Новости
09.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


18.12.2015

Мировой опыт проведения аграрных, в т.ч. земельных реформ, свидетельствует о необходимости сочетания рыночного индикативного и централизованного подхода к развитию АПК при одновременном усилении роли государства и науки в разработке и реализации соответствующей аграрной политики. Так, в странах Западной Европы начиная с 1950-х гг. аграрная реформа была направлена на объединение раздробленных земельных наделов, усиление горизонтальной и вертикальной кооперации, развитие мощной инфраструктуры агропромышленного комплекса, обеспечение стабильной занятости сельских жителей и повышение уровня их жизни, интеграцию в мировой рынок продовольствия. Если на первом этапе этих реформ главным являлось самообеспечение продуктами питания, достигнутое в большинстве стран уже к концу 1960-х - началу 1970-х гг. (еще в 1950-х гг. во многих странах Западной Европы распределение продуктов питания было рационированным), то последующие этапы (вплоть до настоящего времени) были ориентированы на модернизацию производства, ресурсоэнергосбережение, устойчивое повышение не только величины, но и качества урожая, охрану природной среды, решение социально-экономических и этнических проблем. Важное место отводится также гуманизации и интеллектуализации сельскохозяйственного труда, его компьютеризации и автоматизации, росту уровня жизни, улучшению условий труда и быта фермеров. При этом в социально-ориентированной экономике большинства государств сельскохозяйственное производство все в большей степени рассматривается в качестве бесконечно возобновляемого ресурса человечества на основе рационального природопользования.
В условиях рыночной экономики уже давно сложились представления об ограничениях законов свободного рынка применительно к «абсолютно неустранимым» особенностям сельскохозяйственного производства, связанным не только с функциональной спецификой этой отрасли (сезонность работ, зависимость величины и качества урожая от почвенно-климатических и погодных условий, сложность управления свободно протекающими процессами в почве, в растениях, у животных и др.) и первичной ее ролью в жизнеобеспечении человека, но и с необходимостью государственного регулирования паритета цен, квот на гарантированную закупку сельскохозяйственной продукции, сохранения низких и стабильных закупочных цен на нее при одновременном повышении доходов фермеров, выделения ресурсов на социальное обустройство сельской местности, проведение мелиоративных и противоэрозионных мероприятий и т.д. Вот почему уровень государственной поддержки сельского хозяйства в стоимостном выражении, например, в США и странах ЕС достигает 30-50% общей стоимости их реализованной продукции.
Для экономики стран Западной Европы и США характерен жесткий государственный и общественный контроль на потребительском рынке продовольственных товаров и услуг (активное государственное вмешательство в формирование цен, регулирование и ценовое перераспределение доходов в АПК). Так, искусственное завышение закупочных цен на продукты сельского хозяйства в замкнутой экономической группировке ЕС обеспечивает поддержание внутренних закупочных цен, которые за счет таможенных барьеров выше мировых, позволяя достичь окупаемости затрат на модернизацию технологий. Неслучайно большинство законов в области сельского хозяйства этих стран - это законы о ценах, обеспечивающих, в конечном счете, доходы фермера. При этом цены играют двоякую роль:
а) отражают общественно необходимые затраты труда и потребительские качества продукции;
б) являются рычагом государственного регулирования АПК, межотраслевых связей, рынка сельскохозяйственной продукции.
Заметим, однако, что только повышение цен на сельскохозяйственную продукцию положительно сказывается лишь в течение 2-3 лет, после чего наступает «ценовой резонанс». В связи с этим важно подчеркнуть, что агроэкологическое районирование, т.е. выбор зон, где ту или иную культуру производят с наименьшими затратами и лучшим качеством, а также дифференцированное по зонам субсидирование за счет бюджета по программе «стабилизация доходов» (этапы научный и ценовой) в странах с высоким уровнем дотаций совпадают.
В развитых странах рост зарплаты и доходов населения, как правило, опережает рост стоимости продовольственных товаров. В результате затраты на продукты питания в общих расходах населения составляют в США - 12%, Нидерландах - 20%, Германии - 22%. Само же государственное регулирование розничных цен направлено на поддержание устойчивости потребительского спроса, регулирование производства сельскохозяйственной продукции, ее переработки, транспортировки, хранения и реализации. При этом рост цен на продукты питания на 1% обычно ведет к снижению их потребления на 0,24%; при росте доходов на 0,5% спрос на высокобелковые продукты увеличивается на 1,5%, а на другие - на 1,0%. В целом, в развитых странах концепция ценообразования предусматривает:
а) все более активное ценовое регулирование производства сельскохозяйственной продукции;
б) все большее влияние потребительского спроса благодаря росту доходов населения;
в) повышение эластичности потребления продуктов питания.
Несоответствие или диспаритет цен на сельскохозяйственную продукцию и промышленные товары и услуги для села стали основным фактором снижения производства и реализации сельскохозяйственной продукции. Монополизм заготовительных и перерабатывающих предприятий позволяет им диктовать сравнительно низкие закупочные цены, устанавливая на довольно высоком уровне потребительские цены, получая неоправданно высокие доходы. Хотя сельское хозяйство в странах ЕС и США тщательно планируется, регулируется и поддерживается за счет субсидий государства, в настоящее время тенденция удорожания промышленных товаров для села сохраняется.
