Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


18.12.2015

Устойчивое наращивание производства продуктов питания и сырья для промышленности, их низкозатратность, ресурсоэнергоэконо-мичность, экологическая безопасность и рентабельность могут быть обеспечены лишь на основе дифференцированного в масштабе страны использования природных, биологических, техногенных, экономических и трудовых ресурсов. Переход к зональному или «по-районному» принципу размещения сельскохозяйственного производства предполагает и формирование соответствующей системы научного обеспечения АПК.
Такая ориентация соответствует общей направленности политического и экономического переустройства России, в соответствии с которой реализация Программы стабилизации и развития АПК базируется на сочетании централизованных (федеральных) мероприятий с одновременным повышением роли и ответственности регионов за состояние АПК на местах (включая продовольственное обеспечение, производство сырья для местной промышленности, благоустройство сельских населенных пунктов, преодоление негативных демографических и социально экономических тенденций в сельской местности, охрана окружающей среды и др.). Очевидно, что неизбежные при этом децентрализация инвестиционного процесса и концентрация местных ресурсов на приоритетных направлениях развития АПК должны охватывать и финансирование научных исследований, выполняемых в интересах региона. Другими словами, с ростом ответственности местных администраций за реализацию продовольственной программы, социальное возрождение села, использование трудовых ресурсов, развитие науки и образования, их финансовое обеспечение и поддержку неизбежно повышение роли как региональных научно-исследовательских центров, так и специализированных всероссийских институтов.
В чем же основные мотивы регионального приоритета дальнейшего развития России? Прошедший период (1950-2000 гг.) показал, что ориентация на «технологически отраслевые» приоритеты («в координатах отрасли») приводит к недоучету и даже полному игнорированию особенностей географических и социально-экономических факторов, что в конечном счете связано с большими хозяйственными издержками и потерями, особенно в сфере сельскохозяйственного производства. Кроме того, перемещение государственных приоритетов в природопользовании с землепользования на освоение минерального сырья, а в хозяйственном развитии - на ускоренную урбанизацию с отвлечением в индустрию громадных материально-финансовых и трудовых ресурсов сельского хозяйства становится главной причиной резкого снижения продовольственной безопасности, а следовательно, и жизнеспособности государства. Начиная с 1980-х гг. наша страна стала самым крупным в мире импортером зерна и других продуктов (до 44 млн т зерна в год; в настоящее время свыше 40% продуктов питания). Именно об этом свидетельствуют данные, приведенные в табл. 6.54. В числе «мероприятий», проводимых «сверху», уже упоминавшееся Постановление ЦК КПСС 1974 г. «О мерах по дальнейшему развитию сельского хозяйства Нечерноземной зоны РСФСР», в соответствии с которым из 130 тыс. находившихся в Центральной России деревень лишь 29 тыс. были признаны перспективными, т.е. из 10 заимных поселений 7-8 подлежали сселению, практически уничтожению. К сожалению, экспроприаторская политика в отношении отечественного сельского хозяйства характерна и для нашего времени (табл. 6.148).

Региональная политика в развитии АПК и концепция его научного обеспечения

Хотя вся история мирового земледелия свидетельствует о том, что в засушливых зонах резко снижается эффективность капитальных и других вложений в АПК, в 1950-е и последующие годы значительная часть государственных инвестиций и техногенных ресурсов России направлялась в зоны аридного земледелия. В то же время сельское хозяйство Центрально-Черноземной и особенно Нечерноземной зон, традиционно гарантирующих устойчивый рост производства важнейших видов сельскохозяйственной продукции при соответствующем материально-техническом оснащении и создании социально-производственной инфраструктуры, приходило в упадок. В результате нарушения принципов региональной (зональной) адаптивности АПК при использовании материальных, финансовых и трудовых ресурсов уровень оснащения основными производственными фондами хозяйств, расположенных в сравнительно неблагоприятных и даже экстремальных почвенно-климатических и погодных условиях нашей страны, оказался наиболее высоким, а отдача от вложения материальных ресурсов - самая низкая. При таком неадаптивном подходе к формированию и развитию зон товарного производства сельскохозяйственной продукции практически игнорировался длительный исторический опыт России в зонально-дифференцированном использовании природных, материальных и трудовых ресурсов. Политика сугубо производственного развития привела к существенным деформациям и в развитии крупных промышленных центров, вследствие непропорционального развития жилищно-коммунальной, транспортной и социальной инфраструктур.
