Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


18.05.2015

Горные породы, которыми сложена наша планета, выходя — в силу тех или иных геологических условий — на «дневную» поверхность и тем самым неизбежно вступая тогда в непосредственный контакт с элементами окружающей природы, начинают претерпевать ряд многообразных и глубоких изменений как со стороны их химической конституции и химических свойств, так и со стороны их физико-механической природы.
Совокупность таких изменений, претерпеваемых той или другой горной породой под влиянием внешних условий, объединяется, как известно, общим наименованием «процессов выветривания».
Упомянутые процессы, затрагивая собою все более и более глубокие толщи горной породы и вызывая в них все более и более глубокие изменения физико-химического порядка, могут привести в конце концов к возникновению и дальнейшему развитию из поверхностных толщ выветривающейся породы особого образования, приобретающего целый ряд своеобразных свойств и особенностей и получающего тогда наименование «почвенного образования».
В самом течении упомянутых выше процессов превращения горной породы в почву мы можем отметить ряд существенных этапов или стадий.
Первый (который можно было бы назвать подготовительной стадией, или своего рода эмбриональной стадией в развитии почв) обнимает собой все те изменения горной породы, которые претерпеваются последней под влиянием элементов «неживой» природы, т. е. под влиянием элементов атмосферы и гидросферы. Как бы далеко при этом ни зашли эти процессы и какие бы глубокие изменения за это время ни претерпела горная порода в своих физико-механических и химических свойствах, все же мы будем продолжать называть такие изменившиеся поверхностные толщи горной породы «рыхлой горной породой», «скоплениями продуктов выветривания» той или иной горной породы и т. п., но не почвою. Такие именно рыхлые скопления продуктов выветривания разнообразных горных пород мы можем часто встретить в горных местностях; далее, аналогичные образования мы видим на примере дюнных или барханных песков и других различных рыхлых скоплений продуктов выветривания эолового или водного происхождения и т. п.
Начало второго этапа в процессе изменения той или иной горной породы путем выветривания мы можем приурочить к тому моменту, когда эта горная порода по всей совокупности своих химических и физико-механических свойств становится пригодной для поселения растительности и связанного с последнею животного населения.
Процессы почвообразования, в тесном смысле слова, и начинаются, строго говоря, с того момента, когда выветривающаяся горная порода приобретает способность обеспечивать жизнь растений — путем накопления в себе комплекса новых свойств, определяющих собою элементы плодородия.
Из сказанного, однако, не следует, что для почвоведа не представляет интереса изучение процессов выветривания горных пород первого из указанных периодов («подготовительного») и что процессы почвообразования должны изучаться почвоведом лишь с момента начала взаимоотношений между элементами биосферы и литосферы, относя, таким образом, изучение первого момента к компетенции геологов или петрографов. Напротив, самое близкое и детальное изучение процессов выветривания в полном их объеме является для почвоведа совершенно необходимым — как потому, что направление и характер процессов выветривания, вызываемых элементами атмосферы и гидросферы, находятся в теснейшей взаимосвязи со всем дальнейшим ходом процессов собственно почвообразования, так и потому, что процессы выветривания указанного периода текут безостановочно и в течение всего последующего развития уже сформировавшейся почвы, обусловливая собою отчасти весь тот цикл сложных процессов, которым определяется эволюция почвенного тела. Наконец, необходимо указать, что отмеченная нами выше последовательность в ходе «неорганического» и «органического» выветривания является условной и до некоторой степени даже и искусственной: обе категории явлений очень часто сопутствуют друг другу во времени, а иногда деятельность элементов биосферы может даже и предшествовать работе элементов «неживой» природы. Чтобы понять это, достаточно вспомнить тот факт, что целый ряд микроорганизмов может селиться на голыx, часто еще и не затронутых процессами «неорганического» выветривания скалах и тем не менее производить в последних глубокие биохимические изменения (так называемые «прототрофы» — микроорганизмы с чисто минеральным типом питания, например, нитрифицирующие бактерии, некоторые сине-зеленые водоросли и др.).
Приняв во внимание это последнее соображение, мы все же считаем полезным разграничивать в сложном комплексе процессов почвообразования те две категории явлений, о которых было нами сказано выше. Это облегчает нам обсуждение и выяснение таких кардинальных по своему существу вопросов, как, например, вопрос о том, какую собственно толщу той или иной горной породы, подвергшейся процессам выветривания, относить, в каждом -отдельном случае, к почвенным образованиям и какую надо считать таковыми процессами еще не затронутой; другими словами — где мы, в каждом отдельном случае, проведем границу между почвою в прямом понимании этого слова и неизмененной еще процессами почвообразования материнской горной породой. Далее, допущенное нами разграничение облегчает обсуждение и такого основного вопроса — имеем ли мы, в каждом отдельном случае, дело именно с почвою или же с каким-нибудь рыхлым скоплением продуктов «неорганического» выветривания той или другой горной породы.
Само собой разумеется, что если бы мы от идейного толкования сущности почвообразовательного процесса перешли к практическому использованию его в каждом конкретном случае и при исследовании тех или иных поверхностных толщ поставили бы себе задачу решать, например, имеем ли в данном случае дело с уже формирующейся почвою или же перед нами еще не затронутая процессами почвообразования горная порода, то во многих случаях вопрос этот остался бы без точного ответа. И в этом мы не должны видеть ничего удивительного: как между микроскопическим неоформленным зародышем того или другого животного или растительного организма и уже взрослым и сформировавшимся индивидуумом, так и между неизмененной процессами почвообразования горной породой и сформировавшимся из нее определенным почвенным телом мы можем наблюдать в природной обстановке целый ряд незаметных взаимных переходов, и как в том, так и в другом случае далеко не всегда бывает возможно ответить на вопрос, имеем ли мы дело с уже сложившимся определенным индивидуумом.