Факторами, предопределяющими необходимость функционирования дотационного механизма в системе ценообразования на сельскохозяйственную продукцию, являются:
- отнесение продовольствия и сельскохозяйственного сырья к товару особого рода, первостепенная значимость постоянного производства и поставки которых обусловлена первейшей потребностью человека в пище;
- недостаток (ограниченность) площади «лучших» земель для возделывания важнейших для жизнеобеспечения населения сельскохозяйственных культур (зерновых, масличных, технических и др.);
- средоулучшающая роль сельскохозяйственных культур, экологические последствия и «цена» которой не исчерпываются только реализуемой по рыночной стоимости продукции (экологические услуги сельского хозяйства);
- значительно большие окупаемость и возможность экономии использования земли, воды и других ограниченных природных ресурсов в промышленности по сравнению с сельским хозяйством;
- необходимость ритмичного и гарантированного снабжения населения продовольствием при высокой степени зависимости величины и качества урожая от «капризов» погоды и климата в целом;
- подчиненность расширенного воспроизводства сельскохозяйственной продукции действию закона «убывающего плодородия» или «уменьшающихся пропорциональных прибавок», уходящего истоками к представлениям Д. Рикардо о возникновении дифференциальной земельной ренты.
Естественно-экономический смысл государственных дотаций состоит в целевой компенсации непропорционального удорожания каждой последующей прибавки урожая растений или животноводческой продукции, т.е. возмещение производителю экспоненциального (непропорционально высокого) роста соответствующих затрат ресурсов, труда и капитала. Одновременно дотационный механизм широко используют в целях регулирования диспаритета цен между промышленными и сельскохозяйственными товарами, для поддержки мелких производителей и повышения конкурентоспособности экспортируемой сельскохозяйственной продукции, стимулирования производства новых культур и компенсации высоких затрат в неблагоприятных условиях среды (пустынные, аридные, горные, северные регионы), для обеспечения занятости местного населения, усиления биологизации и экологизации интенсификационных процессов в сельском хозяйстве и т.д.
Наибольшей естественно-научной обоснованностью обладает именно рентная «дотация», т.е. дополнительный доход, получаемый в условиях рынка за счет более рационального использования плодородия почвы, местных климатических условий, адаптивного подбора и размещения культивируемых видов и сортов растений, реализации преимуществ близости к рынку, а также достижений научно-технического прогресса (дифренты I и II). Следует особо подчеркнуть взаимосвязь рентной «дотации» и адаптивно-биологической сущности самой дифференциальной земельной ренты, поскольку последняя может быть реализована только за счет адаптации главного рентообразующего фактора - культивируемых видов и сортов растений.
В чрезвычайных условиях, а тем более во время катастроф (войны, землетрясения, наводнения и пр.), размах колебаний цен оказывается наибольшим именно на рынке продовольствия. Поэтому многочисленные примеры государственного регулирования продовольственного рынка известны уже из древней истории. В их числе - реформы Прекрасного Иосифа в Библейском Египте, введшего государственные закупки, складирование и распределение зерна, Ван Мина в Древнем Китае, Василия Шуйского и Петра I в России и др. Обеспечение населения страны за счет собственного производства продовольствия традиционно рассматривается в качестве главного фактора государственной и национальной безопасности. При этом весь мировой опыт свидетельствует о том, что чем ниже уровень продовольственной безопасности страны (или группы стран), тем масштабнее должно быть вмешательство государства в регуляцию продовольственного рынка.
В развитых странах соотношение доли занятого в сельском хозяйстве населения (8,2%) к его доле в валовом внутреннем продукте (2,1%) составляет 3,9, т.е. на каждого работающего в сельском хозяйстве валового внутреннего продукта приходится в 3,9 раза меньше, чем в других отраслях экономики. А это, в свою очередь, означает, что сельское хозяйство даже в высокоразвитых странах не может быть донором других отраслей, причем тем в меньшей степени, чем хуже местные почвенно-климатические и погодные условия для сельского хозяйства. Кроме того, необходимость постоянного увеличения урожайности и валового производства сельскохозяйственной продукции связана с ростом капиталоемкости и энергетической цены каждой дополнительной единицы продукции, т.е. требует значительных вложений в мелиорацию, химизацию, научное обеспечение этой отрасли, что не может быть реализовано без помощи государства. Вот почему в США после экономического кризиса 1929-1933 гг. Ф.Д. Рузвельтом был объявлен мораторий на фермерскую задолженность, восстановлен паритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию на уровне 1909 г., ликвидированы «ножницы цен» и т.д. Соответствующая политика государственной поддержки сельского хозяйства была определена «Актом о регулировании сельского хозяйства» (принятым в 1933 г.), в котором были изложены принципы государственного вмешательства в экономику этой отрасли, не являющейся ни самодостаточной, ни саморегулируемой.
