Новости
19.09.2018


18.09.2018


18.09.2018


18.09.2018


18.09.2018


18.09.2018


18.09.2018


18.09.2018


13.09.2018


07.09.2018


07.09.2018


06.09.2018


04.09.2018


04.09.2018


30.08.2018


30.08.2018


30.08.2018


30.08.2018


28.08.2018


23.08.2018


23.08.2018


22.08.2018


21.08.2018



27.06.2014

Пестициды – средства защиты растений и борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур – предназначены для уничтожения или поражения нежелательных организмов (животных, растений, микроорганизмов) или воздействия на них. Применяя эти препараты, защищают культурные растения и продукцию растениеводства, уничтожают возбудителей болезней, устраняют вредные организмы, «приукрашивают» в соответствии с требованиями рынка сельскохозяйственную продукцию. Возможность достижения этих целей при помощи пестицидов обусловила широкое применение веществ, имеющих преимущественно искусственное происхождение. При массовом использовании пестицидов выявились и выявляются теневые стороны этого чудо–помощника. Хотя нет еще полной ясности в вопросе о «побочном воздействии» пестицидов, сегодня уже известны многочисленные стороны их пагубного влияния.
Пестициды могут уничтожать и поражать не только те организмы, для которых они предназначены. Являясь составной частью комплекса факторов, таких, как изменение ландшафта и уничтожение среды обитания диких животных и растений человеком, пестициды наравне с человеком сыграли роль в драматическом исчезновении в последние десятилетия многих видов флоры и фауны. Быстрое приспособление все меньшего количества видов к все более однообразным условиям биотопов особенно характерно для сельскохозяйственных и садово–огородных земель. По оценкам, приведенным в Красной книге, исчезающих папоротниковых и цветковых растений, интенсивное сельское хозяйство является главным виновником сокращения видов. Прямо–таки видовыми пустынями оказались крупные и интенсивно обрабатываемые аграрные районы.
Результаты исследований о влиянии пестицидов на существование видов животных в аграрных ландшафтах оказывают, что регулярное интенсивное использование средств защиты растений приводит к исчезновению видов, связанных с аграрным ландшафтом.
В ФРГ в 1988 г. было продано 32 500 тонн пестицидов (в пересчете на действующее вещество), в том числе 17 232 тонны гербицидов, 11 473 тонны фунгицидов, 1 281 тонна инсектицидов. Эти пестициды применялись для уничтожения или поражения определенных животных, растений, микроорганизмов. Тем не менее, уже давно известно, что пестициды могут оказывать губительное воздействие и на иные организмы, кроме тех, для которых они предназначены, например, на полезных насекомых, и вопреки старинной мудрости сегодня «сорняк исчезает» (старинная немецкая пословица гласит буквально: «сорняк никогда не переведется» или «худое споро – не вырвешь скоро»). Большинство применяемых в сельском хозяйстве инсектицидов воздействует не только на «вредителей», но и на полезные организмы. «Средства уничтожения сорняков» могут не только уничтожать дикорастущие травы, но и смертельно поражать насекомых, как это наблюдается у высокотоксичного гербицида ДНОК, который в равной степени ядовит для рыб и отражается на наследственности. Другой пример – вещество пиразофос, содержащееся в разрешенном к продаже в ФРГ препарате «афуган» фирмы «Хехст». Этот фунгицид одновременно с мучнистой росой уничтожает и насекомых. Такое же воздействие проявляется в отношении почвенных организмов, которые могут быть полезными для роста и здоровья растений. Экспертный совет по вопросам экологии в 1987 г. высказался по этому поводу следующим образом: «Охрана почв и защита растений находятся в принципиальном противоречии друг с другом».
Пестициды могут преобразовываться в ядовитые химические соединения
Не все пестициды после их внесения разлагаются на вещества, безвредные для природы и человека. Они могут превращаться или распадаться в химические соединения, в такой же степени или даже более ядовитые, чем исходные вещества. Этот процесс может протекать в почве, в воздухе, в продуктах питания и в организме человека. Пример – фунгицид «манкоцеб». Этот препарат, предполагаемый возбудитель рака, влияет на наследственность, вызывает при опытах на животных нарушение репродуктивных функций, может поражать почки, щитовидную и предстательную железу. Продукт разложения «манкоцеба» – ЭТК (этилентиокарбамид). ЭТК также подозревается как возбудитель рака, влияет при опытах на животных на функцию щитовидной железы и вызывает нарушение репродуктивных функций. Остатки этих веществ, как и у сотен других пестицидов и продуктов их распада, могут присутствовать в пище.
