Новости
21.11.2017


19.11.2017


19.11.2017


19.11.2017


19.11.2017


18.12.2015

Системообразующая роль кормовых культур обусловлена, прежде всего, их преобладающей долей как в структуре сельскохозяйственных угодий, так и пашни. Высокий уровень агрокультуры в кормовом клине - это гарантия не только высокой продуктивности, но и экологического благополучия севооборотов. А это, в свою очередь, означает повышение как продукционной роли кормовых культур, так и их средоулучшающих функций (азото- и гумусонакопления, замедление эрозионных процессов, повышение замкнутости геохимических циклов, фитомелиорации и пр.).
При всей дискуссионности физиологически обоснованной структуры и норм питания человека, животноводство является поставщиком ценнейшей продукции, а также главным средством наиболее эффективной утилизации растительных ресурсов, недоступных для непосредственного использования человеком. Наконец, отходы животноводства, и в частности навоз, применяют в качестве важнейшего средства повышения плодородия почвы. Известно, что внесение органических удобрений из расчета 25 т/га соответствует эквиваленту искусственных удобрений, содержащих 136 кг азота, 34 кг фосфора и 67 кг калия.
По мнению ученых Всероссийского института кормов им. В.Р. Вильямса, для обеспечения продовольственной безопасности страны и удовлетворения населения России в продуктах животноводства по физиологически обоснованным нормам питания на душу населения необходимо производить 350 кг молока, 80 кг мяса и 270 шт. яиц в год. Фактически в 1999-2000 гг. в расчете на человека приходилось 28,9 кг мяса, 227 кг молока и 227 шт. яиц или 36,1; 64,8 и 84% соответственно от норм потребности.
В настоящее время в валовом производстве кормов в стране около 60% занимают объемистые, а 40% - концентрированные и другие корма. В процессе кризисных явлений в экономике заготовки объемистых кормов снизились с 79 млн т до 29,5 млн т к.ед., а на кормовые цели используют не более 16-17 млн т зернофуража. Низкими остаются качество кормов и контроль за их состоянием. Так, в 1998 г. было заготовлено сена с применением активного вентилирования всего 2,2%, силоса с использованием химических консервантов - 1,6%; укрывается полимерными пленками всего 5,2% силоса и 6,4% сенажа от их общего количества.
В производимых кормах отмечается значительный дефицит протеина. В сухом веществе сена содержится не более 11% сырого протеина, в силосе - 10%, в сенаже - 12%. Средняя питательность 1 кг сухого вещества (CB) объемистых кормов (без соломы) составляет 0,65-0,66 к.ед., содержание сырого протеина - 115-118 г. В результате в стране наблюдается значительный перерасход кормов на единицу животноводческой продукции (табл. 6.41, 6.112, 6.113, 6.114). Из-за низкой сбалансированности кормов по протеину большая часть концентратов уходит не на получение продукции, а поддержание жизни животных (табл. 6.115, 6.116, 6.117).

Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Считается, что в скотоводстве и свиноводстве основной удельный вес в зернофураже должны занимать ячмень и пшеница, в птицеводстве - пшеница и кукуруза. Относительно высокий удельный вес пшеницы (28,2%) и ржи с тритикале (10,3%) определяется специализацией по их производству в южных и северных регионах страны, а также относительно высокой и устойчивой продуктивностью этих культур.
В современных условиях дефицит кормового белка в заготавливаемых кормах составляет более 1,0 млн т, что приводит к недобору 25-30% животноводческой продукции, увеличению расхода кормов и повышению их себестоимости. Одним из главных направлений решения проблемы дефицита белка должно стать расширение посевов бобовых многолетних и однолетних трав, повышение энергопротеиновой полноценности заготавливаемых кормов за счет совершенствования структуры посевных площадей кормовых культур, внедрения прогрессивных технологий заготовки кормов, а также расширения видового состава бобовых культур.
Чтобы сбалансировать корма по белку и лизину до уровня США с учетом крайне низкого количества используемых концентрированных кормов в отечественном животноводстве (41 млн т), потребуется дополнительно 1,85 млн т белка и 102,5 тыс. т лизина. Такое количество может быть компенсировано производством 4 млн т сои или 8 млн т гороха. Недостаток белка и низкая его биологическая ценность из-за дефицита лизина - основные причины сдерживания роста продуктивности животноводства России. Заметим, что животноводство бывшего СССР, в т.ч. России, и в дореформенный период существенно отставало от США и западных стран по продуктивности скота.
В связи с этим важно учитывать причины, по которым западноевропейские и другие развитые страны при значительно меньших удельных затратах фуражного зерна смогли развить высокопродуктивное животноводство. В их числе обеспеченность стран EC12 кормовым белком за счет ежегодного импорта более 15 млн т сои. Традиционным импортером сои является и Япония, закупившая только в 2000 г. свыше 6 млн т соевых бобов. Одновременно западные страны настойчиво внедряют рапс как альтернативную сое культуру, а также расширяют площадь зернобобовых, богатых и белком, и лизином. К 2000 г. средняя урожайность рапса достигла здесь 29,4 ц/га, зерна бобовых - 27,71 ц/га, тогда как в России - соответственно 7,8 и 8,5 ц/га.
Несмотря на то что при откорме скота превращение растительных белков в животные происходит с КПД примерно 4 и 20% при откорме птицы, а при прямом использовании культивируемых растений мировые ресурсы белков возросли бы в 5-10 раз, животноводство играет важнейшую роль в эффективном использовании сельскохозяйственных угодий. При этом 1 т белков в кормах позволяет получить 230-280 кг животных белков в молоке, 200-310 кг бройлерного мяса, 120-150 кг свинины, 90 кг телятины, 30 кг баранины. В то же время выход белка с 1 га составляет 3000 кг при выращивании люцерны, 560-670 кг - сои, 360 кг - кукурузы; 200 кг - пшеницы; при производстве молока - 110 кг; мяса - 40-65 кг. В системе животноводства США потери растительного белка при превращении его в животный в среднем достигают 92%.
Естественно, что при формировании региональной структуры видового и породного состава животных, а также технологии их содержания следует, в первую очередь, обеспечивать их соответствие возможностям и особенностям местной кормовой базы, т.е. видовому и сортовому набору растений, особенно приспособленных к местным почвенно-климатическим и погодным условиям. Неслучайно, например, в Северо-Западных регионах России наибольшее развитие получило молочное животноводство, обеспечивающее самое эффективное превращение растительных белков в животные.
Анализ данных, приведенных в таблице 6.118, показывает, что в период 1992-2002 гг. среднегодовой прирост мирового производства молока не превышал в среднем 1,3%. В 2003 г. и 2004 г. этот показатель снизился до 1%, т.е. темпы роста мирового производства молока замедлились (в 2007 г. - 560 млн т). При этом в Южной и Восточной Азии, а также Северной Америке темпы роста снизились, а в Европе производство молока оставалось на достигнутом уровне. Однако темпы роста производства молока и спроса на него и молочные продукты были неодинаковыми. На перерабатывающие предприятия поступает в среднем 76% производимого коровьего молока (от 10% в Индии до 50-95% в большинстве других стран). При этом основная часть молока идет на производство сыра, которое постоянно растет (2006 г. - 18,5 млн т). На втором месте находится сливочное масло, производство которого в последние годы стабилизировалось на уровне 4,0 млн т. Увеличивается мировое производство сухого обезжиренного и сухого цельного молока, объемы международной торговли которым, так же как и сыром, становятся все больше.