He отрицая в целом важности «технологически отраслевого» подхода в развитии сельского хозяйства (взгляд «сверху»), следует подчеркнуть, что в этой сфере региональный подход должен упреждать и даже направлять траекторию (векторы) технологически отраслевых подходов, а также соответствующих исследований. Связано это с тем, что в условиях современного сельского хозяйства местные природные факторы (почва, климат, погода) оказывают решающее влияние на возможность устойчивого роста величины и качества урожая. Так, доля урожая, формируемого за счет почвенного плодородия, в условиях Белоруссии оценивается в среднем в 55-65%, в т.ч. на низкоплодородных землях -30-40%, а на высокоплодородных - 70-75%. Известное положение Д. Рикардо о том, что «самые плодородные и наилучше расположенные почвы обрабатывались раньше других», лишь подтверждает ведущую роль природного фактора в обеспечении эффективности сельского хозяйства. Именно в том, что эта отрасль не может нормально функционировать, не сообразуясь с местными природными условиями, собственно, и состоит одна из «абсолютно неустранимых особенностей».
Напомним также, что, в соответствии с теорией о дифференциальной земельной ренте, различия в плодородии почвы приводят к тому, что одни и те же количества труда и капитала, следовательно, одна и та же стоимость выражается в различных количествах земледельческих продуктов. Обусловлено это тем, что в сельском хозяйстве больше, чем в любой другой сфере человеческой деятельности, экономический процесс воспроизводства переплетается с естественным процессом. Причем природа, участвуя в земледелии как машина и организм, является источником потребительских стоимостей в такой же мере, как и труд. Полемизируя с С.Н. Булгаковым, В.И. Ленин в 1903 г. писал: «Заместить силы природы человеческим трудом, вообще говоря, также невозможно, как нельзя заместить аршины пудами. И в индустрии, и в земледелии человек может пользоваться действием сил природы, если он познал их действие, и облегчать себе это пользование посредством машин, орудий и т.п.». Аналогичной точки зрения придерживался и А.И. Чупров, по мнению которого в сельском хозяйстве все производство совершается силами живой природы; человеческий труд лишь помогает природе и должен при этом приспособиться к ее законам и «капризам».
Очевидно, что вопросы региональных приоритетов в развитии АПК и дифференцированного (в масштабе страны, региона, района, местности) использования природных ресурсов оказываются взаимосвязанными. Поэтому региональный аспект развития сельского хозяйства особенно важен в нашей стране, на обширной территории которой величина основных почвенных и климатических параметров (света, тепла, влаги, почвенного плодородия) в основных земледельческих зонах отличается исключительным разнообразием. Так, сумма температур выше 10°C в холодном тундрово-таежном поясе составляет 400-1000°C, а в предгорных районах Северного Кавказа - 3400°С. Показатель увлажнения колеблется от 1,33 в избыточно влажной северо-западной зоне до 0,12 в очень сухой полупустынной зоне южного Поволжья. Биологическая продуктивность по климатическому признаку (БКП) изменяется от 40 (очень низкой) до 180 баллов (повышенной). Различия между природно-сельскохозяйственными зонами России по продолжительности вегетационного периода варьируют от 50 до 190 дней, по сумме активных температур - от 1400 до 3600°С, по коэффициенту увлажнения - от 0,10 до 0,60 и т.д. Переход к жесткому централизованному, т.е. «титулярному», планированию и безрентности производственных отношений в сельском хозяйстве в этих условиях сказался самым негативным образом на всей системе АПК, существенно усиливая «уравнительность» в землепользовании, а также деформации в размещении основных производственных фондов, распределении государственных инвестиций и техногенных ресурсов, развитии социальной инфраструктуры.
При значительном диапазоне величин почвенных и климатических характеристик и их сочетании весьма актуальным становится выделение природных зон как объективной основы дифференцированной эффективности возделывания сельскохозяйственных культур. С этой целью ВНИЭСХ была подготовлена карта «Природно-сельскохозяйственное районирование Российской Федерации», в основу которой положена карта «Природное сельскохозяйственное районирование земельного фонда России», разработанная в 1984 г. Государственным научно-исследовательским институтом земельных ресурсов, а также карта «Сельскохозяйственное районирование в РФ», Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, в которой выделено 2 сельскохозяйственных пояса, 8 природных зон и 28 сельскохозяйственных провинций, различающихся между собой по условиям ведения сельского хозяйства и его отраслевой структуре. В этой связи исключительно важны достижение территориального «разделения труда» по производству основных видов сельскохозяйственной продукции, создание специализированных зон ее товарного производства и оптимизация межрегионального рынка продовольствия и сырья. Очевидно, что при реформировании АПК лишь с учетом особенностей местных природных ресурсов, уровня землеобеспеченности и развитости производственной инфраструктуры, удастся насытить внутренний рынок сельскохозяйственной продукцией при умеренных и даже минимальных затратах ресурсов на ее производство. И наоборот, попытки достигнуть «самообеспечения» продуктами питания и сельскохозяйственным сырьем на уровне отдельных регионов в ущерб межрегиональной специализации и интеграции лишь усугубят кризис.