Что касается все еще разрешенного в ФРГ инсектицида «линдан», то в конце 1970–х годов после его многолетнего использования было установлено, что при его разложении происходят не прямые, а комплексные преобразования, в результате которых образуются разнообразнейшие химические соединения, среди них – пентахлорфенол (ПКФ), высокотоксичный пестицид, возбудитель рака, и гексанхлорбензол (ГХБ), также вызывающий раковые заболевания и уродства. Особую остроту этот факт приобретает в свете тех обстоятельств, что использование ПКФ и ГХБ в качестве пестицидов в ФРГ запрещено.
Пестициды могут дать результаты, противоположные целям их применения
Пестициды применяются в основном из–за их поражающего воздействия. Однако животные, растения и микроорганизмы могут развить устойчивость к таким дозам яда, которые для большинства из них прежде были бы смертельными. Это свойство организмов, называемое резистентностью, вырабатывается в процессе применения пестицидов. В течение очень короткого времени повысить уровень устойчивости к ядохимикатам могут организмы, размножающиеся при быстрой смене поколений, например грибковые патогены и насекомые. Но сенсационными темпами повышается уровень резистентности также и у дикорастущих трав. В США уже установлены 54 устойчивых вида сорняков тогда как в 1980 г. их было всего лишь 12. В Баварии ранее был зафиксирован ужасающе быстрый рост устойчивости сорняков к гербицидам. По исследованиям государственной консультационной службы в разрезе сельских административных районов в 1983 и 1985 гг., пораженные площади в Баварии за этот период расширились с 17 до 70–80 тыс. га, т.е. более чем в 4 раза.
Выработка устойчивости к пестицидам может нанести серьезный ущерб сельскому хозяйству и даже привести к полному прекращению отдельных производств, как это, например, случилось в Мексике. На обширных пространствах Северной Мексики пришлось почти полностью прекратить возделывание хлопчатника, так как все имеющиеся в распоряжении пестициды оказались бессильны против вредителей. А в Лонг–Айленде (США) интенсивное применение средств защиты растений при возделывании картофеля за короткое время привело к появлению колорадских жуков, поразить которых не мог ни один из инсектицидов. Несмотря на намерение защитить культурные растения все возрастающим количеством пестицидов, потери урожая тем не менее также возрастают: американские фермеры внесли в 1948 г. около 2 000 т пестицидов, потери урожая 17%; до 1978 г. количество используемых пестицидов увеличилось в 12 раз, потери урожая увеличились на 30%.
Пестициды могут похищать корма и деньги
Массовое использование пестицидов в интенсивном сельском хозяйстве существенно нарушает экологические взаимосвязи в природной среде. Пестициды являются смертельными врагами полезных организмов, например рыб, насекомых, бактерий и вирусов, живущих за счет вредных организмов. Эта взаимосвязь может быть продемонстрирована на одном примере. Минимальная суточная потребность в корме десятидневных птенцов куропатки составляет 2 г биомассы насекомых (в сухом виде). Оптимальная величина – 3 г в день. Такая доза повышает сопротивляемость организма птенцов при сырой и холодной погоде. Даже однократная обработка инсектицидами или гербицидами с инсектицидными свойствами может настолько сократить биомассу насекомых, что здоровое существование птенцов куропатки станет далее невозможным. В результате «похищения корма» пестицидами возникает угроза основам существования многих питающихся насекомыми певчих птиц. Пренебрежение экологическими взаимосвязями может отражаться на внутрихозяйственных и народнохозяйственных расчетах. Если уничтожаются противники вредных организмов, то вместо них должны использоваться дорогостоящие химические средства. Например, Индия, известная как крупнейший экспортер лягушачьих лапок, одним мудрым решением в 1987 г. запретила торговлю этими «деликатесами». Поводом послужил угрожающий рост количества вредных насекомых на рисовых полях, где параллельно с охотой на лягушек нарастало использование пестицидов. Расчеты показали, что расходы на импорт пестицидов превышали доходы от