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Основными причинами критического состояния отечественного животноводства в настоящее время являются уменьшение производства кормов и ухудшение их качества, общее снижение технического обеспечения отрасли, резкое падение объемов применения удобрений и средств защиты растений, разрушение ранее созданной системы семеноводства трав, кукурузы и других кормовых культур, прекращение работ по улучшению природных кормовых угодий и созданию культурных пастбищ, деградация травостоев на сенокосах и пастбищах, развитие эрозионных процессов и снижение плодородия пашни. Поэтому к числу первостепенных задач в области кормопроизводства в обозримой перспективе следует отнести: восстановление объемов производства кормов при существенном повышении качества объемистых кормов для жвачных животных с целью снижения потребности в концентрированных кормах, а также увеличения в общем объеме потребляемых кормов удельного веса зеленой массы с пастбищ; рост доли полноценных комбикормов в рационах свиней и птицы; применение ресурсосберегающих технологий выращивания и заготовки кормов, адаптированных к местным природно-экономическим условиям; обеспечение сохранности заготавливаемых кормов на основе широкого использования специальных хранилищ, консервантов и укрывных материалов; устойчивое функционирование агроландшафтов, прекращение деградации пастбищ и снижения плодородия почв, повышение природоохранной роли кормовых культур и их рациональное размещение в системе севооборотов. Реализация этих и других мероприятий по интенсификации кормопроизводства и повышению качества кормов должна базироваться на максимальном применении биологических факторов, включая адаптивный потенциал растительных ресурсов, в сочетании с экономически целесообразными объемами применения материально-технических средств; увеличении доли бобовых культур в общей структуре посевных площадей с 11-12 до 21-22%, из которых не менее 50% должны занимать многолетние травы; совершенствовании видовой и сортовой структуры посевных площадей кормовых и зернофуражных культур, рациональном их размещении в системах севооборотов; повсеместном использовании ресурсосберегающих технологий.
Опыт Германии и некоторых других стран свидетельствует: в том случае, если цена азотных удобрений невелика (особенно при соответствующих государственных дотациях) и при достаточном количестве осадков, преимущества полевого кормопроизводства (кукуруза, свекла и пр.) очевидны. И это в свою очередь может сдерживать расширение посевов многолетних бобовых трав. Иными словами, пока имеется дешевый азот, большого спроса на многолетние бобовые травы не будет, поскольку преимущество кукурузы (в т.ч. на силос) достаточно велико. Тем более что на этой культуре, в отличие от трав, возможно вносить и жидкий азот.
Однако в условиях таких важнейших регионов страны, как Центрально-Черноземный, Поволжский и Северо-Кавказский, определяющих продовольственную безопасность, увеличение площади под многолетними травами и зернобобовыми культурами крайне необходимо. В то же время в районах с достаточным и избыточным увлажнением кормовая база должна основываться на сочетании лугопастбищного хозяйства, оптимальном размещении кормовых культур в полевых севооборотах, а наиболее требовательных из них в севооборотах прифермского типа. В этом отношении особый интерес представляет новое поколение сортов клевера лугового ультрараннеспелого типа, которые характеризуются высокой кормовой и семенной продуктивностью, позволяя в условиях Нечерноземной зоны получать до трех укосов кормовой массы. Биологические особенности таких сортов позволяют расширить районы их семеноводства примерно на 300 км севернее традиционных границ (до Петрозаводска - Котласа - Сыктывкара - Серова), а следовательно, и осваивать севообороты с многолетними бобовыми травами.
В районах недостаточного увлажнения, высокой распаханности территории и низкой продуктивности естественных угодий, специализирующихся на производстве зерна и технических культур, кормопроизводство основывается на возделывании кормовых культур в полевых севооборотах, а также введении кормовых севооборотов для организации зеленого конвейера в сочетании с лугопастбищным хозяйством.
Как уже отмечалось, объективные особенности зернового хозяйства России состоят в том, что не менее 70% пашни расположено в зоне рискованного земледелия, а около 90% общего производства сельскохозяйственных культур обеспечивается в полузасушливых зонах за счет пшеницы, ячменя, ржи, сорго и проса. Это во многом предопределяет высокую климато- и погодозависимость отечественного зернового хозяйства, в т.ч. межгодовую и региональную вариабельность производства зерна. В соответствии с прогнозируемыми объемами производства животноводческой продукции, к 2020 г. России потребуется более 100 млн т зернофуража. В настоящее время на долю зерна в структуре концентрированных кормов приходится 75-80%, в т.ч. до 40% пшеницы, 20% ржи и ячменя, 5% кукурузы и зернобобовых. В перспективе планируется снизить долю продовольственного зерна в структуре зернофуража и увеличить количество ячменя, кукурузы и зернобобовых, производство которых должно существенно возрасти. Однако предлагаемый рост производства ячменя, на наш взгляд, является необоснованно завышенным, что связано, в первую очередь, с его сравнительно низкой (в группе колосовых зерновых) устойчивостью в большинстве регионов страны к действию абиотических и биотических стрессоров. В засушливых зонах России в качестве кормовой культуры очень перспективно сорго, дающее на 100 мм влаги наибольшее количество зерна и зеленой массы (при 350-400 мм - 40-50 т/га зеленой массы и 2-3 т/га зерна). Созданы скороспелые сорта сорго, зерно которых не требует досушки, что значительно расширяет возможности использования этой культуры в качестве зернофуража.
В мире возделывают 33 млн га тритикале, в т.ч. в Польше - 870 тыс. га, в Беларуси - 1,5 млн га, в России - 530 тыс. га. Наибольшее преимущество этой культуры проявляется в экстремальные по погодным условиям годы. Причем озимые сорта дают в таких условиях до 70-80 ц/га (большая зимостойкость), превышая в 1,5-2,0 раза урожайность озимой пшеницы. Содержание лизина в зерне тритикале достигает 196 мг/г N, тогда как у кукурузы типа «опейк» - 198 мг/г N. Урожайность зеленой массы составляет 300-600 ц/га, а из зерна тритикале уже выпускают более 100 наименований продукции.
