Новости
18.11.2017


18.11.2017


13.11.2017


13.11.2017


13.11.2017


18.12.2015

В широком понимании Север, по мнению Н.И. Вавилова, включает всю Нечерноземную полосу, в т.ч. суходольную зону тайги, зоны смешанных и лиственных лесов, болотных хвойных лесов, лесотундры и тундры. Наиболее характерными особенностями этой территории являются короткий вегетационный период, значительное количество летних и зимних осадков, сравнительно малое количество тепла (менее 2200°С за весь вегетационный период).
На территории Российского Севера Н.И. Вавилов выделил три основные части:
- холодную с очень коротким летом (вегетационный период менее 100 дней); сюда относятся северные районы Карелии с Мурманском, Северного края, Уральской области, Восточно-Сибирского края, Якутии и Тихоокеанского края (область приполярного земледелия);
- обильно влажную, умеренно-теплую и многоснежную западную (вегетационный период 120...140 дней); здесь особенно успешно можно возделывать лен, озимую рожь, картофель и овес;
- менее увлажненную, иногда засушливую малоснежную восточную часть с суровым континентальным климатом, очень холодной зимой (вегетационный период до 100 дней).
Области выше 60° северной широты Н.И. Вавилов условно отнес к Крайнему Северу. В настоящее время районы Крайнего Севера России и соответствующие субъекты федерации занимают 11 млн км2, где проживает 12 млн россиян, представленных 20 малочисленными народностями; сосредоточены две трети ресурсного потенциала страны, в т.ч. более половины запасов леса, рыбы, гидроресурсов; добывается более 90% природного газа, три четверти нефти, 80% золота, 90% меди и никеля, почти все алмазы, кобальт, платиноиды, апатитовый концентрат. Расположенные в этой зоне предприятия дают более 60% всех валютных поступлений.
Северо-Восточная зона европейской территории России располагает обширной сельскохозяйственной территорией, расположенной выше 55 географической параллели, большая часть которой (около 80%) занята дерново-подзолистыми почвами на маренных отложениях и покровных суглинках. Здесь сосредоточена значительная часть сельскохозяйственного производства Нечерноземья, условия ведения которого помимо вышеуказанных причин резко осложняются недостатком тепла, коротким вегетационным периодом, частыми ранними осенними заморозками. Причем природные условия этой зоны характеризуются крайней неоднородностью. На макрозональном уровне здесь можно выделить три агроклиматические зоны: холодную с малоразвитым сельским хозяйством; умеренную и умеренно-теплую, в пределах каждой из которых находится по 10-12 агропочвенных районов. Главными ограничивающими факторами получения высоких и устойчивых урожаев в условиях Северо-Востока являются:
- повышенная кислотность преобладающих дерново-подзолистых почв (рН<5 и их плохие агрофизические свойства);
- низкое содержание доступных для растений форм азота, фосфора, а также гумуса (1,5-2%).
Основными лимитирующими факторами проникновения земледелия на север и северо-восток оказываются термические ресурсы (позднее и неглубокое прогревание почв в период вегетации), а также прогрессирующее заболачивание территории. Учитывая стратегическое значение развития северного земледелия для России, в ноябре 1931 г. в Ленинграде была созвана чрезвычайная сессия Академии наук России, на которой с докладом «Проблемы северного земледелия» выступил президент ВАСХНИЛ Н.И. Вавилов. «Самым существенным фактом, определяющим целесообразность продвижения к северу, - говорил он, - является устойчивость здесь урожаев в связи с увлажненностью в северных районах, меньшая зависимость северных урожаев от условий года, отсутствие засух». Н.И. Вавилов приводил конкретные данные о том, что некоторые культуры, например, рожь, ячмень, яровая, а иногда и озимая пшеница, дают на севере более высокие урожаи, чем в засушливых южных областях. Характерной чертой северного земледелия он считал устойчивость урожаев по годам.