торговли лапками лягушек. В Судане народнохозяйственный расчет был также не в пользу пестицидов. Итоги объединенных усилий международных кредиторов по повышению продуктивности хлопководства путем применения пестицидов в районе Гезира были ужасающими. При 195–кратном увеличении затрат на пестициды в 1985/86 г. по сравнению с 1945/46 г. смогли добиться лишь 1,04–кратного роста урожайности хлопчатника. Политическая идея развития народного хозяйства заключалась в том, чтобы за счет интенсивного хлопководства заработать валюту и создать достаточный капитал для индустриализации страны и обеспечения продовольствием населения. В настоящее время Судан стоит перед дилеммой. Затраты на пестициды и минеральные удобрения не окупаются, а сельскохозяйственные угодья так сильно загрязнены пестицидами, что возделывание сельскохозяйственных продовольственных культур представляется опасным.
Пестициды могут преодолевать большие расстояния по воздуху
Если пестициды вносятся в незащищенный грунт, то лишь часть из них поражает нужные организмы. Большая же часть испаряется, остается в воздухе, укрупняется в капли туманов и может переноситься воздушными массами на большие расстояния. Сенсационные результаты показали новейшие исследования, проведенные государственной биологической службой по поручению государственного экологического управления ФРГ. В соответствии с ними в течение 6 часов после внесения может улетучиться до 90% пестицидов.
Результаты этого исследования вносят ясность в следующие факты. Американские ученые обнаружили в тумане над сельскохозяйственными землями высокую концентрацию пестицидов, таких, как органофосфатный паратион, малатион, хлорпирифос, а также распространенные гербициды – симазин, атразин, вероятный возбудитель рака. Их концентрация в тумане составляла до 10 миллиграмм на литр. Для сравнения следует напомнить о нормах предельно допустимых концентраций вредных веществ в питьевой воде, вступивших в у в ФРГ с 1 октября 1989 г., в соответствии с которыми концентрация вещества в питьевой воде не может превышать 0,1 миллиграмма на литр.
Таким образом, в тумане обнаружили химические соединения, которые не могли быть установлены в сухом воздухе. То, что пестициды испаряются, известно уже давно. Однако предполагали, что испаряющиеся пестициды в воздухе разжижаются. В действительности же происходит противоположное. Очевидно, капли тумана способствуют усиленной концентрации химических соединений.
В связи с этим неудивительно, что пестициды обнаруживаются в дождевой воде, как это показали анализы на водопроводных станциях в бассейне Рейна (Амстердам) и в Кельне, проведенные международной рабочей группой. В период с декабря 1987 г. по апрель 1988 г. в дождевой воде в расчете на 1 л регулярно фиксировалось до 1,03 миллиграмма атразина. Среди обнаруженных в дождевой воде пестицидов были также инсектициды диметоат, паратион – этил, пар атион–метил и гербициды хлортолурон, дихлобенил, монурон, пропазин и тербутрин. Необходимо принять во внимание, что в настоящее время аналитические методы могут выявить не более одной трети веществ. На момент проведения анализов до дождевой воды в начале 1988 г. соответствующие методы были разработаны лишь для 100 из примерно 350 химических соединений, использование которых разрешено в рамках Европейского Сообщества. То, что эта проблема не является только европейской, показывают, например, сообщения из США и Японии, где также выявлена высокая загрязненность дождевой воды пестицидами.
Пестициды могут становиться «невидимыми»
Данные о нахождении и поведении пестицидов в окружающей среде зависят от методов аналитического контроля. Если пестициды не могут быть установлены аналитическими методами, то отсюда еще нельзя сделать прямое заключение, что они полностью разложились. В течение многих лет предполагали, что загрязнение грунтовых вод остатками пестицидов не является серьезной проблемой. Лишь с развитием более дифференцированных методов контроля и проведением программ измерений выяснилось, что большое число пестицидов, которые считались неопасными для грунтовых вод, настолько персистентны (долгоживущие), что могут попадать и в грунтовые воды. Хотя сведения о фактическом загрязнении грунтовых вод и питьевой воды вследствие плохого контроля несовершенства измерений очень скудны, в грунтовых водах уже зафиксировано более 40 пестицидов.