Для России особенно перспективна культура люпина, в бобах которого содержится от 32 до 46% сырого белка; в биомассе - до 30%. Период вегетации люпина -100-120 дней. Это культура многопланового использования: из всех известных яровых бобовых люпин является наиболее эффективным азотфиксатором; как культура легких, малогумусных почв, традиционно выращивается в качестве лучшей сидератной культуры; способен использовать труднодоступные фосфаты. Из всех бобовых культур - люпин самый эффективный фиксатор атмосферного азота. При инокуляции растений узколистного люпина штаммами Rhizobium lupini на каждом гектаре фиксируется до 256 кг азота, а коэффициент азотфиксации равен 76% (отношение симбиотического азота и общего азота в биомассе). В прошлом площадь желтого люпина в России достигала 1 млн га, а к настоящему времени из-за массового поражения ант-ракнозом уменьшилась до нескольких десятков тысяч гектар. Заметим, что в Австралии люпин занимает площадь более 1 млн га, обеспечивая в качестве предшественника высокую урожайность пшеницы. Следует подчеркнуть и мелиорирующую роль люпина, являющегося не только важным источником кормового и пищевого белка, но и хорошей средоулучшающей культурой (благодаря активной азотфиксации накапливает до 300-400 кг/га симбиотического азота).
В Российской Федерации культивируют три однолетних вида люпина - желтый, узколистный и белый. Наибольшую роль играет люпин желтый, обладающий высокими кормовыми достоинствами зерна и зеленой массы. Для полного онтогенетического цикла желтого люпина требуются 2000-2200°С активных (выше +10°C) температур. Следовательно, северная граница его оптимального ареала (в котором гарантируется его созревание в течение 7-8 лет из 10) проходит через Калининград, Калугу, Рязань, Казань, а за южную следует принять северную границу степи - Курск, Липецк, Тамбов, Пенза. Ho и в черноземных областях во многих районах имеются включения песков, где люпин также может успешно возделываться. Общая площадь пашни в районах, пригодных для желтого люпина, составляет более 30 млн га. И если принять за уровень насыщения севооборотов люпином 6-7%, то общая его площадь может достичь 2 млн га.
Создание в последние годы малоалкалоидных сортов узколистного люпина позволило принципиально изменить направление использования этого вида. Его полное развитие происходит при сумме активных температур 1800-2000°С. В настоящее время созданы ультраскороспелые сорта, вегетационный период которых не превышает 80-90 дней. Поэтому оптимальной для этой культуры может быть огромная территория - от Центрального района Нечерноземной зоны до Северо-Запада и Северо-Востока, и даже вплоть до полярного круга. Общая площадь пашни этой территории - более 35 млн га.
Громадное разнообразие почвенно-климатических и погодных условий на территории России обусловливает существенную вариабельность не только величины и качества урожая, но и себестоимости производства 1 ц зерна: в 1981-1985 гг. и 1985-1990 гг. соответственно от 7,4 и 8,4 руб/ц в Северо-Кавказском до 22,8 и 33,1 руб./ц в Северо-Западном экономическом районах. Далеко не все благополучно и с качеством самого зерна, значительная часть которого не соответствует требованиям соответствующих стандартов. Важно также учитывать, что в стоимости зернофуража при его перевозке на расстояние 500-1500 км доля транспортных расходов достигает 17-20%.
Отметим, что из 104 млн т ежегодного валового сбора зерновых культур (1986-1990 гг.) больше половины производства зерна (53%) приходилось на зоны с неустойчивым климатом (Поволжский, Уральский, Западно- и Восточно-Сибирский районы), что и объясняет существенную вариабельность валового производства зерна и его качества по годам. В общем сборе зерна пшеница продолжала оставаться ведущей зерновой культурой России, в структуре которой около 55% всей озимой пшеницы обеспечивалось за счет Северо-Кавказского района, а более 90% производства яровой пшеницы приходилось на Поволжье, Урал и Западную Сибирь.
Исходя из агротехнических и организационно-хозяйственных требований, считают ученые ВНИИ кормов им. В.Р. Вильямса, площадь пашни для производства необходимых объемов зеленых, объемистых и концентрированных кормов должна составить 71,3 млн га или около 59%, в т.ч. 29% под зернофуражными и 30% под кормовыми культурами. С целью повышения энергетической и протеиновой питательности зерна в этой группе потребуется увеличить посевы зернобобовых культур до 7 млн, кукурузы на зерно - до 3,2 млн га. При этом зернобобовые культуры дают самый дешевый растительный белок. Так, стоимость 1 кг переваримого белка, содержащегося, например, в горохе, в 3,2 раза меньше, чем в злаковых, и в 7,9 и 12,4 раза ниже, чем соответственно в кормовых дрожжах и рыбной муке. Важно и то, что белок зернобобовых характеризуется высоким содержанием наиболее дефицитной аминокислоты - лизина (табл. 6.119) и оказывает на процессы обмена веществ в организме животных почти такое же влияние, как казеин молока. Кроме того, зернобобовые имеют большую ценность благодаря оптимальному соотношению в их семенах крахмала и сахара, наличию витаминов С и В, провитамина А, а у сои - жира, богатого лецитином, растительными стероидами и ненасыщенными жирными кислотами. В сравнении со злаковыми в семенах зернобобовых уровень клетчатки выше, но переваримость ее довольно высока. Зернобобовые отличаются также высоким содержанием минеральных веществ, в т.ч. фосфора (табл. 6.120).
Вместе с тем семена зернобобовых, особенно сои и вики, содержат ряд веществ антипитательного и токсичного характера (ингибиторы трипсина, гликозиды, в состав которых входит синильная кислота, алкалоиды и другие), ухудшающие использование протеина и оказывающие неблагоприятное влияние на организм животных. В связи с этим широкое распространение в мире получило удаление антипитательных компонентов из зернобобовых за счет экструдирования. Сущность метода заключается в том, что зерно бобовых в экструдере при естественной влажности, температуре 160-165°С и давлении 5-7 МПа подвергается взрыву. Полученный после такой обработки продукт в виде вспученных палочек измельчается до мелкой крупки, которая вводится в состав комбикормов. При экструдировании биологическая ценность и усвояемость питательных веществ корма повышается на 15-25%, а по питательной ценности экструдаты бобовых приближаются к кормам животного происхождения. Хотя растительный белок зернобобовых по своей биологической ценности не уступает белку животного происхождения, в нем недостает некоторых незаменимых аминокислот - лизина, метионина, триптофана, что обусловливает необходимость включения в кормосмеси, содержащие зернобобовые культуры, дополнительно синтетических аминокислот. Однако разработанные в последние годы многочисленные эффективные способы предварительной обработки зерна бобовых (экструдирование, СВЧ-обработка, термоплющение и другие) позволяют за счет полной денатурации антиметаболитов и токсических веществ повысить биологическую ценность зернобобовых. Как показали исследования ученых Всероссийского института кормов, поскольку в различных сортах гороха содержание ингибитора трипсина колеблется от 50 до 190 мг/100 г сухого вещества, следует вести соответствующую селекцию.
Ранее нами уже обращалось внимание на исключительно важную роль в кормопроизводстве США люцерны, посевы которой в этой стране превышают 33% от ее мировой площади, составляющей 32 млн га (Аргентина - 23%, Канада - 8%). В целом наибольший удельный вес посевов люцерны приходится на страны Северной Америки (41% от общей площади в мире), Южной Америки (24,1%) и Европы (14,3%). В Азии, Африке, Океании распространение этой культуры невелико.
