Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


18.12.2015

С учетом тесной взаимосвязи агроэкологической адресности, адаптивности и эффективности научных рекомендаций АПК, важно значительно повысить роль (научно-методическую, аналитическую, прогнозную, координирующую и пр.) зональных научных Центров. Очевидно, что при определении границ влияния каждого из них, наряду с использованием известных подходов к сельскохозяйственному районированию («по условиям природы», «по условиям культуры», «структуре валовых сборов и распространению того или иного производства», «растительным областям» и пр.), необходимо, прежде всего, учитывать реальный научный потенциал (кадровое обеспечение, уровень экспериментальной базы, научный задел, инструментальное и приборное оснащение), а главное - способность «дойти своим вниманием» до основных почвенно-климатических районов и местностей, а также ведущих отраслей, обеспечивая при этом решение наиболее важных для местного АПК проблем. При определении зон деятельности каждого Центра следует четко формулировать целевые установки соответствующего районирования, поскольку, меняя цели, а следовательно, и параметры сходства или различий, мы получаем и разное положение границ соответствующей территории.
Главная цель создания зональных научных Центров и их основная функция - повышение уровня научно-методического руководства всем комплексом НИР и ОКР, выполняемым научно-исследовательскими учреждениями (независимо от их ведомственной подчиненности и территориального расположения) в интересах АПК данного региона. Одновременно в таких центрах предполагается поэтапно сосредотачивать исследования по самым важным и сложным научным проблемам, специфичным для каждой агроэкологической зоны. Здесь же, при тесном взаимодействии с вузами, планируется организовать и ритмичную подготовку научных кадров, хорошо знающих специфику местных природных и социально-экономических условий, создать общие для зоны сервисные службы по метеорологии, прокату дорогостоящих приборов и оборудования, информационных центров, а также предприятия, позволяющие реализовать законченные НИР и OKP в АПК (производство семян и посадочного материала новых сортов и пр.). В такие Центры ученые и специалисты будут приезжать за новыми знаниями, а не за распоряжениями или указаниями.
Заметим, что для современной организации общенациональных, а тем более транснациональных компаний характерно создание мощных региональных Центров не только по производству, продаже и обслуживанию, но и проведению соответствующих НИОКР. Причем создание крупных научно-исследовательских и научно-промышленных комплексов в последние десятилетия стало важным инструментом региональной политики промышленно развитых стран, позволяющим значительно смягчить территориальные диспропорции не только в уровне экономического, но и социального развития. Так, организация крупнейшего технополиса в районе Ниццы на юге Франции в области фармацевтики и информатики дала возможность решить многие проблемы этого региона именно в социально-психологической сфере. Взаимосвязь между очагами высокотехнологичных инноваций и территориальной концентрацией НИОКР лежит в основе экономического развития многих регионов США, Западной Европы и Японии. Таким образом, если раньше «наука шла за производством», то ныне все чаще территориальная концентрация и эффективность научно-исследовательской деятельности позволяет развернуть высокоэффективные производства в новых регионах. Бесспорно, на изменение территориальной структуры АПК сильно влияют общеэкономические процессы в стране, включая динамику потребительского спроса, межрегиональное и международное «разделение труда» и др. Ho в то же время изменение территориальной структуры и экономики АПК во многом зависит от научно-технического прогресса в соответствующих отраслях (см. продвижение кукурузы, пшеницы и других культур в более северные районы; изменение «географии» посевов риса и теплолюбивых овощных культур; освоение новых земель за счет их осушения, орошения, рассоления и пр.). Научно-технический прогресс оказывает не только косвенное, но и прямое воздействие на территориальную организацию АПК.