Аналогичный подход в обеспечении продовольственной безопасности характерен и для большинства других развитых стран мира. Так, в 1947 г. в Норвегии были сформулированы цели аграрной политики, обеспечивающие для значительной части сельского населения, в т.ч. проживающего в районах с неблагоприятными природными условиями, уровень жизни, сравнимый с уровнем жизни населения, занятого в других секторах экономики. Закон о сельском хозяйстве, принятый в Великобритании в 1947 г., обязывал правительство вмешиваться в экономику в интересах АПК даже в мирное время (покупать по гарантированным ценам весь произведенный в стране объем основных видов продовольствия), в конце каждого сбытового периода выплачивать фермерам разницу между рыночной и гарантированной ценой и т.д. Между тем, хотя после 1960 г. государственное вмешательство в сельскохозяйственное производство в странах Западной Европы усиливалось, спрос на продукты питания был ниже, чем рост доходов потребителей, в результате чего фермеры продолжали жить хуже других групп населения. Переход к единой аграрной политике в ЕС оказался наиболее сложным, т.к. в разных странах он существенно отличался по методам и степени поддержки фермеров. Поэтому в 1962 г. было принято решение по организации общего рынка зерна (послужившего в дальнейшем моделью организации рынков и других товаров). К концу 1960-х гг. по большинству сельскохозяйственных продуктов каждая из стран ЕС приняла свою систему протекционизма и поддержки цен, изолировавших их внутренний рынок. При этом бюджетные субсидии превышали 50% общего дохода фермерской семьи. К примеру, помощь фермерам в ФРГ в расчете на 1 га составила 800 долл. Кроме того, почти 60% фермеров основные доходы получали из других сфер экономики. Дополнительно к действующей с 1988 г. пятилетней Программе вывода из оборота сельскохозяйственных угодий ЕС приняло специальную программу, которая предусматривала добровольный отказ фермеров от производства продукции не менее чем на 15% площади земель, а также компенсацию товаропроизводителям сокращения доходов за счет выплаты премий до 1059 марок/га (в зависимости от качества почв). В целом, в странах ЕС к середине 1990-х гг. было разработано более 120 государственных проектов по различным направлениям регулирования рыночной экономики (последние включают премии за снижение норм внесения удобрений и средств защиты, оплату затрат на строительство навозохранилищ, сохранение ландшафта, применение технологий, обеспечивающих охрану окружающей среды, и др.).
О масштабах вовлеченности государства в поддержание сельскохозяйственных производителей свидетельствует тот факт, что объем финансовых ресурсов, направляемых по всем программам регулирования АПК, в странах ЕС составляет почти половину стоимости продукции сельского хозяйства. В отличие от России, в США и ряде других промышленно развитых стран относительная стабильность между I и II сферами АПК достигается за счет отлаженной системы государственной или иной формы поддержки сельскохозяйственных производителей при покупке ими материально-энергетических ресурсов. Например, в США устанавливают дифференцированные цены (в зависимости от объемов закупок, географического положения, штатных налогов) на приобретаемое фермерами дизельное топливо. В Канаде налоговые льготы и субсидии обеспечивают для фермеров цены на моторное топливо на 44-50% ниже обычных розничных. В Финляндии действуют тарифы на электроэнергию, размер которых зависит даже от сезона работ, времени суток и т.д. В США фермерские кооперативы контролируют 40% объема поставок нефтепродуктов фермерским хозяйствам, 3/4 протяженности сельских распределительных электрических сетей.
В сельском хозяйстве США официально существует два вида «цен поддержки»: целевые цены и залоговые ставки (залоговые цены). Целевые (или гарантированные) цены устанавливают едиными по стране только для расчетных операций. Они ориентированы на возмещение затрат (в состав которых включают среднюю норму прибыли на фермерский капитал и расчетную земельную ренту) и на определенный доход (сверх средней нормы прибыли и земельной ренты) для расширенного воспроизводства на фермах со средним и пониженным уровнем затрат. При этом наибольшую долю помощи (70% бюджетных средств) получают относительно крупные хозяйства. Фактически бюджетным финансированием по программе стабилизации цен и доходов охвачена одна треть американских ферм.
Инструментом регулирования, в т.ч. стабилизации рыночных цен на сельхозпродукцию, в странах Центральной и Восточной Европы служат таможенные пошлины, экспортные и импортные лицензии, экспортные субсидии и интервенции на рынке и пр. Практически все эти страны поддерживают производство сельхозпродукции путем предоставления льготных кредитов и налоговых льгот. В большинстве стран региона производителям выделяют прямые дотации для ведения растениеводства и животноводства, например, в форме премий на единицу площади или на голову скота. Существует также практика направления инвестиций в сельское хозяйство районов с неблагоприятными условиями для его ведения (горные и предгорные районы). В некоторых странах действуют программы поддержки малых и средних хозяйств, агротуризма, развития переработки местного сырья и диверсификации производства.