В нашей стране, особенно в центральных и северных регионах, большого внимания заслуживает клевер. К примеру, еще в период 1890-1916 гг. в Вятской губернии площадь под многолетними травами, главным образом клевером и тимофеевкой, достигала 7,3 тыс. га, а к 1925 г. возросла до 29,6 тыс.
Считается, что в группе кормовых культур, возделываемых в качестве объемистых кормов, ведущее положение займут многолетние травы и кукуруза. Одновременно однолетние травы в европейской части страны будут использованы преимущественно на зеленый корм. Другие силосные получат большее применение в районах с недостаточной теплообеспеченностью и коротким вегетационным периодом. Кормовые корнеплоды, вследствие их трудоемкости, будут иметь ограниченное распространение. Одной из важнейших задач растениеводства в предстоящий период будет увеличение объемов производства и совершенствование видовой структуры зернофуражных культур.
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Наиболее актуальная и в то же время трудная задача - рост производства зернобобовых культур. Ключевым звеном решения этой проблемы является их размещение с учетом адаптивного потенциала, а также семеноводство сортов нового поколения. Так, крупнейшими производителями зерна гороха в Европейской части России должны стать Центрально-Черноземный, Северо-Кавказский, Поволжский и Уральский регионы (до 60% объема), а также Центральный и Западно-Сибирский районы. Вику целесообразно сосредоточить в Поволжском, Уральском и Центральном районах, люпин и кормовые бобы - Центральном и Северо-Западном районах, чину и нут - на Северном Кавказе.
В настоящее время многолетние травы занимают 17,6 млн га, из которых полноценные травостои составляют не более 4 млн га, или 23% их площади. В большинстве регионов страны преобладают злаковые виды с продуктивностью, не превышающей 100 ц/га зеленой массы. В ближайшие годы площади многолетних трав предполагается увеличить до 20-21 млн га, а долю бобовых видов и травосмесей с их участием довести до 73%, что позволит существенно уменьшить дефицит протеина в объемистых кормах и повысить их агротехническую роль в системах земледелия. Увеличение площадей многолетних трав необходимо, прежде всего, в южных районах страны - Центрально-Черноземном, Поволжском и Северо-Кавказском. Основными направлениями интенсификации и ресурсосбережения в полевом травосеянии должны быть применение минеральных удобрений, мелиорантов и средств защиты растений; увеличение азотфиксации бобовыми культурами; соблюдение оптимальных сроков уборки и многоукосный режим использования травостоев. Считается, что при расширении площадей многолетних трав, оптимизации их видового состава и повышении уровня агрикультуры валовое производство сена должно составить 29-30, зеленой массы - около 123 млн т.
Основным направлением интенсификации производства кормов на посевах однолетних трав должно стать восстановление их площадей до 8,4 млн га, повышение продуктивности посредством создания простых и сложных агрофитоценозов с участием бобовых культур, которые должны занимать в структуре посева не 10-15%, а 60-64%. При выполнении указанных требований и применении удобрений валовое производство соответствующей зеленой массы возрастет с 37 млн до 74 млн, сена с 2,1 млн до 3,9 млн т.
Для увеличения производства силоса во всех регионах (исключая Северный и Северо-Западный) следует восстановить площади кукурузы и других силосных культур с тем, чтобы обеспечить производство нужного количества силосной массы. Главным условием получения высококачественного силоса из кукурузы является уборка ее в фазу восковой и молочно-восковой спелости. В связи с этим в регионе с суммой активных температур более 2300°С, северная граница которого проходит через Воронеж и Саратов, целесообразно возделывать среднепозднеспелые и среднеспелые гибриды. В засушливых условиях, где выпадает менее 300 мм осадков, в группе силосных культур до 30-40% должны занимать сорговые культуры.
В районах с суммой активных температур 1850-2300°С должны преобладать среднеранние гибриды. Северная граница этих районов проходит через Калугу, Тулу, Рязань, Саранск, Казань и Новосибирск. Здесь доля кукурузы в заготовке силоса должна составлять не более 40%, остальная часть для его производства может поступать за счет однолетних и многолетних трав. В районах с суммой активных температур 1600-1800°С (северная граница по линии Тверь, Ярославль, Кострома, Тюмень, Красноярск, Иркутск, Чита) основой производства силоса должны быть многолетние травы, а в условиях Сибири - и однолетние смеси при уборке их в фазу молочно-восковой спелости зерна злаковых культур. Кукурузу следует выращивать преимущественно на зеленый корм.
Предполагают, что роль кормовых корнеплодов в кормопроизводстве, вследствие значительных затрат труда и материальных средств на их выращивание, заготовку, хранение и использование, в ближайшей перспективе будет незначительной. Показано, что себестоимость 1 ц к.ед. кормовых корнеплодов примерно в 2,5 раза выше фуражного зерна и в 4,6 раза - многолетних трав. Площади кормовых корнеплодов должны возрасти до 328 тыс. га, а валовой сбор - до 10,5 млн т.
Особого внимания заслуживает производство кормов на сенокосах и пастбищах. В настоящее время из 88,5 млн га природных кормовых угодий для укосного и пастбищного использования пригодно только около половины всей площади (43 млн га). Остальные угодья находятся в неудовлетворительном культуртехническом и мелиоративном состоянии. Из них 6,9 млн га заросло кустарником и мелколесьем, 24,6 млн га расположено на засоленных и 19,2 млн га на эродированных землях, в т.ч. 10,2 млн га пастбищ характеризуется сильным сбоем, 6,2 млн га заболочено и переувлажнено, 1,3 млн га закочкарено. Темпы этих негативных процессов нарастают повсеместно, т.е. во всех почвенноклиматических зонах страны.
По данным Матвеевой, продуктивность сенокосов и пастбищ, определенная сотрудниками Ботанического института АН России (в 1960 г.), по природным зонам составила: тундра и лесотундра - 1,2 ц/га воздушно-сухой массы; лесная зона - 10,5 ц/га, лесостепь - 10,3 ц/га; степь - 6,3; полупустынная зона - 4,4; пустынная зона - 2,2; горные районы - 8,5 ц/га, а в среднем по России - 4,1 ц/га. Без тундры и лесотундры средняя продуктивность воздушно-сухой массы сена на сенокосах России равна 12,4 ц/га, пастбищ - 4,2 ц/га, а всей площади сенокосов и пастбищ в среднем - 6 ц/га.
В таблицах 6.121 и 6.122 приведены данные продуктивности лугов в разных регионах России. Следует обратить внимание на зональное изменение продуктивности лугов. Если ее максимум в Курганской области, то к югу и северу продуктивность падает. Данные таблицы 6.123 позволяют читателю сравнить эти данные с продуктивностью природных кормовых угодий в США.