Влияние научно-технического прогресса (НТП) на региональную структуру АПК может быть связано и с изменением значимости таких важнейших для особенностей его размещения факторов, как транспортный, энергетический и сырьевой. При всех преимуществах «порайонного» принципа районирования сельскохозяйственных культур, а также известного прогресса в развитии средств транспорта, включая сокращение доли затрат на транспортировку товара, снижение продовольственной безопасности во многих регионах России обусловлено неразвитостью и дороговизной именно транспортной инфраструктуры (а нередко ее отсутствием). В связи с резко возросшей ценой на энергоресурсы и перевозки, в зональных системах растениеводства в соответствующей системе «фактор - продукт» требуется более тщательный анализ роли удобрений, мелиорантов, пестицидов, севооборотов (с учетом их «доли» в издержках производства и дополнительного дохода). Особенно велико влияние НТП на изменение территориальной структуры АПК в связи с использованием высокопроизводительных технологий и высокотехнологичных производств, существенно изменяющих баланс трудовых ресурсов.
Поскольку возможности пространственной и временной экстраполяции экспериментальных данных в сельском хозяйстве сравнительно ограничены (и в этом состоит одна из «абсолютно неустранимых особенностей» сельскохозяйственной науки), зональный («по-районный») принцип организации сельскохозяйственных исследований лежит в основе их достоверности и, в конечном счете, результативности. То обстоятельство, что значительные сельскохозяйственные территории России, в т.ч. в зонах рискованного и экстремального земледелия, все еще остаются «белыми пятнами» в системе научного обеспечения -одна из важных причин его «уравнительности», а следовательно, и недостаточной эффективности. Кроме того, многие опытные поля, участки государственного сортоиспытания, сеть агрохимического обслуживания, агрометеорологические посты, пункты сигнализации защиты растений, машиноиспытательные станции зачастую расположены на участках, топографические, почвенные, микроклиматические и другие условия которых далеко не всегда типизируют соответствующие земледельческие зоны, что резко снижает достоверность рекомендаций производству. Такая ситуация не только обесценивает труд научных сотрудников и практических работников, но и существенно сокращает и без того невысокие адаптивные и адаптирующие возможности отечественного сельского хозяйства. В целом, региональная (зональная) ориентация научного обеспечения АПК должна учитывать общую направленность политического и социально-экономического переустройства России.
Очевидно, что при громадном многообразии природных условий и форм ведения сельскохозяйственного производства в условиях России эффективное «научное обеспечение» предполагает знание «до мельчайших подробностей» специфики местного климата, почв, погодных условий, адаптивных и адаптирующих способностей культивируемых видов и сортов растений, а также видов и пород животных, оптимизирующих и регуляторных возможностей технологий их возделывания и содержания и т.д. Именно с учетом указанных требований и должны разрабатываться научно-практические рекомендации производству. Так, формирование репрезентативной эколого-географической селекционной и сортоиспытательной сети позволяет ускорить процесс создания и оценку новых сортов, более точно указать их целесообразный ареал. Показано, например, что массовый отбор растений в условиях только одного селекционного поля, которое из-за сравнительной однотипности факторов внешней среды нередко приравнивают к «лабораторной среде», приводит к потере значительной части потенциально ценных рекомбинантов. Создание агроэкологически типичной селекционной сети помогает селекционеру не только быстрее за «фасадом» фенотипа обнаружить искомый генотип, но и использовать «формирующее» действие внешней среды для более быстрой дифференциации гетерогенных популяций, в т.ч. в процессе естественного отбора рекомбинантных форм. Известно, что факторы внешней среды влияют не только на частоту и спектр мейотической рекомбинации у гетерозигот, в т.ч. путем гомогенизации гетерогенных популяций, но и на постмейотическую элиминацию рекомбинантных гамет, избирательность оплодотворения, выживаемость зигот, т.е. на все этапы формирования доступной искусственному и естественному отбору генотипической изменчивости.