Важную роль в ценообразовании на овощи, фрукты, ранний картофель, мясо, яйца, молочные продукты и рыбу играют цены на оптовых рынках, служащие ориентиром для всех других каналов сбыта сельскохозяйственной продукции, и в частности для установления контрактных расценок, а также поддерживаемых государством гарантированных цен. Так, в США оптовые рынки функционируют во многих крупных городах страны - Балтиморе, Бостоне, Чикаго, Детройте, Хьюстоне, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Филадельфии, Сан-Франциско, Майами и др. Оптовый рынок Рюнжи (Rungis), созданный в 1969 г. для гарантированного обеспечения Парижа и его пригородной зоны сельскохозяйственной продукцией, является смешанным государственно-частным акционерным предприятием, официально именуемым «смешанное деловое общество - рынок национального значения Рюнжи» (SEMMARIS). Рынок работает круглосуточно. Причем ежедневно с 2 часов новые партии продукции прибывают сюда из различных районов Франции и других стран. В 5 часов торговцы Парижа делают закупки, обеспечивая продовольствием 12-миллионное население Парижа и его пригородов. Покупателями продукции, как правило, оказываются объединения розничной торговли, супермаркеты, а также другие предприятия.
К числу важнейших мер государственной поддержки сельского хозяйства в странах с развитой рыночной экономикой относятся:
1. Целевое регулирование, обеспечивающее устойчивость доходов производителей и возможность расширенного воспроизводства отрасли.
2. Прямое субсидирование в расчете на земельную площадь и поголовье животных, тесно увязанное с условиями цроизводства.
3. Финансово-кредитное обеспечение.
4. Формирование производственной инфраструктуры сельского хозяйства (дорожно-транспортной сети, линии электропередач, мелиорация земель и т.д.).
5. Налоговое регулирование (на прибыль, на землю, добавленную стоимость, прирост основного капитала и т.д.);
6. Регулирование земельных отношений (сочетание рыночных механизмов с государственным вмешательством).
Мировой опыт свидетельствует, что государственные целевые Программы являются наиболее оптимальной организационной формой, позволяющей в рамках ограниченных ресурсов и временного периода решать задачи любого уровня, объединять интересы государства и ее участников, координировать деятельность смежных отраслей. Так, в целях обеспечения эффективного развития зернового хозяйства России необходимо разработать, принять и реализовать федеральную целевую государственную программу «Зерно и продукты его переработки», предусмотрев в ней:
- увязанный по ресурсам, исполнителям и срокам комплекс социально-экономических, технических, технологических, научно-исследовательских, организационно-хозяйственных и других мероприятий;
- комплексное и системное использование имеющихся ресурсов, сочетание межотраслевого, межрегионального и федерального подходов, материально-техническое, кадровое, научное, правовое и организационно-экономическое обеспечение;
- использование результатов уже функционирующих научно-технических и других программ;
- выбор приоритетов, реализующих цели программы в наиболее короткие сроки, определение объема осуществляемых мероприятий, соотношения величины затрат на их внедрение и получаемого эффекта;
- сочетание различных источников средств для реализации программы через долевое участие в финансировании различных инвесторов: государства через средства федерального и региональных бюджетов, товаропроизводителей, торгово-посреднических структур, промышленно-финансовых групп, коммерческих банков, иностранных инвесторов;
- госбюджетное (высокоизбирательное, конкурсное) финансирование при множественности его источников, ориентирующих на прорывные проекты («не догонять», т.е. не «сокращать разрыв», а создавать качественно новые технологии);
- государственное регулирование использования природных ресурсов (резервация земель, орошение и пр.);
- проведение общегосударственной аграрной политики (объединение сил регионов);
- контроль за качеством продовольственной продукции;
- добровольность и конкурсный отбор участников программы;
- подбор руководителей выполнения программы и соответствующих проектов;
- управление реализацией программы и контроль за выполнением отдельных ее этапов и программы в целом.
Если сельскохозяйственное предприятие функционирует в качестве корпорации или компании с ограниченной ответственностью, с него взимается налог на прибыль. Все эти налоги, по имеющимся оценкам, в большинстве стран составляют в сумме в среднем от 2,5 до 6,0% совокупных фермерских затрат. При этом наиболее значительная часть (иногда до 50%) налоговых выплат приходится на налоги с прибыли и на недвижимость. В США на долю таких налоговых выплат приходится в среднем около 3-4%. Столь незначительный уровень налогов объясняется тем, что их исчисление в сельском хозяйстве имеет ряд особенностей, которые могут рассматриваться как налоговые льготы, что создает обстановку наибольшего благоприятствования аграрному сектору экономики и, как следствие, стимулирует рост его эффективности.