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Начиная с 1990 гг. в стране произошел резкий спад потребления пастбищного корма, что обусловлено не только сокращением поголовья скота, но и деградацией пастбищных и сенокосных травостоев, одной из основных причин которой является нарушение основополагающих законов земледелия, в частности, закона возврата элементов питания. Так, в среднем за 1986-1990 гг., когда с этих угодий получали по 41,5 млн т к.ед., вынос элементов питания уже в 5,5 раз превышал возврат их с удобрениями, а за последние годы применение удобрений сократилось более чем в 100 раз. Производство сена, достигавшее в среднем 24 млн т в 1986-1990 гг., снизилось на 37% за 1996-1999 гг., и особенно сильно - на 43-56% - в Западно-Сибирском, Северо-Западном, Центральном и Северо-Кавказском экономическом районах.
В перспективе одним из главных принципов восстановления и повышения роли лугового кормопроизводства является улучшение земель, на которых увеличение производства кормов возможно за счет доступных агротехнических и организационных мероприятий, не нуждающихся в проведении дорогих и энергоемких культуртехнических, в т.ч. гидротехнических, мелиораций. Площадь таких первоочередных территорий улучшения в России достигает 43 млн га, что позволит с помощью доступных технологий восстановить и существенно повысить производство кормов.
Планируется увеличить производство сена до 31,4 млн т, что в 1,3 раза превысит уровень 1990 г. Основной технологией повышения продуктивности сенокосов должно стать поверхностное улучшение заливных лугов (2,7 млн га), а также ранее улучшенных сеяных (3,4 млн га) и сохранившихся ценных естественных травостоев (7 млн га). Кроме того, потребуется провести коренное улучшение 4 млн га, а также залужить заброшенные массивы пашни за счет районированных травосмесей и сортов трав. Получение по 1200-2100 к.ед. с 1 га в зависимости от почвенно-климатических условий в разных экономических районах позволит обеспечить окупаемость капитальных вложений и минеральных удобрений уже в первый год пользования, а также устранить опасность зарастания земель кустарником и малоценным мелколесьем, что даст возможность избежать громадных дополнительных затрат в дальнейшем на культуртехнические работы. Было показано, что получение 15 к.ед. в расчете на 1 кг азота способствует окупаемости затрат на внесение удобрений полученной товарной продукцией благодаря большей (в 4-5 раз) прибавке молока за 3-4 недели, что по скорости окупаемости оборотных средств превосходит все другие отрасли растениеводства и земледелия. Важнейшим условием поверхностного улучшения сенокосов является применение мелиорантов, удобрений и соответствующей техники, позволяющих не только увеличить производство сена, но и повысить его питательность (с 0,40-0,43 до 0,48-0,49 к.ед. в 1 кг), включая содержание сырого протеина (с 9 до 10,5-10,8% на сухое вещество).
Путем коренного улучшения травостоев удается обеспечить кормление животных в летний период путем их выпаса на культурных пастбищах, снижая при этом расход ГСМ в 3 раза (в расчете на 1 га или на 1 голову) и удешевляя летний рацион в 2 и более раз по сравнению со стойловым кормлением зеленым кормом. Однако для этого, согласно расчетам ученых ВНИИ кормов, потребуется восстановить выродившиеся травостои на 21 млн га, в т.ч для молочного скота - 9,8 млн, мясного скота - 5,1 млн, для овец и коз - до 6,8 млн га. Из общей площади культурных пастбищ основная их доля предусмотрена для молочного и мясного скота соответственно на 62 и 32%.
В соответствии с прогнозируемыми ВНИИ кормов объемами производства животноводческой продукции, потребуется 82 млн т концентрированных кормов, для производства которых придется использовать 5,0 млн т белкового сырья и 67,0 млн т зерна. В настоящее время концентрированные корма занимают около 30% в валовом производстве кормов; в перспективе их доля в структуре кормов существенно не изменится (29-32%). Оптимизация структуры используемого зерна предполагает, что из 67 млн т фуражного на долю зерна пшеницы должно приходиться около 14 млн т, т.е. не более 22%, ячменя - 42%, кукурузы - 11%, зернобобовых - 13%, овса - 7%, ржи и прочих культур - 5%.
Ранее нами уже отмечалось, что для отечественного животноводства традиционно характерен неоправданный перерасход зерна и комбикормов, доля которых в кормовом балансе, например, в 1976-1990 гг. составляла соответственно 37-38 и 41-53%. Если в странах EC12, где практически все зерно использовали в виде комбикормов, а его доля в них была равна 31-35%, то в России их зерновая часть (зерновая наполненность) достигала в среднем 86% (т.е. в 2,5 раза выше). При этом в расчете на каждую тонну фуражного зерна приходилось в 4 раза меньше белкового сырья. Низкая питательная ценность комбикормов была обусловлена не только недостатком белка, но и витаминов, микроэлементов и т.д. В отличие от стран ЕС и США, где удельный вес зерна в комбикормах постоянно снижается, в России наблюдается обратная тенденция. Из-за несбалансированности кормов по белковым компонентам перерасход зерна на единицу животноводческой продукции к началу 1990-х гг. достигал 30% и более, в результате чего ежегодные потери зерна превышали 15-20 млн т.
Как в США, так и в ЕС комбикормовая промышленность вырабатывает полнорационные комбикорма, комбикорма-концентраты и балансирующие добавки, а также разнообразные премиксы. Производство комбикормов осуществляется здесь в основном на крупных предприятиях мощностью 50 тыс. т и более в год, где вырабатывается примерно 2/3 всего объема комбикормов. Подавляющая масса комбикормов (90%), производимых в США, является полнорационной и может быть единственным источником корма для моногастричных животных.
Повышение выхода и качества объемистых кормов может быть обеспечено за счет сокращения потерь питательных веществ в процессе их заготовки и хранения, а также своевременной уборки кормовых культур. На сено используют около 60% площадей многолетних трав, а сушка остается основным способом их консервирования. В перспективе доля сена в общем производстве объемистых кормов должна значительно возрасти. При этом рост сохранности, энергетической и протеиновой питательности сена будет обеспечен в основном за счет более широкого применения технологий его заготовки в прессованном виде, которая к тому же более пригодна для сушки бобовых и бобово-злаковых травостоев в более ранние фазы вегетации - бутонизации и начала цветения растений. Объем прессованного сена должен достичь 50%, что позволит при меньших финансовых и материально-технических затратах увеличить на 1 млн т сбор кормовых единиц и повысить на 5-9% содержание сырого протеина в травянистых кормах. Более совершенной по сохранности питательных веществ и качеству готового корма технологией приготовления сена стала досушка провяленных трав активным вентилированием. Из существующих технологий, обеспечивающих уборку трав в оптимальные фазы вегетации и более высокую сохранность питательных веществ, а также более высокую надежность и технологичность в сравнении с сушкой на сено, является сенажирование. Усовершенствованная технология приготовления сенажа позволяет сохранить питательные вещества урожая до 85% и получить энергонасыщенный (0,80-0,84 к.ед. в 1 кг СВ), высокопротеиновый (16-20% из бобовых трав) корм.