Будучи величайшим знатоком мирового и отечественного сельского хозяйства и рассматривая программу интенсификации земледелия в Нечерноземье, Н.И. Вавилов принимал во внимание не только реальные достижения в возделывании зерновых культур в Дании и Германии, но и результаты исследований Всесоюзного института растениеводства (ВИР), свидетельствующие о том, что предельной границей вызревания самых ранних современных сортов хлебных злаков можно считать широту Полярного круга (66°30' с.ш.), а такие сельскохозяйственные культуры, как картофель, свекла, брюква, морковь, капуста, лук и редька, достигли даже побережья Северного Ледовитого океана. При этом Н.И. Вавилов высказал мнение, что «ограничивающим фактором развития земледельческой культуры являются не холод, а заболоченность, с которой можно бороться дренажем». Шром в качестве примера достижений ученых ВИРа приводит работы селекционера В.Е. Писарева, который многие годы посвятил созданию новых сортов пшеницы для Нечерноземной полосы России. В частности, он использовал гибридные популяции, выведенные на станции Тулун в Восточной Сибири. Одна из этих популяций - результат скрещивания сорта канадской пшеницы Престон с сортом Прелюд - дала начало раннему сорту пшеницы Новинка, созревавшему в Ленинградской области за 94 дня, а в Северном крае - в течение 100 дней. В центрах испытаний Госсортсети урожайность Новинки достигала 30 ц/га; этот же сорт обладал высокими показателями и в хлебопекарном производстве. В дальнейшем сотрудниками института были выведены и многие другие сорта пшеницы.
Именно успехи отечественной селекции, достигнутые еще в 1930-е гг., позволили продвинуть к северу возделывание пшеницы, существенно поднять удельный вес Нечерноземья в общесоюзном производстве этой культуры. Так, если в 1928 г. площадь пшеницы составляла здесь 345 тыс. га, то в 1937 г. - 2730 тыс. га, при соответствующем росте валового производства с 310 до 2710 тыс. т. Характерно, что уже в тот период Московская, Горьковская и некоторые другие области Нечерноземья в значительной мере обеспечивали свои потребности в хлебе, овощах и почти полностью в картофеле. Примечательно, что даже в годы разрушения отечественного сельского хозяйства (1991-2000 гг.) в зоне Европейского Севера площади под картофелем увеличились на 85%, а овощными культурами - в 4,6 раз. Следует, однако, обратить внимание на высокую уязвимость агроэкосистем в этой зоне, обусловленную термоэрозией, защитных мер против которой до сих пор не разработано.
Наиболее обстоятельно, на наш взгляд, проблемы развития северного земледелия освещены в докладе академика PACXH А.Н. Каштанова «Развитие северного земледелия в свете концепции Н.И. Вавилова», сделанном на выездной научной сессии Россельхозакадемии по проблемам Севера (июль, 1999 г., Архангельск). В частности, в докладе справедливо подчеркивается, что северное (европейское и сибирское) земледелие имеет длительную и сложную историю. Первые упоминания о попытках вести земледелие и огородничество в северных районах России относятся к XIV-XVI вв. Местные поморы занимались не только рыбной ловлей и охотой на зверя, но и возделыванием сельскохозяйственных растений. При Петре I, наряду с завозом в Россию таких культур, как картофель, были изданы официальные государственные указы о создании северных пашен в Омской, Иркутской и других губерниях.
Важной особенностью северного сельского хозяйства является высокая уязвимость природной среды под действием антропогенных факторов. Неслучайно широко распространенными негативными последствиями мелиорации и освоения заболоченных земель в этой зоне стали заболачивание, переосушка и дефляция, деградация почвенных и термических ресурсов. Из-за нарушения режима разливов рек здесь существенно уменьшились площади кормовых угодий, местами ухудшилось их состояние. Снизились урожаи и в результате уплотнения тяжелой техникой поверхности почвы. Обезлесивание в средних и высоких широтах чревато если и не глобальным, то региональным снижением мощности снежного покрова, уменьшением теплоемкости или теплопроводности почвенной толщи и, как следствие, существенным охлаждением почв и ландшафтов, т.е. деградацией почвенных термических ресурсов, что крайне опасно для северного земледелия. Особого внимания в плане охраны природной среды северных территорий заслуживают поймы рек, которые благодаря отепляющему речному стоку (речные русла северных рек нередко сравнивают с «отопительными системами» Севера) называют оазисами Севера. Значительная часть северной территории лежит в области мерзлотных и длительно-сезонномерзлых земель, на которых термические и водные ресурсы вегетации формируются под сильным влиянием предыдущих зим (криогенеза), что снижает возможность их эффективного сельскохозяйственного использования.