В связи с обсуждаемым вопросом, заслуживает внимания система государственного регулирования в США, где Управление по продовольственным и лекарственным препаратам (FDA) находится в структуре министерства здравоохранения и охраны человека (работает 9,3 тыс. чел.; контролирует 95 тыс. видов продукции). Одновременно здесь существенно усилена роль MCX как важнейшего механизма реализации аграрной политики через государственное регулирование, благодаря которому, не вмешиваясь в само производство, создаются все условия для нормального функционирования АПК, в т.ч. и в области социальных программ. Реализацию аграрной политики в США осуществляет министерство сельского хозяйства (МСХ), только в центральном аппарате которого около 10 тыс. человек; всего же в его системе трудятся 110 тыс. человек. Бюджет MCX США, например, в 1991 г. составлял 68,4 млрд долл., причем лишь 1% этих средств был предназначен на зарплату сотрудников. В США действует Закон о страховании посевов, предусматривающий их добровольное страхование от потерь, вызванных неблагоприятными погодными условиями, вредителями и болезнями растений. Фермеры могут выбирать, какую долю от ожидаемого урожая (50, 65 или 75%) они будут страховать, и цену, по которой будут возмещены потери. Самая высокая из них достигает 90% прогнозируемой рыночной цены за производимую на этих землях продукцию. Министерство сельского хозяйства США через Федеральную корпорацию страхования посевов покрывает 30% расходов фермеров на страхование. При этом страхованием охвачено свыше 25% посевов.
В целом, система государственного регулирования позволяет обеспечить в США рационализацию землепользования (создание условий для укрупнения и модернизации хозяйств - кредиты для покупки земли, субсидии молодым фермерам и т.д.; формирование социально-экономической структуры аграрного сектора (через законодательство регулируется система налогообложения, кредитования акционерных обществ, использование наемной рабочей силы и пр.) и т.д. Так, система налогообложения в сельском хозяйстве, как и в других секторах экономики, включает следующие виды налогов: на прибыль (подоходный налог); на недвижимое имущество, в т.ч. на землю; на добавленную стоимость; на инвестируемый капитал или налог на прирост основного капитала; на наследство, дарение или продажу, в т.ч. земли; на социальное страхование, в т.ч. наемной рабочей силы.
В системе кредитования фермеров в США заметную роль играют две организации: служба производственных услуг фермерам (Farm Services Agency) и фермерского кредита (Farm Credit Council). Последняя представляет общенациональную сеть кредитных учреждений, совокупный заемный портфель которых составляет свыше 80 млрд долл. США. Служба фермерского кредита действует в системе министерства сельского хозяйства США, имеет свои офисы в каждом графстве (около 50 графств в каждом из 50 штатов) и выполняет следующие функции:
1) Предоставляет гарантии фермерам в случае получения кредитов в коммерческих банках. Оплата за предоставление гарантии не превышает 1% соответствующей суммы. Процентная ставка по гарантируемым займам определяется на основе соглашения между заимодавцем и заемщиком.
2) Предоставляет займы фермерам за счет средств федерального бюджета, если они не могут получить таковые в других местах.
Процентная ставка по прямым займам зависит от операционных издержек и субсидий государства:
- по займам на операционные расходы (на приобретение оборудования, животных, семян, удобрений) - 4,3% годовых сроком до 7 лет (для сравнения: процентная ставка по коммерческим кредитам - 6-8%);
- по займам на покупку фермы (земли, производственных помещений), строительство зданий - 6% годовых сроком до 40 лет;
- по займам для решения срочных проблем (стихийные бедствия, покупка земли, ремонт техники) - 3,75% годовых на срок, который зависит от цели займа, например на покупку животных - до 7 лет, покупку земли - до 40 лет.
3) Предоставляет фермерам субсидии на погашение части процентной ставки по кредитам банков.
Однако перечень фермеров, которые могут получать бюджетные кредиты, ограничен. Претенденты на получение таких кредитов должны соответствовать одному из следующих требований:
- возраст фермера не должен превышать 35 лет;
- опыт работы фермером не менее 10 лет;
- фермерское хозяйство оказалось в неблагоприятных условиях для ведения хозяйства или подпадает под специальные программы;
- фермеры, получившие займы в Службе фермерского кредита, находятся под контролем этой службы до полного погашения кредита.
В целом, сочетание государственной системы финансирования фермеров с системой финансирования, основанной на кооперативных принципах и принадлежащей заемщикам, позволяет практически полностью удовлетворить потребности сельхозпроизводителей США в заемных средствах.
Таким образом, для сельского хозяйства США и стран ЕС характерна широкая государственная поддержка (финансовая, правовая, социально-экономическая) фермерских хозяйств. Так, в 1990-х гг. в странах ЕС доля государственных субсидий (непосредственные выплаты, поддержание цен, льготные кредиты) в доходах фермеров составляла 48%, в Японии - 68%, в США - 36%, Канаде - 41%. Искусственное завышение закупочных цен (которые, например на зерно, здесь существенно превышают мировые) позволяет фермерам обеспечить расширенное воспроизводство и модернизацию технологий. К примеру, в Японии и Южной Корее цены на рис были в 4-5 раз выше мировых, а сахар из тростника в 2 раза дешевле, чем полученный из сахарной свеклы. В общих суммах затрат на сельское хозяйство непроизводственной сферы в экономически развитых странах значительная их часть приходится на сельскохозяйственную науку (научные исследования и разработки), составляя в Канаде - 23%, Австралии - 75, странах ЕС - 22, Норвегии - 73%, Швейцарии - 24, США -7%.