В почвах могут обнаруживаться продукты превращения пестицидов. Наука в таких случаях говорит о так называемых «связанных остатках», которые не могут быть установлены обычными методами анализа. Остается открытым вопрос, представляют ли связанные остатки опасность в течение длительного времени. В отношении гербицида паракват на этот вопрос можно ответить утвердительно. Многократное применение параквата может привести к его накоплению в почве. В этой связи пресс–секретарь государственной биологической службы заявил, что почва после тридцатилетнего применения параквата может быть настолько «переполнена», что еще очень долго нельзя будет высевать культурные растения. До сих пор неизвестно, что произойдет, если спустя какое–то время связанные остатки в больших количествах высвободятся.
Пестициды внутри помещений могут иметь длительное воздействие
Если пестициды применяются во внутренних помещениях, например, для борьбы с муравьями мухами или тараканами, надо считаться с тем, что вещества и продукты их распада сначала оседают на материалах – дереве, коже, текстиле, лакированных предметах или каменных стенах, а затем испаряются в течение недель и даже месяцев. Вследствие этого у людей появляются симптомы отравления – головные боли, раздражение кожи и слизистой оболочки,
тошнота. Государственное управление здравоохранения ФРГ в этой связи в сентябре 1989 г. указало на то, что крайне тяжело прогнозировать продолжительность и интенсивность выделения веществ и определить объем еще не испарившихся химических соединений на таких предметах, как мебель, облицовок стен, текстиль и др. Тем не менее все еще продаются пестициды для использования во внутренних помещениях.
Пестициды могут вызывать заболевания, которые очень тяжело идентифицировать
Неизвестно, сколько человек в мире отравляется пестицидами. Прежде всего, это нельзя установить по той причине, что возникающие симптомы заболеваний не являются специфическими. Раздражение слизистых оболочек, потеря аппетита, слабость, оцепенелость, головные боли, понос или рвота могут быть и признаками гриппа. Беспокойство, чувство страха, депрессии, дрожь и сердцебиение можно объяснить расстройством психики, особенно если пострадавший находится в стрессовом состоянии. При изучении отдаленных последствий воздействия пестицидов, таких, как рак генетические изменения, рождение неполноценных детей или бесплодие, взаимосвязь доказать еще труднее.
До сих пор недооценивалось стимулирование пестицидами возникновения опухолей. Речь идет о способности химических веществ, не являющихся возбудителями рака, вызывать рак в сочетании с другими веществами.
Особенно в странах «третьего мира» едва ли ведется статистический учет заболеваемости, так что данные об официально зарегистрированных в качестве таковых интоксикациях имеют огромные пробелы. По оценке, сделанной в 1972 г. группой экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в мире ежегодно насчитывалось 500 000 случаев отравления пестицидами, в том числе 5 000 – со смертельным исходом. В 1986 г. ВОЗ оценила ежегодное количество интоксикаций в 1 500 000 случаев, из них 30 000 – с летальным исходом. Эта информация основана на оценках, в которых содержится большой элемент неопределенности. Исходя из разницы в количестве отравлений, рассчитанном ВОЗ в 1972 и 1986 гг., не обязательно следует вывод об их увеличении за данный период, а, вероятно, в связи с улучшением регистрации интоксикаций, особенно тяжелых, удалось зафиксировать больше случаев из числа не охваченных официальной статистикой.
Последние данные подтверждают предположение о наличии огромного количества неизвестных статистике случаев. По свидетельству председателя Госкомитета по народному образованию СССР Е. Ягодина, лишь в СССР из–за «неправильного применения пестицидов» ежегодно умирало 14 000 человек, а 700 000 человек по этой же причине заболевало. Пресс–секретарь правления ПАН представил оценки для ФРГ, сделанные на основе регистрации заболеваемости в одной из крупнейших больничных касс ФРГ, АОК, в соответствии с которыми ежегодно насчитывается до 20 000 не смертельных случаев интоксикации пестицидами. При этом не учтены возможные отдаленные последствия, связанные с интоксикациями, которые лечились под видом других болезней. Официальная статистика в ФРГ зафиксировала за последний год (в среднем) 460 случаев гибели людей в результате отравления пестицидами. За редким исключением это были самоубийства.