Известно, что попытки интенсивного развития сельского хозяйства, например, в условиях Ирландии привели к ухудшению качества воды, сокращению биоразнообразия, увеличению содержания токсичных элементов в продукции сельского хозяйства и потере экологической безопасности в целом. При этом ухудшение качества воды было на 50% обусловлено применением фосфорных и азотных удобрений (их перемещением с поверхности земли в водные потоки). В частности, из общего количества внесенных азотных удобрений лишь 20% участвуют в формировании урожая, тогда как остальные 80% попадают в атмосферу, грунтовые воды и водоемы. Хотя в Ирландии 90% кормов производится на местных фермах, именно они являются источниками загрязнения и ухудшения качества воды. Вот почему главная задача в этой стране состоит в увеличении продуктивности сельского хозяйства без нанесения какого-либо экологического ущерба состоянию окружающей среды.
В то же время прозрачность атмосферы (низкое содержание водяных паров и пыли) и продолжительность светового дня (переходящего в полярный день), возрастающие в направлении с юга на север, повышают потенциальную биопродуктивность земель, смягчают суточные колебания температуры (в т.ч. и ночные заморозки). Сочетанием длительного светового дня с высокой прозрачностью атмосферы объясняют возможность получения в условиях Севера сравнительно высоких урожаев в высоких широтах, гигантизм трав и пр. Тот факт, что урожайность (ц/га) зерновых культур в Северном крае даже в 1920-х гг. была выше, чем средняя по России (8,9 против 7,9) (хотя в тот период и была иная структура посевных площадей), указывает на высокий биоклиматичес-кий потенциал северных территорий. Об этом же свидетельствуют и данные, согласно которым продуктивность сенокосов и пастбищ в Архангельской области находились в Нечерноземье на втором после Московской области месте (сена соответственно 10,3 и 12,8 ц/га, а зеленой массы на пастбищах - 30,9 и 38,1 ц/га). При благоприятных погодных условиях большинство возделываемых здесь культур исключительно хорошо реагируют на приемы, повышающие плодородие почвы, и высоко оплачивают вносимые удобрения, мелиоранты и пр.
Вопросам развития земледелия в Нечерноземье, в т.ч. северных территориях, были посвящены многочисленные исследования и публикации. Так, Д.Н. Прянишников еще в 1925 г. в лекции «Мальтус и Россия» рекомендовал для устойчивого увеличения сельскохозяйственной продукции расширение площади пашни, «возможное в очень больших размерах для Нечерноземной полосы Европейской России (и Сибири)». При этом, считал он, благодаря химизации земледелия появляется возможность использовать площади, не нуждающиеся в орошении, а применение удобрений может обеспечить урожайность порядка 30 ц зерна с гектара. Более того, северные территории могут выступать в качестве зон, гарантирующих производство зерна. В случае засухи в степных областях юго-востока страны, что, как показал опыт 1891,1911 и 1921 гг., создает угрозу для жизни миллионов людей, получение миллиарда пудов зерна (около 17 млн т) в Нечерноземной зоне, которая не знает засух, явилось бы гарантией продовольственной безопасности страны. Выдающиеся достижения в селекции озимой пшеницы и ржи (Б.И. Сандухадзе, А.А. Гончаренко) полностью подтверждают прогноз Д.Н. Прянишникова о возможностях гарантированного производства пшеницы в условиях Центрального Нечерноземья.