Альтернативной технологией приготовления энергонасыщенного высокопротеинового корма из трав может стать их силосование (кроме люцерны) в слабопровяленном виде (влажность 60-70%) с использованием новых биологических препаратов на основе осмотолерантных молочнокислых бактерий. Такая технология превосходит технологию сенажирования, обеспечивая сохранность питательных веществ (около 90%), а также энергетическую и протеиновую питательность корма. По мере освоения производства указанных препаратов приготовление силоса может составить половину объемов сенажа, что увеличивает выход кормовых единиц примерно на 1,1-1,2 млн т и повышает содержание сырого протеина в корме на 9-10%.
В настоящее время силос - основной объемистый корм в зимних рационах молочного и мясного скота. Разработаны надежные и эффективные технологии его приготовления из кукурузы, однолетних бобово-злаковых смесей, сорго и других культур. Энергетическая питательность такого силоса составляет 0,78-0,92 к.ед. в 1 кг сухого вещества при высокой сохранности питательных веществ (86-92%). Главное при этом - уборка основного урожая силосных культур с содержанием сухого вещества в растительной массе не менее 30%.
Переход с силосно-концентратного типа кормления крупного рогатого скота на сено-сенажный позволяет снизить расход зернофуража на 17-33%, уменьшить себестоимость 1 ц к.ед. сена и сенажа по сравнению с силосом на 20-30%. С этой целью в условиях Татарстана предлагается расширение площади многолетних бобовых трав и бобово-злаковых смесей (до 20-25% пашни) вместо однолетних кормовых культур, используя люцерну (приблизительно 90%), клевер, козлятник восточный, эспарцет, донник. В качестве силосных культур здесь лучше, чем кукуруза, показали себя сорго-суданковые гибриды, коэффициент энергетической эффективности у которых 5,9, тогда как у кукурузы - 4,7.
В большинстве хозяйств России отмечается большой перерасход кормов на 1 ц молока. При нормативе 1,25 ц к.ед. фактически по стране затрачивают 1,64 ц к.ед., в т.ч. в Ленинградской области - 1,24 ц к.ед., в Воронежской - 1,77 ц к.ед. Значителен перерасход и концентратов: 0,4 ц к.ед. по стране (норма 0,2), в Ленинградской области - 0,32 ц к.ед. Связано это с физиологически необоснованной силосно-концентратной структурой кормовой базы для крупного рогатого скота в зимнестойловый период. В тех регионах страны, где в рационе было меньше грубых кормов, а преобладал силос и концентраты, ниже надои, выход телят и их сохранность, т.е. для увеличения продуктивности коров необходимо, чтобы зеленые корма в их годовом расходе составляли не менее 24-32% для хозяйств Центральной зоны РФ. По данным Брянцева, в Ленинградской области, в соответствии с целевой комплексной программой интенсификации кормопроизводства, предусмотрен переход на заготовку кормов из подвяленных трав влажностью 65-70% с использованием консервантов. Одновременно с целью повышения энергетической и протеиновой питательности кормов предлагается убирать злаковые в фазе начала колошения, а бобовые - в фазе полной бутонизации.
Показано, что при заготовке корма из подвяленных до 40-45% трав лучше сохраняются углеводы, а при прессовании сена из подвяленной массы на 25% снижается расход электроэнергии. Используется также плющение кормового зерна, его консервирование (нет расходов на сушку, возрастает содержание протеина) и увеличение удельного веса бобовых травостоев до 40-45%. Переход к ресурсосберегающим технологиям предусматривает сокращение площадей под однолетними травами, большую продолжительность использования многолетних трав (до 5-6 лет), улучшенных сенокосов (до 7) и культурных пастбищ (до 10 лет), создание травостоев, различных по скороспелости и срокам уборки, и поверхностное улучшение путем подсева трав в дернину, боронование лугов и пастбищ с применением удобрений и извести (в 2 раза увеличивает урожай) и т.д.
Важнейшим условием эффективного использования кормовых угодий должно стать их адаптивное агроэкологическое макро-, мезо- и микрорайонирование. Общая площадь природных кормовых угодий (ПКУ) России составляет 91,3 млн га, в т.ч. сенокосов - 23,7 тыс. га, пастбищ - 67,6 млн га. Кроме того, под выпас оленей используется 282 млн га. Однако большая часть кормовых угодий, в т.ч. более 50% сенокосов и пастбищ, нуждается в улучшении. В результате их продуктивность постоянно снижается: для сенокосов до 0,7-1,0 т/га сена, пастбищ - 2,0-4,0 т/га зеленой массы. Причем процесс деградации ПКУ постоянно нарастает. Если в среднем в 1986-1990 гг. ежегодно заготавливалось 11,6 млн т к.ед. сена, то в 2000-2004 гг. - 6-7 млн т к.ед.
В аркотундровой, тундровой и лесотундровой зонах в типологическом составе ПКУ преобладают пойменные луга на аллювиальных луговых почвах (вейниково-разнотравные, осоково-разнотравные, осоково-вейниковые луга), урожайность которых составляет 1,2-1,4 т/га сухого вещества (СВ). На равнинных минеральных и торфяных тундровых почвах лишайниково-кустарниковые, мохово-осоковые, мохово-кустарничково-травянистые, пушицево-осоковые ПКУ урожайность составляет 0,7-0,9 т/га (а кормовые ресурсы этих зон в целом равны 200-240 тыс. т СВ) (табл. 6.124).
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Вполне вероятно, что в связи с глобальным потеплением климата южные области России все чаще будут подвергаться засухам, усилятся процессы опустынивания засушливых районов. В этой ситуации более благоприятным для земледелия окажется климат Севера, начнется процесс осеверения растениеводства, станет реальным формирование северного кормового пояса страны. При наличии минеральных удобрений урожай сеяного луга на территории от Анадырской тундры до Верхоянска можно стабильно поддерживать на уровне 40-50 ц/га. Вот почему стратегическая проблема осеверения кормопроизводства России должна постоянно находиться в поле зрения академической и аграрной наук. При этом важно учитывать, что гарантом самого существования сельских жителей Севера является животноводство и оленеводство, базирующиеся на их фундаменте - кормопроизводстве. Именно отставание кормопроизводства от нужд местного скотоводства, коневодства и оленеводства лежит в основе того, что за годы реформ поголовье в каждой из этих отраслей уменьшилось в 2-3 раза, поставив под угрозу жизнеобеспечение местных народов Севера.