Немецкие пестициды во всем мире
Почти 804 производимых в ФРГ пестицидов экспортируется за границу. Из них 20–25% попадает в страны «третьего мира». Там пестициды часто применяются в условиях, не соответствующих необходимым требованиям охраны труда. Так, например, фирма «Байер» в 1988 г. продала в Бразилию 22 препарата на основе 12 химических соединений, которые относились по классификации ВОЗ к самым высокотоксичным («крайне опасные вещества»). Фирме «Байер» должно быть известно, что в Бразилии не всегда может быть использован полный комплект индивидуальных средств защиты при работе с ядохимикатами.
В результате круговорота ядовитых веществ пестициды возвращаются назад в ФРГ в качестве остатков в продуктах питания и кормах. Но при этом на наш обеденный стол попадают химические вещества, производимые не только у нас, но и за границей, использование которых в ФРГ запрещено или строго ограничено.
Химическое вещество никогда не поступает на рынок в одиночестве
К произведенным специально для продажи препаратам относятся также и так называемые добавочные, как, например, наполнители, адгезионные составы, смачивающие вещества, растворители, средства предохранения от брызг и пятен при работе с пестицидами, противопенные средства, эмульгаторы, антиокислители или усилители действия пестицидов. Экологическая организация США (ЭПА) оценила около 50 из 1 200 используемых добавочных препаратов как токсикологические опасные. Эти вещества вызывают острые отравления, рак, рождение неполноценных детей, повреждения нервной системы, экологические нарушения и особенно ядовиты для рыб. Следующие 50 добавочных препаратов были классифицированы как потенциально ядовитые. Для них необходимо провести дальнейшие исследования. И наконец, препараты могут содержать производственные загрязнители, как, например, диоксины. Об акарициде дикофол стало известно, что он загрязнен запрещенным к применению еще с 1972 г. долгоживущим инсектицидом ДДТ. Поэтому для оценки препаратов важны не только сведения об основных веществах, но и о добавочных веществах и загрязнителях.
От пестицидов не может уберечься никто: в наибольшей опасности – дети
Как уже излагалось, никто не может уберечься от поражения пестицидами. Они находятся в воздухе, в тумане, в дождевой и питьевой воде, в продуктах питания, включая материнское молоко. Основные группы риска – больные и старые люди, у которых ослаблена защитная система организма, и прежде всего дети, организм которых еще только развивается, так что пестициды особенно сильно могут проявить свое разнообразное воздействие. Из одного опубликованного в США в начале 1989 г. исследования видно, что от 5 600 до 6 200 американских дошкольников могут заболеть раком лишь из–за того, что они до поступления в школу принимали в пищу вместе с овощами и фруктами 8 различных остатков пестицидов.
Если те же расчеты произвести для ФРГ, то следует опасаться аналогичных тревожащих результатов. Ничего не изменяет и постановление, в котором установлены максимально возможные объемы остатков пестицидов в пищевых продуктах. В этом постановлении лишь для сельскохозяйственной продукции растительного происхождения приведено около 400 соединений. Официально установленные пределы содержания остатков отдельных химических веществ в продуктах питания очень различны, а сведений о взаимодействии отдельных остатков друг с другом практически нет. На какой основе были установлены приведенные в постановлении пограничные значения, не знают даже законодательные органы. Комиссия бундесрата по делам молодежи, семьи и здоровья весной 1989 г. рекомендовала бундесрату утвердить новое постановление о максимальных объемах остатков пестицидов в пищевых продуктах лишь со следующей формулировкой: «Бундесрат не может высказать своего мнения относительно влияния установленных ПДК на здоровье людей, так как в обосновании постановления отсутствуют данные о токсикологических причинах».
Пестициды опасны уже до применения