В последние годы в Центральном районе Нечерноземной зоны посевные площади зерновых культур сокращаются. Если в 1986-1990 гг. зерновые занимали здесь 6520 тыс. га, то в 2000 г. - только 4800 тыс. га. Между тем в решение проблемы производства продовольственного зерна в Нечерноземной зоне значительный вклад вносит Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Центральных районов Нечерноземной зоны (НИИСХ ЦРНЗ, Немчиновка), который передал в производство высокоурожайные сорта озимой пшеницы Заря, Московская низкостебельная, Инна, Памяти Федина, Московская 39, озимой ржи Крона, Пурга, Валдай, Альфа, ряд сортов ячменя, овса, яровой пшеницы и зернобобовых культур. Сорта озимой пшеницы (селекции Б.И. Сандухадзе) характеризуются высоким содержанием белка и клейковины, обеспечивая на высоком агрофоне урожайность в 60-70 ц/га и выше. Особенно высокие показатели качества зерна имеет сорт Московская 39, соответствующий требованиям сильных сортов. Заметим, что озимые хлеба, являясь более пластичными и устойчивыми в экстремальные по погодным условиям годы, способны обеспечивать более высокие урожаи по сравнению с яровым клином. Так, в острозасушливые периоды, когда яровые снижают урожайность до 5-8 ц/га, озимая пшеница дает 15-20 ц/га и более.
Высокозатратная технология возделывания озимой пшеницы с внесением N120P60K90 и химзащитой обеспечила здесь в 1991-1998 гг. среднюю урожайность в 54,3 ц/га, тогда как без удобрений и пестицидов она не превышала 35,5 ц/га. По сравнению с вариантом внесения N90P60K90 с применением гербицидов средняя урожайность повысилась всего на 3,1 ц/га, тогда как в наиболее благоприятные 1994-1997 гг. прибавка составила - 8,0 ц/га при 68,8 ц/га в варианте внесения N90 и 76,6 ц/га в случае внесения N120. Озимая рожь без удобрений в этих же условиях давала урожай в 30,6-34,3 ц/га, тогда как в вариантах интенсивной технологии (при внесении N60P60K60 и использовании пестицидов) -38,7-43,4 ц/га; в отдельные годы урожайность этой культуры достигала 62,5-68,4 ц/га. Новые сорта тритикале (Виктор, Гермес, Антей) обеспечивали среднюю урожайность в 37,1-43,6 ц/га, а в лучшие годы и при интенсивной технологии - 72,5 ц/га.
В настоящее время в Сибирском федеральном округе (СФО) используют около 22 млн га пашни, из которой на долю плодородных черноземных и серых лесных почв приходится 28%. Хотя и считается, что агроклиматический потенциал сельскохозяйственных угодий Сибири не превышает 0,6 от среднероссийского, фактическая урожайность, например, зерновых культур за 2001-2005 гг. здесь была лишь на 27% ниже, а картофеля, овощей и льна - даже выше средних показателей по стране (табл. 6.149). И это притом что фондооснащенность сельскохозяйственного производства Сибири составляет всего 56% от среднего уровня по Российской Федерации и 35,3% от уровня Центрального округа.

Особенности и перспективы функционирования АПК в условиях Севера, Нечерноземной зоны и Сибири

Важнейшей системообразующей отраслью сельского хозяйства Сибири является зернопроизводство, от состояния которого зависит положение в АПК в целом. Основной удельный вес в структуре посевных площадей зерновых культур приходится на пшеницу - 71%, овес и ячмень занимают около 14%, рожь - 1,4%. Эти же культуры определяют и основу структуры производства зерна, которое за последние годы составило около 13 млн т (табл. 6.150). Между тем для собственного обеспечения необходимо около 16 млн т зерна, в т.ч. 10 млн т фуражного. При этом с целью оптимизации баланса зерна в СФО Донченко предлагает, уменьшив производство пшеницы на 3,5 млн т, увеличить валовой сбор ржи, ячменя и овса на 5,2 млн т, а крупяных и бобовых культур на 1,1 млн т.
Особенности и перспективы функционирования АПК в условиях Севера, Нечерноземной зоны и Сибири

По сравнению с 1986-1990 гг. доля Сибири в общем производстве зерна в России к 2001 г. повысилась с 18 до 21,3%, по картофелю - с 15,9 до 20,6%, по овощам - с 11,5 до 15,0%, по молоку - с 18,0 до 18,9%, по мясу - с 17,1 до 18,5%, по яйцам - с 16 до 17,6%, а валовое производство выросло с 15,7 до 19,9%. Прирост производства зерна в Сибирском регионе в 2001-2002 гг. к 1996-2000 гг. составил 36%, картофеля - 11, овощей - 26, яиц - 10%. При этом отмечен устойчивый рост урожайности зерновых (+5,5 ц/га, или 52,0%).