Об эффективности использования широкой эколого-географической селекционной сети свидетельствует, в частности, опыт работы Международного Центра селекции пшеницы и кукурузы (CIMMYT в Мексике, испытывавшего линии, гибриды и сорта пшеницы в 71 стране (1140 пунктов) и кукурузы в 48 странах (289 пунктов). При этом руководитель селекционной программы Центра лауреат Нобелевской премии Н. Борлауг отдавал предпочтение отбору искомых генотипов в разных, в т.ч. контрастных экологических средах («челночный отбор»). Слабая развитость эколого-географической сети Всероссийских НИИ, селекционных и региональных Центров существенно снижает эффективность научных рекомендаций.
Создание и функционирование зональных научных Центров окажется эффективным лишь в том случае, если отраслевые отделения и всероссийские институты Россельхозакадемии при тесном взаимодействии с региональными институтами будут также считать необходимым «дойти своим вниманием» до проблем и особенностей ведения сельского хозяйства в основных земледельческих зонах и районах России (на основе комплексных целевых программ, создания опорных пунктов или научно-производственных систем, хоздоговоров и пр.). Формы этого взаимодействия могут быть разными, важно лишь, чтобы научное обеспечение охватывало все реально существующие уровни и формы организации АПК.
Следует также учитывать, что региональная наука имеет собственные цели и логику развития, которые состоят в том, чтобы интегрировать социальные, экономические и экологические факторы в едином методико-методологическом русле (см. зональные системы ведения хозяйства, земледелия, защиты растений, обработки почвы и т.д.).
Важность географического, структурного и функционального совершенствования существующей системы научного обеспечения АПК резко возросла и в связи с крайне ограниченными в нашей стране федеральными ассигнованиями на науку в целом. Сегодня вполне вероятной становится опасность ликвидации не только немногочисленных центров фундаментальной, но и региональной аграрной науки. В условиях всевозрастающей несогласованности действий министерств и ведомств, финансирующих научную тематику АПК (что подтверждает создание параллельных институтов и структур, неадекватная результативности оплата труда и пр.) пришло время реализовать главную функцию Россельхозакадемии как высшего научного и координационного центра России в системе научного обеспечения АПК, связанную с экспертизой целесообразности использования федеральных средств, выделяемых для проведения НИР и OKP по аграрной тематике различным министерствам и ведомствам. Одновременно важно совместно с Минсельхозом России обеспечить более рациональное использование федеральных ассигнований, предназначенных для прямого и/или косвенного стимулирования практического внедрения достижений науки в системе АПК (инвестиции на элитные надбавки, создание государственного резерва семян, закладку многолетних насаждений, адаптивное землеустройство, повышение плодородия почвы, проведение мелиорации и пр.).
Нисколько не идеализируя прошлое отечественного сельского хозяйства, хотелось бы со всей определенностью подчеркнуть, что избранный курс реформирования АПК России не соответствует требованиям естественно-научной обоснованности, экономической целесообразности и социальной приемлемости. Его продолжение подорвет не только продовольственную, но и государственную безопасность России. Как справедливо считали древние римляне, сельское хозяйство нуждается в тонкостях, но оно не терпит глупостей.
Заметим, что подъему сельского хозяйства России в послереформенный период (конец XIX - начало XX столетия) в значительной мере способствовал быстрый рост общих и специальных сельскохозяйственных обществ, число которых с 1019 в 1905 г. увеличилось до 4665 в 1913 г., из них 210 - по пчеловодству, 105 - по садоводству и огородничеству, 70- по птицеводству и т.д. Профессиональная активизация населения российской деревни и поддержка этого движения со стороны Минсельхоза России и его организаций на местах могли бы сыграть важную роль в формировании общественного мнения, базирующегося на профессиональных (а не популистских) оценках и ориентированного на подъем сельского хозяйства России в условиях его интеграции в мировую экономику.
