.
Крайне интересен, считает Шилов, опыт решения энергетических проблем в дореволюционном крестьянском хозяйстве России, в частности в луговом кормопроизводстве. Известно, что урожайность лугов почти на 75%, а порой и более зависит от наличия влаги и азота. Благоприятный водный режим на лугах достигался за счет половодий рек, которые поддерживались многочисленными плотинами. Весной плотины способствовали подъему половодья и длительному затоплению обширных площадей в долинах, покрытию их плодородным наилком и в конечном счете обеспечивали повышение урожайности лугов в 2-3 раза. В начале XX в. во Владимирской губернии доля заливных лугов от общей площади сенокосов и пастбищ превышала 50%, тогда как ныне она составляет лишь 10-13%.
Оценивая роль природных ресурсов нашей страны в производстве продовольствия для внутреннего потребления и экспорта, важно учитывать возможности дальнейшего расширения сельскохозяйственных угодий в мире. В настоящее время для производства продовольствия и других сельскохозяйственных продуктов используют приблизительно 4,7 млрд га. По данным Пауке и Бауэра, дальнейшее расширение возделываемых земель крайне связано с большими трудностями. Вся площадь суши составляет 14,9 млрд га. Из них 1,4 млрд га приходится на Антарктиду, которая ни при каких условиях не может быть использована в сельскохозяйственном производстве. Из оставшихся 13,5 млрд га только 5,5 млрд га пригодны для производства продуктов питания, т.к. почти 8 млрд га - это горы, пустыни, солончаки. В целом же дальнейшее сельскохозяйственное освоение возможно лишь на 2,5 млрд га, поскольку 3 млрд га заняты лесом и населенными пунктами, площадь которых не может быть уменьшена. Из 1,4 млрд га пашни лишь на 0,5 млрд га возможно вести сельское хозяйство интенсивными методами без больших дополнительных затрат.
Указанные выше 2,5 млрд га «потенциальных» сельскохозяйственных угодий в основном находятся в Африке, Южной Америке, Австралии и в меньшей степени - в Северной Америке и России. Для целей расширения посевных площадей по «доступной цене» и с применением современных технологий более подходят земли в районах с умеренным климатом. Однако 60% площадей, которые потенциально пригодны для расширения сельскохозяйственных угодий, лежат в тропиках (в частности в бассейнах рек Конго и Амазонки) и превратить их в пахотные земли чрезвычайно трудно. Большая часть остальной потенциально пригодной земли находится в чрезмерно засушливых районах, где орошение 1 га обойдется в 1 тыс. долл., что недоступно для большинства развивающихся стран.
К числу причин недостаточно эффективной эксплуатации указанных территорий относятся:
1. Из всех сельскохозяйственных угодий обрабатывается всего от половины до двух третей. Остальная их часть приходится на луга, поля, засеянные травами, пастбища. Некоторая часть земель временно исключается из севооборота, т.е. «отдыхает».
2. Приблизительно на 10% пахотных земель возделывают технические культуры, причем некоторые из них не являются собственно продуктами питания (хлопчатник, табак, каучук и другие).
3. Примерно 20-30% и более производимого продовольствия теряется с момента сбора урожая до доставки потребителю.
4. Значительная часть сельскохозяйственных угодий используется неэффективно из-за низкого уровня агротехники, а также возделывания малоурожайных культур.
В целом же ретроспективный анализ обеспечения населения Земли продовольствием свидетельствует об усилении кризисной ситуации в этой области. Так, если в 1950-1985 гт. ежегодный прирост производства продовольствия в мире составлял 30 млн т, то согласно существующим прогнозам к 2020 г. он уменьшится до 9 млн т, что связано, в первую очередь, со снижением темпов урожайности важнейших зерновых культур (пшеницы, риса, кукурузы). Считается, что к 2010 г. производство сельскохозяйственной продукции в расчете на душу населения не достигнет даже уровня 1990 г. Причем на одного жителя в промышленно развитых странах будет приходиться примерно 160 кг потребляемых протеинов (100 кг в 1975 г.), тогда как в развивающихся странах лишь 40 кг.