При агроэкологическом макро-, мезо- и микрорайонировании сельскохозяйственных угодий следует учитывать, что в течение даже сравнительно непродолжительных периодов времени происходят существенные изменения природной среды. Так, на территории Российской Федерации и других стран отмечена тенденция потепления климата, которое оказывает неодинаковое влияние на эффективность производства определенных видов продукции в различных природных зонах. К числу таковых относится, например, резкое увеличение посевной площади озимой пшеницы (достигшей 1 млн га в Юго-Восточном регионе РФ), доля которой в структуре зерновых культур еще в начале XX столетия была здесь ничтожной.
Важным фактором межгосударственного и межрегионального территориального разделения труда является соотношение между численностью населения и площадью сельскохозяйственных земель, как потенциальной основы обеспечения местных потребностей и вывоза продукции. Количественной характеристикой значимости этого фактора служит показатель землеобеспеченности, т.е. площадь сельскохозяйственных угодий на душу населения с выделением пашни, сенокосов и пастбищ, многолетних насаждений. В числе административно-экономических регионов страны наиболее землеобеспечен Поволжский, где на душу населения приходится 2,4 га сельскохозяйственных угодий, в т.ч. 1,5 га пашни; наименее - Северный, соответственно - 0,44 га сельскохозяйственных угодий и 0,22 га пашни. Экономические районы страны по условиям удовлетворения внутренних потребностей населения в продовольствии можно разделить на четыре группы. В первую из них с избыточным производством основных видов продовольствия входят Северо-Кавказский, Центрально-Черноземный и Поволжский экономические районы, которые по наличию природных ресурсов и земле-обеспеченности располагают самыми благоприятными возможностями производства широкого ассортимента продовольствия. Во вторую группу по этим признакам можно отнести Западно-Сибирский, Волго-Вятский экономические районы и Калининградскую область; к третьей - Центральный и Уральский экономические районы; к четвертой -Северный, Северо-Западный, Восточно-Сибирский и Дальневосточный экономические районы, где условия самообеспечения продовольствием наименее благоприятны. Следует однако подчеркнуть условность такого разделения, которое в большей степени характеризует исторически сложившуюся и во многом субъективную дифференциацию естественного, а не эффективного плодородия указанных территорий. Известны, например, преимущества и возможности производства молочной продукции в Северо-Западном, высококачественной пшеницы в Восточно-Сибирском и сои в Дальневосточном регионах. В то же время Поволжский экономический район, в наибольшей степени подверженный засухам, традиционно относится к зоне рискованного земледелия, где, действительно, «He земля родит, а небо».
Особого внимания заслуживает региональный компонент в организационной и исследовательской структуре аграрной науки, который, в отличие от других областей знаний (физики, химии, математики и др.), оказывается решающим условием эффективности. Очевидно также, что в условиях громадного разнообразия природных условий в России различаются системы земледелия не только крупных регионов, но и в каждом из них выделяются специфичные по набору культур, сортов, технологий, схем севооборотов и других компонентов земледельческие зоны. Причем указанные различия на большей части сельскохозяйственных угодий страны носят кардинальный характер, поскольку связаны с действием не только различных, но нередко и противоположных факторов, лимитирующих величину и качество урожая растений (основные из них - недостаток тепла и влаги). Заметим, что задача научного обеспечения ведения сельского хозяйства в зонах с недостаточной тепло- и влагообеспеченностью является наиболее сложной в мировой агрономической науке и в то же время жизненно важной для России.
Фундаментальная обоснованность региональной ориентации развития АПК состоит в том, что гармонизация в отношениях «общество - человек - природа» может быть обеспечена лишь в том случае, если вся социосфера, включая аграрную, будут адаптивно «вписываться» в естественные процессы саморегуляции биосферы, а социальный заказ АПК, экономические и правовые механизмы его функционирования - основываться не на жестко централизованном («титулярном») планировании или рыночной конъюнктуре, а на адаптивно-рациональном использовании природных ресурсов каждого региона. Лишь в том случае, когда кардинальное реформирование производственных отношений отечественного АПК станет базироваться на естественно-научных закономерностях развития производительных сил, а не на политической «целесообразности», сельское хозяйство России сможет занять достойное место в мировой системе адаптивного природопользования и жизнеобеспечения человеческого общества. При этом основная задача сельскохозяйственной науки состоит в выявлении главных факторов, ускоряющих или, наоборот, тормозящих развитие АПК России, выборе оптимальных путей его перехода к ресурсоэнергосберегающему, природоохранному и рентабельному типу сельскохозяйственного производства.