В регионе успешно осуществляет научно-организационную и методическую работу Сибирское отделение Россельхозакадемии, которое является научно-исследовательским комплексом, объединяющим в своем составе большое число научно-исследовательских институтов и опытных станций, конструкторских организаций и опытно-производственных хозяйств. В них проводят исследования свыше 1530 научных работников, в т.ч. более 660 докторов и кандидатов наук. Опытнопроизводственные хозяйства Отделения ежегодно производят семена сельскохозяйственных культур высших репродукций и выращивают племенной молодняк в объемах, удовлетворяющих потребности сельскохозяйственного производства. Использование разработок ученых Отделения во многом способствовало увеличению производства основных видов сельскохозяйственной продукции по сравнению со среднероссийскими показателями.
Располагая высококвалифицированными учеными и специалистами, Отделение успешно ведет комплексные исследования по основным направлениям сельскохозяйственного производства. На этой основе созданы новые сорта и гибриды сельскохозяйственных культур, которые повсеместно заменили экстенсивные инорайонные сорта, предложена принципиально новая программа по ускоренному созданию и освоению новых сортов и гибридов; проработаны вопросы, раскрывающие особенности построения полевых и кормовых севооборотов; выведены новые породы овец и свиней, отработаны промышленные технологии в птицеводстве, свиноводстве и молочно-мясном скотоводстве; разработан зональный комплекс машин для почвозащитной технологии возделывания зерновых культур; впервые в стране подготовлена методика технического (поэлементного) нормированного труда в агропромышленном производстве и т.д.
Сельскохозяйственному производству предложены новые сорта зерновых культур: яровая мягкая пшеница Памяти Азиева, яровая мягкая пшеница Омская 32, озимая мягкая пшеница Омская 4, яровой ячмень 90, овес Тарский 2 и Памяти Богачкова, кострец безостый Титан и Алена. Разработаны улучшенные технологии возделывания мягкой яровой пшеницы по пару для южной лесостепи Западной Сибири, мягкой яровой пшеницы для степной зоны, мягкой яровой пшеницы по непаровому предшественнику для южной лесостепи, ярового ячменя и озимой ржи для южной лесостепи Западной Сибири и степной зоны. Рекомендованы улучшенные технологии выращивания смешанных посевов, однолетних кормовых культур на сенаж и зерносенаж, раннеспелой кукурузы на силос, однолетних трав на орошаемых землях Западной Сибири и др.
Если учесть, что свыше 70% сельскохозяйственных угодий России расположены в неблагоприятных почвенно-климатических и погодных условиях (либо крайне холодном, либо крайне засушливом климате), то обсуждение возможных путей преодоления почвенно-климатических, социально-экономических и других ограничений наращивания сельскохозяйственного производства в условиях северного земледелия Северо-Восточном регионе имеет непосредственную связь с самой актуальной для российского сельского хозяйства проблемой - обеспечение устойчивого развития АПК в неблагоприятных и даже экстремальных природных условиях.
Отметим, что проблема устойчивости культивируемых растений и агроэкосистем к действию экологических стрессоров является не только одной из самых актуальных, но и сложных в мировой науке. Несмотря на громадные затраты средств в НИР и OKP по повышению устойчивости сельскохозяйственных культур к экологическим стрессорам, в большинстве стран мира успехи в этой области оказались весьма скромными (особенно в части термоустойчивости). Так, за последние 100 лет практически не удалось повысить морозоустойчивость озимой пшеницы, создать высокоурожайные сорта зерновых культур, устойчивые к засолению, приблизить биологически возможные границы возделывания важнейших сельскохозяйственных видов в условиях Севера к экономически оправданным.
Следует подчеркнуть и то обстоятельство, что если на проблемах устойчивости сельскохозяйственных культур к высоким температурам и засухе сосредоточены усилия многих научных центров мира, то практические и научные проблемы северного земледелия остаются исключительной привилегией России (если не считать Канаду, Скандинавские страны и северную часть Японии, где в силу разных причин условия ведения сельского хозяйства все же значительно мягче). Между тем только территория северного Нечерноземья, представляющего собой огромную слабодренированную территорию, занимает более половины общей площади Нечерноземной зоны страны, что составляет около 20% всех ее сельскохозяйственных угодий, свыше 10% пахотных земель и 25% естественных кормовых угодий. Вторым по сельскохозяйственной значимости регионом севера Евразии является Западная и Восточная Сибирь, где сосредоточено 61,1 млн га всех сельхозугодий, в т.ч. 29,1 млн га пашни. В целом, в районах северного земледелия в России к настоящему времени расположено 38% сельскохозяйственных угодий, около 20% пашни и свыше 30% кормовых угодий. И хотя в почвенно-мелиоративном отношении северные регионы Европейской части и Сибири существенно различаются, они имеют много общих научных проблем.