В настоящее время в развитых странах в структуре государственной поддержки производства зерна основные субсидии направляют на стабилизацию рыночных цен, доля которых достигает 50-60%, в т.ч. на прямые выплаты фермерам - 23-33%. Из общей суммы платежей 2/3 - выплаты фермерским хозяйствам с учетом урожайности зерновых культур и размеров посевных площадей. Уровень государственной поддержки в некоторых развитых странах приведен в табл. 6.147. Государственная поддержка производства зерна в странах с развитой рыночной экономикой на порядок превышала государственное финансирование сельскохозяйственной отрасли в Российской Федерации, инвестиции в которую например, в 2003 г. из средств федерального бюджета составили 31,9 млрд руб., а в 2004 г. около 57 млрд руб.

Роль государственного регулирования развития АПК

В США более 1/3 всех фермерских хозяйств ежегодно получают прямые субсидии от государства в сумме более 12 млрд долл., из которых 7 млрд долл. приходятся на фермы, производящие зерно. Доля государственной поддержки в стоимости произведенного зерна в среднем достигает 38%. Заметим, что в начале 1990-х гг. на дотации хозяйствам, производящим зерно, в США выделялось в целом более 20 млрд долл. в год. В результате уже в 2007 г. впервые в истории этой страны валовой сбор зерна превысил отметку в 400 млн т (в 1994 г. - 357,2 млн т). Размер государственных субсидий зависит от стоимости произведенной товарной продукции: до 10 тыс. долл. - субсидии не более 3,3 тыс. долл.; от 100 до 250 тыс. долл. - 25,4 тыс. долл., т.е. приоритет отдается поддержке крупных хозяйств. Государственная поддержка производителей пшеницы во многих странах ЕС достигает 41-56% от себестоимости ее производства, для чего фермерам выплачивают субсидии на общую сумму 43 млрд евро в год (64 млрд долл.). Кроме того, например, в США страхуют урожай на 82,3 млн га посевов, или 62% от их общей площади. При этом сумма государственных субсидий составляет 1,4 млрд долл., или 53% от всех страховых взносов. В Канаде программы страхования охватывают до 70% зерновых культур, на которые из бюджетов государства и провинций выделяют до 450 млн долл. в год.
Однако финансовая помощь фермерам осуществляется не только путем повышения закупочных цен, но и за счет беспроцентных кредитов, компенсационных платежей, субсидий на экспортную продукцию и страхование урожая, затрат на мелиорацию и охрану земель, коммунальное и региональное развитие. В большинстве стран особое внимание уделяется развитию сельского хозяйства в районах с неблагоприятными почвенно-климатическими условиями (компенсационные выплаты, развитие ремесел, туризма и др.). В то же время в 1990 г. в США был подготовлен Закон о фермере, согласно которому в предстоящие 10 лет планировалось существенно уменьшить вмешательство государства в экономику фермерских хозяйств. Программа перехода к свободному рынку сельскохозяйственной продукции в странах ЕС и Швеции также охватывала десятилетний период (1991-2000 гг.).
Начиная с 1980-х гг. аграрная политика США, базирующаяся на расширении ресурсоэкономного и природохранного типа сельскохозяйственного производства (снижение поголовья скота при одновременном увеличении его продуктивности, «консервация» эродированных пахотных земель при росте урожайности и пр.), предусматривает наибольшую поддержку государством (ценовой и таможенный протекционизм, льготные налоги и субсидии и др.) именно крупных корпоративных фермерских хозяйств, обладающих высокой способностью использовать достижения науки и техники, а следовательно, и наибольшей конкурентоспособностью на мировом рынке. Система государственного регулирования АПК в США и странах ЕС включает и определенную инвестиционную политику. Так, децентрализованное хранение зерна сочетается здесь с централизацией его закупок, контролем за качеством, созданием специализированного транспорта для перевозки и т.д. Например, около 60% от общей мощности хранилищ в США размещены непосредственно на фермах и лишь 10% приходится на крупные элеваторы, используемые в основном для хранения экспортируемого зерна.
Особенно велика роль государственного регулирования в смягчении ущерба от экстремальных погодных флуктуаций, и в частности от засух. Связано это с тем, что из общего числа погибших и пострадавших в мире от природных катастроф людей более половины - жертвы засухи. При этом ежегодный экономический ущерб оценивают в 50 млрд долл. Установлено, например (по анализу изменений годовых колец деревьев), что в последние 300 лет на Великих равнинах США, где производится 2/3 всей пшеницы страны, отмечалось 5 продолжительных (до 10 лет каждый) засушливых периодов. В Австралии большая часть страны систематически страдает от частых и жестоких засух: за последние 100 лет дефицит влаги наблюдался 78 раз. Важнейшая роль в преодолении катастрофических последствий засух отводится, прежде всего, организации достоверной и своевременной информации о возможности засухи, ее продолжительности, интенсивности и пр. Большое значение придают ответственности за своевременное оказание помощи бедствующим фермерам со стороны правительства и местных органов управления.