Степи занимают свыше 100 млн га, или 6% территории России, а степной чернозем - одно из важнейших национальных богатств. Поскольку здесь же производится более 70% всей сельскохозяйственной продукции страны, стратегия и тактика степного природопользования имеет решающее значение в обеспечении продовольственной безопасности России. При этом в стратегии адаптивного землепользования особое внимание необходимо уделить как продукционным, так и средо- и ресурсоформирующим функциям степного природопользования. С этой целью, по мнению Трофимова, должно быть обеспечено сбалансированное соотношение различных видов использования земель (эколого-хозяйственный баланс), базирующееся на сочетании экологического, ландшафтного и других геосистемных подходов. Это, в свою очередь, предполагает оптимизацию соотношения и динамического равновесия естественных и антропогенных элементов экологической инфраструктуры степных массивов (пашенных, лесных, луговых, кустарниковых, целинных, водно-болотных и других природных угодий и местностей, входящих в состав агроландшафтов). Указанная оптимизация включает не только сохранение естественных биоценозов, но и укрепление всего экологического каркаса при конструировании адаптивных агроландшафтов. Особую роль при этом играет увеличение биологического разнообразия фауны и флоры, создание дополнительных структур и механизмов биоценотической саморегуляции, оптимизации динамики численности популяций полезной и вредной фауны и флоры с целью поддержания экологического равновесия и т.д. Для этого должно быть широко использовано конструирование полезащитных, приовражных, приболотных и других лесополос; приовражных и приболотных буферных полос сенокосов и пастбищ; залуженных ложбин водотоков; буферных полос многолетних трав; прудов и других искусственных водоемов и пр.
На Крайнем и Ближнем Севере России произрастает большое число видов диких сородичей кормовых и ягодных культур с высокой зимостойкостью, холодостойкостью, скороспелостью, устойчивостью к вредителям и болезням. Почвы этих регионов нуждаются в известковании и внесении органических удобрений, что требует развития животноводства. Из 600 дикорастущих сородичей культурных растений, считает Коровин, в условиях Севера нашей страны (выше 57-й параллели в Европейской части России и 55-й - в Сибири) произрастает 110 видов (18,3%), относящихся к 49 родам и 14 семействам. Основная их часть (86,4%) представлена многолетними травами, полукустарниками, кустарниками и деревьями, которые способны переносить низкие температуры северных зим (-50...-55°С). В их числе - смородина, земляника, брусника, малина, ежевика, клюква, рябина, черемуха, терн, яблоня сибирская, виды лука, щавеля, хмеля и др.
Современные научные данные об адаптивном растениеводстве, по мнению Савченко, позволяют сформулировать новые подходы к дальнейшему улучшению природных кормовых угодий, в числе которых развернутая экологическая характеристика территории, выявляющая основные факторы продуктивности, агроэкологическое районирование, принципы и критерии адаптивного растениеводства, позволяющие дифференцированно использовать техногенные средства интенсификации, биологизация интенсификационных процессов и некоторые другие. При этом необходимо, прежде всего, учитывать флористическую полноценность участков, т.к. в результате бессистемного использования сенокосы и пастбища в современном их состоянии во многих случаях представляют собой деградированные системы с бедным флористическим составом. Что касается стратегии селекции и семеноводства будущего кормовых культур, то она должна базироваться на эволюционно-аналоговом подходе, т.е. умножении числа культивируемых видов и сортов, а также их агроэкологической специализации, позволяющей наиболее эффективно использовать природные и техногенные ресурсы, расширяя одновременно адаптивные зоны биологически возможного и экономически оправданного возделывания сельскохозяйственных культур. В этой связи особое значение приобретает экологическая система селекции растений, в основу которой положено широкое использование экотипов кормовых культур, характеризующихся высокой адаптивностью и конкурентоспособностью в процессе естественного отбора в разных почвенно-климатических зонах.
К сожалению, до настоящего времени нет полных сводок, где было бы охарактеризовано все разнообразие растительного мира нашей страны на видовом уровне. Ориентировочно на территории России имеется 11400 видов аборигенных и заносных сосудистых растений, принадлежащих к 1488 родам и 197 семействам. Процесс установления таксономического состава флоры не закончен. Ежегодно описывают десятки новых для науки видов, произрастающих в России и на сопредельных территориях. Многие группы растений нуждаются в современной таксономической ревизии.
Экологическое и типологическое разнообразие ПКУ очень большое. Только в Европейской части России выделено 400 их типов, а с учетом модификационной изменчивости растений - более 1000 агроэкологических типов сенокосов и пастбищ (во всей России их более 2500). В то же время за счет улучшения природных кормовых угодий используется лишь 104 вида (57 семейств) кормовых растений, т.е. лишь 1,8% генофонда кормовых растений, произрастающих в России. Таким образом, считает Савченко, потенциал природной флоры для увеличения кормовых ресурсов реализуется не полностью. Так, в семействе бобовых (или мотыльковых) Fabaceae Lindl. (Leguminosae Juss.) в средней полосе Европейской части России насчитывается 136 видов, объединенных в 26 родов, из которых кормовое значение имеют 86 видов (табл. 6.125), тогда как в Госреестр селекционных достижений на 2004 г. было внесено лишь 35 видов.
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

О слабом использовании в нашей стране генофонда кормовых растений свидетельствуют многочисленные данные. Так, во флоре средней полосы Европейской части России произрастает 18 видов клеверов. Однако излюбленным объектом селекционеров является только клевер луговой, на долю которого из 101 районированных сортов приходится 77 или 76%. Между тем ценными кормовыми растениями, широко распространенными в природных кормовых угодьях, стали такие виды клеверов, как клевер горный (Trifolium montanum Lv), клевер изящный (Т. elegans Savi.), клевер равнинный (Т. campestris Schreb.), клевер средний (Т. medium L.), клевер альпийский (Т. alpestre L.), которые пока даже не введены в культуру, тогда как успешно произрастают в разнообразных естественных условиях. Так, клевер изящный представлен на влажных лугах и на болотистых участках, клевер горный - на сухих и влажных лугах, а клевер средний - от степных склонов до влажных лугов, в т.ч. на кислых и засоленных почвах. В этом же регионе насчитывается 217 видов семейства злаковых Gramineae (Poaceae), объединяемых в 72 рода. Кормовое значение имеют 182 вида, тогда как в Госреестр селекционных достижений внесено всего 40 видов, на основе которых создано 363 сорта. В стране практически не ведется селекционная работа с такими ценными кормовыми злаками одно-двулетниками, как костер полевой - Bromus secalinus L., костер мягкий - Bromus mollinus, костер растопыренный - Bromus squarrosus L. В целом, как справедливо считает Савченко, следует значительно усилить научное обеспечение мобилизации растительных ресурсов, в т.ч. введение в культуру новых видов кормовых растений, характеризующихся толерантностью к экологическим стрессорам, с целью получения ежегодных гарантированных сборов высококачественных кормов с пастбищ и сенокосов.
В связи с обсуждаемым вопросом большой интерес представляют данные о «поедаемости - непоедаемости» сельскохозяйственными животными кормовых растений, первую сводку которых дал К. Линней еще в 1778 г. (табл. 6.126). На основании этих и других данных Розенберг приводит обобщенную оценку превышения емкости агроэкосистем по отношению к крупному рогатому скоту для условий Волжского бассейна (табл. 6.127).
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Анализируя проблему кормопроизводства, не следует оставлять вне поля зрения как вопросы средоулучшающей роли кормовых угодий, так и их возможное влияние на загрязнение природной среды. Так, по сообщению Благовещенского, на одном из форумов Британского общества луговодов отмечалось, что в последние десятилетия, благодаря росту энергетических затрат, продуктивность лугов в Великобритании увеличилась с 26 ГДж обменной энергии в 1950 г. до 42 ГДж/га. Однако такой рост урожайности сопровождался усилением экологической напряженности, связанной, прежде всего, с избыточным применением средств химизации.