В северных условиях России наглядно реализуется постулат французского ученого Видаля де ла Бланша, согласно которому природа и ставит пределы, и предоставляет возможности своего освоения. Известный ученый В. Безобразов, изучавший опыт огородничества в котловине озера Неро в Ростовском приозерном районе (Ярославская область), в 1880-х гг. писал: «в огородничестве, доведенном ростовцами сообразно с условиями нашей северной природы до совершенства, их не могут заменить никакие ученые агрономы и немцы, которые сами обращаются к их помощи». Любовь и преданность огородничеству у ростовчан была так велика, что у них «идти на фабрику считалось позором». И еще один штрих высочайшей культуры российского огородничества. Ростовчане специально для Москвы выращивали лук кубанский, круглый, желто-оранжевый, нежный, со сладким привкусом, а для Петербурга - репчатый, плоский, светло-коричневый, твердый, острого вкуса. Кстати, эти и другие примеры подтверждают не только традиционную адаптивность природно-исторических форм хозяйствования в России, но и «некапиталистическую» мотивацию крестьянского хозяйствования (в отличие от «экономического человека» - фермера Запада), обусловливающего исключительную его выживаемость.
В целом, многочисленные примеры убеждают в обоснованности предложений Н.И. Вавилова, Д.Н. Прянишникова и других выдающихся отечественных ученых о целесообразности «осеверения» отечественного земледелия в Европейской части России, комплексной интенсификации сельского хозяйства в Нечерноземной зоне, создания здесь зон гарантированного производства зерна. О большей устойчивости земледелия при его «осеверении» в Европейской части России свидетельствуют и данные Ковды, в соответствии с которыми среднее число засух в столетие в зоне южных сухих степей составляет 20-40, типичных степных черноземов - 10-30, серых лесных почв - 10-15, а подзолистых - 2-4.
Бесспорно, успешное развитие АПК России в Нечерноземной зоне требует значительных государственных вложений в мелиорацию земель, социально-экономическое развитие села, создания развитой инфраструктуры АПК. Вместе с тем научное обеспечение этого региона нуждается не в индульгенциях в связи с якобы крайне низким его агроклиматическом потенциалом, с такой легкостью выдаваемых некоторыми нашими коллегами, а в более глубоких и конкретных рекомендациях, действительно учитывающих местные особенности почвы, климата, погоды, навыков, исторические традиции местного населения, а также достижения отечественной и мировой агрономии.
Необходимость комплексного освоения природных богатств северных территорий, быстрое изменение демографической ситуации (развитие городов, отток населения из сельской местности, уменьшение общей численности россиян), а также распад СССР резко обострили значение «осеверения» всего земледелия России с целью создания устойчивой местной продовольственной базы. Однако важнейшим условием решения этой задачи должна стать комплексная интенсификация сельского хозяйства, поскольку огромная территория северной части имеет сравнительно небольшую площадь сельхозугодий (особенно пашни) в расчете на душу населения. Вовлечение же новых земель в сельскохозяйственный оборот для увеличения производства сельскохозяйственной продукции в условиях Севера сопряжено с большими капитальными затратами, которые в 1,5-2 раза превышают таковые в других регионах страны. Одновременно переход к принципам зонального («по-районного») размещения сельскохозяйственного производства в ситуациях существенного ограничения потенциальной продуктивности сельскохозяйственных угодий (из-за дефицита природных, антропогенных и трудовых ресурсов), нерешенности ряда важнейших научно-практических проблем сельскохозяйственного природопользования и недостаточности имеющегося научного потенциала требует качественно новых подходов к формированию региональных научных программ и созданию соответствующих организационных структур.