В системе государственного регулирования специального рассмотрения заслуживает опыт охраны почвы и рационального использования природных ресурсов, используемых в настоящее время в США. Конечная цель соответствующей программы Консервации (Консервационный резерв), рассчитанной на 10-летний период действия (с 1980 по 1990 г.) - достижение устойчивой почвенно-ресурсной базы сельскохозяйственного производства при решении всего комплекса экологических проблем. В дальнейшем, в соответствии с Законом об экологической безопасности (2002 г.), на реализацию экологических мероприятий на всей территории обрабатываемых земель были также предусмотрены значительные ассигнования (рис. 6.69). На проведение экологических мероприятий в период 2002-2006 гг. на обрабатываемых землях выделено 25% всех ассигнований; одновременно несколько урезаны ассигнования на Консервационный резерв (до 54%) и техническую помощь фермерам (до 18%).
Роль государственного регулирования развития АПК

С учетом перспектив интеграции России в мировую систему торговли следует подчеркнуть, что «свободного» рынка продовольствия в мире не существует. Более того, в последнее десятилетие государственный протекционизм в этой сфере даже усилился (ужесточилось квотирование экспорта и импорта, использование патентной монополии и т.д.). В результате на мировом рынке конкурируют не фермеры разных стран, а национальные казначейства, объединенные в экономические блоки. Причем если США предполагают свести к нулю государственные субсидии сельскому хозяйству и выступают за либерализацию мировой торговли продовольствием, то страны ЕС считают такой подход для себя в целом неприемлемым и согласны перейти лишь к более избирательной поддержке сельскохозяйственного производства. И все же, исходя из стратегии адаптивной интенсификации АПК, мировой порядок торговли продовольствием в будущем должен базироваться на свободной конкуренции, а следовательно, и на наиболее эффективном использовании почвенно-климатических и погодных условий каждой страны.
Одной из важнейших функций государства в условиях рыночной экономики является профессиональное обучение работников сельского хозяйства и создание системы по распространению сельскохозяйственных знаний. Этому во многом способствуют законы о землевладении, предусматривающие в большинстве стран конкурсность при покупке земельных участков, прохождение испытательного срока, в течение которого фермер может только арендовать землю, и др. Хотя доля наемного труда в сельском хозяйстве, например, в США непрерывно растет, рост размеров фермы все так же определяется способностью фермера-хозяина «дотянуться своим вниманием до каждого акра пашни». Особенное место в формировании фермера отводится и его нравственному воспитанию (каждый фермер - личность!). В этой связи следует подчеркнуть, что одной из главных причин кризиса сельского хозяйства в нашей стране стало не только «уравнительное» землепользование, но и усреднение личности крестьянина, т.е. все та же унифицированность и уравнительность. Иными словами, речь идет о социальной среде, при которой, по словам С.Н. Булгакова, «личности погашаются в социальные категории подобно тому, как личность солдата погашается полком, ротой, в которой он служит».
С учетом опыта решения аграрных проблем в промышленно-развитых странах нам представляется возможным и необходимым при переходе России к рыночной и многоукладной экономике совместить этап самообеспечения страны сельскохозяйственной продукцией с этапом модернизации, экологизации и интеллектуализации сельскохозяйственного производства. Очевидно, что реализация такой стратегии потребует мобилизации значительной части экономического потенциала страны. И все же критическим фактором будет не только и даже не столько экономика, сколько психологическая готовность и профессиональная подготовленность самого земледельца.
Государственное стимулирование экспорта сельскохозяйственной продукции - важнейший компонент аграрной политики США, ЕС и других промышленно развитых стран. При этом продукция сельского хозяйства - одна из наиболее защищаемых и субсидируемых статей экспорта, а на повышение конкурентоспособности АПК на мировом рынке, по существу, ориентировано как большинство соответствующих научно-технических программ государственного и частного сектора, так и службы управления НТП, информации, маркетинга, стандартизации и др.
Важной задачей на этапе реформирования отечественного АПК является его интеграция в мировой рынок продовольствия, поскольку Россия с ее громадным потенциалом производства сельскохозяйственной продукции не может остаться в стороне от международного «разделения труда». Вступление России в BTO и ее интеграция в мировую рыночную экономику потребует не только размещения соответствующих культур (продовольственной пшеницы, льна, картофеля, подсолнечника, рапса, конопли и др.) в самых благоприятных для их выращивания почвенно-климатических и погодных условиях (главное условие повышения величины и качества урожая при одновременном снижении их себестоимости), но и значительного увеличения удельного веса перерабатываемой сельскохозяйственной продукции, т.к. цены на исходное сырье на мировом рынке традиционно минимальны.