Наряду с этим экологическая напряженность в кормопроизводстве усугубляется еще двумя весьма важными факторами. Один из них связан с широкомасштабными работами по улучшению природных лугов, заменой их сеяными травами с узким видовым составом смесей, а также преимущественно монокультурой сортов райграса пастбищного, причем в различных почвенно-климатических условиях. В животноводстве влияние этого фактора только начинает осознаваться. Другой фактор обусловлен более высокими экологическими нагрузками, возникающими на фермах, где жвачные животные, как правило, полностью обеспечиваются только малотранспортабельными кормами. При этом высокая продуктивность пастбищ многолетних трав, приготовление сенажа и силоса из подвяленных трав, а также заготовка кукурузного силоса достигаются путем применения повышенных норм минеральных удобрений.
Об избыточном поступлении в агрозооэкосистемы азота и фосфора свидетельствуют данные Ван дер Meepa (Нидерланды), согласно которым 74% азота и 63% фосфора остаются неиспользованными сельскохозяйственными культурами и животными. Поэтому считается, что наибольшее загрязнение окружающей среды в аграрном секторе приносят животноводческие фермы, поскольку количество азота, поступающего на них с покупными кормами, сходно с объемами использования минеральных удобрений, а по фосфору даже в 3 раза больше.
Потребность в концентрированных кормах, на долю которых приходится около 35% рациона крупного рогатого скота, покрывается за счет их приобретения, в т.ч. импорта из стран Северной Африки и др., что, в свою очередь, приводит к повышению плотности поголовья скота на единицу площади и существенному увеличению накопления навоза.
В целом, сельскохозяйственное производство в странах ЕС является одним из основных источников загрязнения аммиаком и оксидами азота воздушного бассейна, а нитратами и фосфором - воды. Крупный рогатый скот стал источником 53% потерь аммиака от всего сельскохозяйственного производства Великобритании. Уровень загрязнения соединениями азота и фосфора и их влияние на окружающую среду представлены в табл. 6.128 и 6.129.
Преодоление кризисных явлений в животноводстве базируется на двух стратегических направлениях. Одно из них широко известно и связано с сокращением загрязнения окружающей среды, которому наиболее остро подвержены животноводческие фермы. С этой целью разработан комплекс мер, в т.ч. рискоизбегающие стратегии, в соответствии с которыми уменьшение потерь азота и фосфора в окружающую среду в Великобритании будет осуществлено за счет следующих мероприятий: при работе с навозом применять машины для его внесения с одновременной заделкой жидких удобрений в почву; использовать закрытые хранилища для навоза; запрет на применение избыточных норм удобрений и внесение их с сентября по декабрь; вносить минеральные удобрения с учетом объемов использования органических удобрений, включая органику, оставляемую животными на пастбищах; применять азотные удобрения не равными долями по циклам стравливания, а в зависимости от различных темпов нарастания массы в разные периоды вегетации.
Кормовые культуры - основа эффективного использования сельскохозяйственных угодий

Другим стратегическим направлением в устранении отмеченных выше негативных явлений, сохранении здоровья животных, обеспечении устойчивого производства экологически безопасных продуктов животноводства является развитие кормопроизводства за счет расширения состава кормовых средств, использования биоразнообразия природных луговых угодий и старосеяных травостоев. Это направление предполагает: сохранение, повышение продуктивности, рациональное использование фито- и биоразнообразия в соответствии с ландшафтными Особенностями природных лугов и старосеяных травостоев; создание сеяных травостоев из многокомпонентных травосмесей (до 80 видов) путем сбора и высева семян дикорастущих трав с природных луговых угодий.
С учетом возникших в странах Европы проблем в развитии животноводства и кормопроизводства Благовещенский обращает внимание на следующие обстоятельства. Значительная часть поголовья крупного рогатого скота в нашей стране (Центральные Черноземные области и ряд других регионов) в результате чрезмерной распаханности земель находится на круглогодичном стойловом содержании и обеспечивается кормами с весьма узким набором кормовых средств из искусственно выращенных сеяных кормовых культур. Близ таких крупных городов, как Москва, Санкт-Петербург и др., во многих хозяйствах практически не осталось природных кормовых угодий, которые в процессе коренного их улучшения превращены в искусственно созданные пастбища и сенокосы. Здесь поголовье скота также обеспечивается узким набором кормов. Ограниченный набор искусственно созданных кормовых средств, низкое их качество отражается как на продуктивности животных, так и на общем состоянии их здоровья, в т.ч. воспроизводстве. В этих условиях проблема загрязнения почв и воды, а также растениеводческой продукции продолжает оставаться весьма острой, в особенности на крупных животноводческих комплексах и птицефабриках. Выходом из такого положения, по мнению Благовещенского, применительно к российским условиям являются не только сохранение, но и воспроизводство плодородия почвы; расширение состава кормов, главным образом за счет использования фитоценотического биоразнообразия природных луговых угодий и старосеяных травостоев; повышение их продуктивности; создание сеяных травостоев из многокомпонентных смесей, с привлечением в их состав семян дикорастущих трав, в т.ч. лекарственных растений.
Площадь засушливой территории России (пустынная, полупустынная, сухостепная, степная зоны и засушливые провинции лесостепной зоны), где постоянно отмечается дефицит увлажнения, достигает 150 млн га, из которых под сельскохозяйственными угодьями занято более 80% территории, а 75% используют для производства кормов. При этом значимость кормовых культур связана не только с созданием кормовой базы для животноводства, но и с оптимизацией видовой структуры агроэкосистем, сохранением плодородия почвы, охраной окружающей среды. Очевидно, что наиболее эффективным средством повышения продуктивности растениеводства в этих условиях, наряду с освоением научно обоснованной системы сухого земледелия, становится орошение. Так, благодаря интенсивному ирригационному строительству, площадь орошаемых земель в стране к 1990 г. составила 6,2 млн га, в т.ч. в Поволжском регионе 1,1 млн. Занимая 4-5% пашни, орошаемые земли в стоимостном выражении в 1986-1990 гг. обеспечивали получение в среднем по РФ 11,4%, по степной зоне - 12,1 и по Волгоградской области - 18% всей продукции растениеводства. Продуктивность орошаемого гектара в целом по России оценивалась в 4,2-4,6 тыс. к.ед., а в Ростовской и Волгоградской областях она превышала 6 тыс., в Ставропольском крае - 7,0-7,5 тыс. к.ед/га. В 1987 г. с орошаемых земель была заготовлена четвертая часть всех кормов (46 млн т зеленой массы, 5,5 млн т сена). В денежном выражении на долю полученной продукции приходилось 11-12% стоимости всей растениеводческой продукции. К 2008 г. площадь орошаемых земель сократилась до 4,5 млн га, практически полностью прекращено строительство новых оросительных систем, повсеместно наблюдается перевод поливной пашни в неорошаемую.