Пестициды разрабатываются, производятся, хранятся и перемещаются через торговлю от производителя к потребителю. Все эти этапы сопряжены с риском. Достаточно вспомнить катастрофы в Бхопале, Севезо и Базеле. На всех этапах производства появляются отходы, которые должны обезвреживаться. Хотя общественность отдана на произвол все отчетливее проступающей в череде несчастных случаев опасности, производство и торговля ядохимикатами регламентируется разнообразными секретными законами. Например, фирмы имеют право отказать общественности в предоставлении информации об объеме торговли отдельными препаратами. При опросе крупнейших производителей пестицидов по поводу производственных отходов, проведенном государственным экологическим управлением ФРГ, фирмы «Байер», «Хехст», «Берингер», «Целамерк», «Акер» и «Хемише Верке» не дали никаких сведений. Объемы отходов указали лишь фирмы «БАСФ» и «Шеринг».
Последствия всегда проявляются позднее
С момента утверждения в 1968 г. первого закона о защите растений пестициды должны проходить контрольные испытания для предотвращения возможной опасности для людей, животных и растений. Но хотя препараты и проверяются в отношении возможной опасности, после проверки и разрешения на использование все снова и снова обнаруживаются их существенные негативные воздействия. От поступления препарата на рынок до вывода о его опасном воздействии, сделанного в процессе развития научного познания, могут проходить десятилетия. Это показывают следующие примеры:
- в 1914 г. успулун был введен в употребление в качестве первого ртутного протравливателя. 67 лет спустя последовал запрет на использование ртутных протравливателей;
- известный с 1889 г. в США свинцовый мышьяк, а также ар– сенат кальция с 1915 г. стали использоваться и в Германии. Прошло 27 лет до того, как в 1942 г. применение соединений мышьяка в виноградарстве было запрещено;
- в 1939 г. были открыты инсектицидные свойства ДДТ. До его запрещения в 1972 г. прошло 33 года;
- в 1950 г. получил признание препарат против насекомых ГХГ. Прошло 27 лет до его запрещения в 1977 г.
Длительный период времени от патентирования нового препарата и его поступления на рынок до осознания на практике губительного воздействия этого химического соединения касается не только давних решений. Последние запрещения использования препаратов на основе вступившего в силу с 1 сентября 1988 г. в ФРГ постановления о применении пестицидов также свидетельствуют о значительных промежутках времени от патентования до запрещения применения пестицидов. Этот срок составлял для хлордиме форма 20 лет, нитрофена – 24 года, дихлорэтана – 30 лет, а для квинтозена даже 58 лет! Но и переход к новым средствам, например синтетическим пиретроидам, не является гарантией безопасности. При использовании некоторых из них уже наблюдалось отравление людей, уничтожение полезных организмов на пашнях и выработка устойчивости к ним (например, у парникового алейрода). По меньшей мере из этого опыта ясно, что новые пестициды, рассматриваемые в настоящее время как относительно безобидные, быть может, уже через несколько лет проявят свое вредное воздействие. Тем настоятельнее при современном уровне развития знаний должен быть поставлен вопрос об опасности, тем более что немаловажная часть пестицидов производится и применяется исходя только из экономических интересов.
Признание «остаточной опасности» пестицидов – политический вопрос
Дискуссия об опасности применения пестицидов определяется ссылками об отсутствии научных знаний. Их отсутствие трактовалось в пользу дальнейшего применения разнообразных пестицидов. Другими словами, до настоящего времени использование определенных препаратов запрещалось лишь тогда, если была доказана их вредность. Опасность, если на нее указывали, определялась как «остаточная опасность». Этот термин внушает, что речь идет лишь об остатке, т.е. об ограниченной опасности. Фактически же при остаточной опасности речь идет о неизвестных величинах, размер которых не установлен. Будет ли признана опасность в том понимании, как изложено выше, или же признана «остаточная опасность» – это все– таки политический вопрос, получению ответа на который может содействовать каждая гражданка и каждый гражданин.
При этом встает вопрос об основной концепции защиты растений. Нет никакого сомнения, что надо препятствовать развитию организмов сверх необходимых пределов, когда они становятся вредными и приносят существенный ущерб. Зачастую лишь менее 0,1% вносимых на растения пестицидов достигают цели.
Экологически ориентированное сельское хозяйство, которое уже ведется многими фермерами, доказало, что отказ от применения пестицидов не является утопией. И все в ответе за то, чтобы предоставить этой форме сельскохозяйственного производства наилучшие шансы для развития.