Государственное регулирование АПК должно осуществляться в основном на основе использования экономических рычагов (система ценообразования, налогообложения, кредитования, страхования, защита в рамках региональных экономических блоков от конкурентов за счет экспортных субсидий, квотирования и пр.). Особое место при этом занимает система ценообразования, которая в сельскохозяйственном производстве играет двоякую роль. С одной стороны, она обеспечивает гарантированный уровень закупочных цен и доходов фермеров, а с другой - является важным рычагом государственного регулирования рынка сельскохозяйственной продукции, поддержания относительно низких цен на продукты питания, стимулирования повышения качества и ритмичности поступления сельскохозяйственной продукции, ценовой поддержки хозяйств, находящихся в сложных почвенно-климатических условиях, усиления экспорта, формирования межотраслевых связей в АПК (паритет цен за счет перераспределения доходов). В целом же в условиях рыночной экономики государство может и должно активно вмешиваться в процесс ценообразования, особенно в периоды проведения аграрных реформ.
Как известно, суть социалистической аграрной концепции состоит в том, что при национализации земли, т.е. исчезновении абсолютной ренты, дифференциальная земельная рента сохраняется. Следовательно, сложившаяся в прошлом в сельском хозяйстве нашей страны практика безрентных производственных отношений, «титулярного» планирования и «уравнительного» землепользования никакого отношения к подлинно социалистической аграрной теории не имеет. Кстати, марксизм ни в коем случае не утверждает, подчеркивал К. Каутский, будто более крупное предприятие при всех условиях выше, чем более мелкое. В то же время очевидно, что эффективное функционирование крупных (но не гигантских) социалистических хозяйств требовало решения целого ряда научных проблем землепользования и качественно новых решений.
Заметим, что большинство фундаментальных и прикладных исследований в области АПК в США и странах Западной Европы финансируется за счет государственного бюджета. Причем система государственного управления научными исследованиями, например в странах ЕС, все в большей мере ориентируется на предоставление самостоятельности в работе научных центров. Особое внимание уделяется также эффективному функционированию службы распространения достижений науки, техники и передового опыта, которая содержится в основном за счет бюджета, а численность которой, например, в США составляет около 20 тыс. человек (15 тыс. из которых трудятся непосредственно в хозяйствах). Центральное место в НИОКР большинства институтов и опытных станций аграрного профиля здесь занимают вопросы адаптации новых сортов и технологий к местным почвенно-климатическим, погодным и социально-экономическим условиям, а также к конъюнктурным требованиям рынка. Значительный удельный вес в аграрной тематике принадлежит социологическим исследованиям, касающимся особенностей жизни фермера и его семьи, проблем образования сельских жителей, условий их быта, пенсионного обеспечения и пр.
Важнейший фактор, позволяющий усилить систему государственного регулирования АПК, - вертикальная и горизонтальная кооперация хозяйств, охватывающая сферы производства, переработки и реализации сельскохозяйственной продукции. Теория и практика развития кооперации в нашей стране имеют глубокие социально-исторические корни. Известно, что Н.Г. Чернышевский был убежденным сторонником крестьянской кооперации, а его идеи получили развитие в работах А.В. Чаянова, Н.Д. Кондратьева, П.А. Кропоткина, А.И. Чупрова, В.И. Ленина и др. В настоящее время в мире функционирует более 100 форм кооперации. В их числе кредитные, производственные, потребительские, закупочно-сбытовые и другие типы кооперации в системе «производство - переработка - сбыт». Одной из главных является и антимонопольная функция кооперативов, обеспечивающая защиту социально-экономических интересов хозяйств. По данным Романовой, в Европе кооперативам принадлежит 80% продажи зерна, 100% молока и более 50% общего объема сбыта. В 2004 г. в России было зарегистрировано 9909 сельскохозяйственных производственных кооперативов с площадью сельскохозяйственных угодий в 50,5 млн га.
Для государственной политики промышленно развитых стран в области научно-технического прогресса присуще многообразие подсистем научного обеспечения (наряду с государственными научно-исследовательскими институтами и опытными станциями, существует широкая сеть крупнейших исследовательских центров, компаний и корпораций, а также фирм с полным или частичным циклом научно-производственной деятельности), широкое использование экономических рычагов ускорения НТП (льготное кредитование, налогообложение, целевые субсидии, инновационные фонды и банки и пр.), создание мощных государственных научно-консультативных и информационных служб, способствующих реализации научных достижений как в крупных, так и малых предприятиях, широкое развитие многоуровневой экспертизы НИОКР и конечных результатов, особое внимание законодательству по охране интеллектуальной собственности. Причем экономическая и научная государственная поддержка сельскохозяйственного производства направлена на расширение воспроизводительного процесса, прежде всего, в тех группах ферм и предприятий, которые обеспечивают производство основной массы товарной сельскохозяйственной продукции.
Таким образом, главный смысл государственного регулирования развития АПК в условиях социально ориентированной рыночной экономики состоит в том, чтобы, не вмешиваясь непосредственно в процесс производства, создать все необходимые условия для его нормального функционирования. При этом государственные органы и научные центры выступают в качестве важных механизмов реализации аграрной политики, используя для этого преимущественно экономические и информационные факторы.