Чем хуже почвенно-климатические и погодные условия региона и зоны, чем более уязвима соответствующая природная среда, чем ниже уровень ресурсного, энергетического и дотационного обеспечения АПК, тем в большей степени его устойчивость, ресурсоэнергоэкономичность, природоохранность и рентабельность зависят от наукоемкости зональных систем ведения сельского хозяйства, а следовательно, и уровня «научного обеспечения». В этой связи следует особо отметить характерную особенность сельскохозяйственной науки, связанную со спецификой ведения сельского хозяйства в каждой почвенно-климатической макро-, мезо- и микрозоне, что, кстати, и обусловливает долговременную преемственность сельскохозяйственных знаний о биологических особенностях растительных и животных видов, технологиях их возделывания и содержания, адаптированных к местным почвенно-климатическим, погодным и социально-экономическим условиям. Поэтому исключительно важную роль в научном обеспечении АПК различных регионов России должно играть широкое использование практического опыта и научного наследия отечественной агрономии, обогатившей мировую науку выдающимися достижениями не только в области мобилизации генетических ресурсов, почвоведения, агрометеорологии, сельскохозяйственной экологии, экономики, но и практического растениеводства и животноводства, приуроченных к условиям северного и аридного земледелия.
Проведенный нами анализ используемых в настоящее время зональных систем земледелия позволяет утверждать, что основными их недостатками являются:
а) отсутствие четкого внутрирегионального агроэкологического макро-, мезо- и микрозонирования территории, что приводит к недостаточно обоснованной специализации районов и хозяйств, снижению эффективности научных рекомендаций и научного обеспечения региона в целом. Именно отрыв от реальных проблем регионального АПК и обусловливает невостребованность многих законченных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ;
б) пространственная и временная нерепрезентативность, т.е. слабая научно-методическая обоснованность многих рекомендаций зональных Центров, Всероссийских НИИ. При этом наиболее нерешенным и спорным остается вопрос определения географических и социально-экономических границ их деятельности и функций. Для этого наряду с использованием традиционных подходов к сельскохозяйственному макро-, мезо- и микрорайонированию соответствующей территории, важно учитывать и имеющийся научный потенциал (научные заделы, кадровое обеспечение, наличие научных школ, развитость научных исследований по важнейшим научно-техническим, биологическим, экологическим, экономическим и другим проблемам конкретного региона и др.).
В целом же дальнейшее совершенствование научного обеспечения АПК России предполагает:
- более четкое «разделение труда» и достижение комплексности в научном обеспечении АПК каждого региона;
- приближение исследовательских и внедренческих программ отраслевых и региональных НИУ к конкретным, т.е. весьма специфичным проблемам сельскохозяйственного производства каждого региона и зоны;
- концентрацию исследований зональных Центров, а также Всероссийских НИИ на проблемах обеспечения устойчивости отечественного сельского хозяйства к неблагоприятным и экстремальным почвенноклиматическим и погодным условиям (устойчивость к температурному, водному, эдафическому, биологическому и другим стрессорам);
- повышение научно-методических и координирующих (но не административных) функций Всероссийских и зональных научных Центров, усиление их роли в подготовке кадров высшей квалификации;
- упорядочение сети научных учреждений на областном, краевом, республиканском и федеральном уровнях с учетом недостаточности научного потенциала в основных земледельческих зонах Нечерноземья, Сибири и Дальнего Востока.
Очевидно, что в условиях кризиса отечественного сельского хозяйства потребность в многовариантных и достоверных научных рекомендациях все более возрастает, а обеспечение его конкурентоспособности и интеграции в мировой рынок оказываются возможными лишь на основе большей наукоемкости. Само же повышение эффективности всей системы научного обеспечения АПК становится все более острым. Важность структурного и функционального совершенствования существующей сети научных учреждений, обслуживающих АПК России, резко увеличилась и связи с явно недостаточными федеральными ассигнованиями на науку в целом. Разумеется, проблема достоверности (надежности) и эффективности рекомендаций науки сельскому хозяйству не ограничивается только рассмотренными выше вопросами; она значительно шире, а ее актуальность связана с необходимостью коренного изменения отношения к аграрной науке на федеральном и региональном уровнях, а также восстановления доверия в нашей стране к рекомендациям ученых.