Итак, процессы почвообразования начинаются с момента приобретения выветривающейся горной породой комплекса новых свойств, определяющих собою элементы плодородия.
Дальнейшая стадия в развитии этого нового природного образования определяется сложнейшим комплексом беспрерывно текущих процессов взаимодействия между составными частями продуктов выветривания горных пород и поступающими в последние многообразными продуктами жизнедеятельности поселяющихся на них растений, животных, а также продуктами их разложения и минерализации.
Эти процессы взаимодействия, в общей сумме определяющие собою всю дальнейшую эволюцию почвенного образования, протекают в непосредственной и самой тесной связи с целым рядом окружающих данное почвенное образование факторов — так называемых «почвообразователей».
В процессе своего формирования и развития почва начинает приобретать целый ряд своеобразных, только этому телу присущих физико-химических свойств и особенностей, начинает жить своеобразным, только этому телу присущим комплексом биохимических явлений и превращений, а в связи со всем этим и приобретать целый ряд своеобразных, только этому телу присущих морфологических особенностей и свойств.
Приобретая, таким образом, целый ряд новых свойств и особенностей, почвенное образование, продолжая развиваться в тесной зависимости от окружающих его условий внешней среды, вместе с тем и само — всей суммой приобретаемых им внутренних качеств — начинает воздействовать на элементы этой окружающей его среды (на характер растительности, на климатические условия и пр.).
Таким образом, мы должны считать почвенное образование одним из звеньев общей цепи окружающих нас взаимодействующих природных явлений и процессов.
Как мы уже отметили выше, основным свойством, отличающим почву от породившей ее горной породы, мы должны считать комплекс таких ее новых качеств, которыми обеспечивается возможность поселения на ней растительности, т. е. ее плодородие; другими словами — процессы превращения той или иной горной породы в почву подразумевают непременное участие в этой работе элементов биосферы — как живущих ее представителей, так и продуктов их разложения и минерализации, беспрерывно поступающих в поверхностные горизонты выветривающейся породы. Это положение вынуждает нас считать затронутыми процессами почвообразования лишь те поверхностные горизонты горной породы, которые переработаны жизнедеятельностью населяющих почву животных и растений и которые биохимически видоизменены продуктами их разложения. Te же горизонты выветривающейся горной породы, которые не затронуты этими процессами, мы уже отнесем к горизонтам, принадлежащим материнской горной породе. Несколько ниже мы увидим, что почвообразовательный процесс (в том толковании, которое дано нами выше), в силу тех или других условий, может иногда захватывать чрезвычайно мощную толщу горной породы; в других же случаях, под влиянием других условий, может ограничиваться лишь самой поверхностной оболочкой последней и т. д.
После всего сказанного должно быть ясно, что и в том и в другом случае почвообразовательные процессы могут часто захватывать собою лишь часть коры выветривания, почему отожествление понятия «почвы» с понятием «коры выветривания», как то нередко допускается, мы должны считать неправильным. Ho и другая крайность, заключающаяся в отожествлении почвы лишь с гумусовым (перегнойным) горизонтом, т. е. лишь с тем слоем земной коры, который окрашен органическими веществами в темный цвет, должна быть признана тоже неправильной, ибо реакции между растворимыми продуктами разложения органических остатков и составными частями горной породы могут часто протекать значительно глубже горизонта скопления гумусовых веществ.
Тем более недопустимым является отожествление понятия о почве лишь с пахотным слоем земной оболочки, или с тем поверхностным слоем последней, где развивается главная масса растительных корней. Условность и неопределенность всех таких определений очевидна. Достаточно хотя бы указать на то, что различные растения распространяют свою корневую систему на весьма различную глубину, что мощность пахотного слоя колеблется, в зависимости от глубины обработки почвы, в очень широких размерах и т. д.
Как известно, не все свойства того или другого естественного объекта и не все явления, совершающиеся в нем в том виде и в том «количестве», каковые приобретены данным объектом под влиянием природных условий, представляются достаточными для удовлетворения тех требований, которые предъявляются к данному объекту человеком. Ничтожное, например, количество сахара, наблюдаемое в корнях дикого сородича современных сортов сахарной свекловицы, недостаточная продукция или неудовлетворительное количество шерсти, молока, мяса и пр. в диком сородиче того или другого современного домашнего животного, недостаточное количество удобоусвояемых питательных веществ в «дикой» (девственной, естественной) почве или неудовлетворительные ее физические свойства и пр. — все это вынуждает человека, путем использования и приложения данных теоретического знания, стараться развить нужные и полезные стороны и свойства данного природного объекта и по возможности свести к минимуму те из них, которые являются для него вредными или нежелательными.
В результате такого сознательного воздействия, производимого человеком на внутреннюю и внешнюю природу того или другого объекта, могут появляться особые тела природы, наделенные особыми качествами или свойствами, часто резко отличными от тех, каковыми обладали их естественные сородичи. Например, сорта свекловицы, полученные путем умелой селекции, с громадным процентным содержанием сахара, породы различных домашних животных с своеобразно развитым костяком, мускулатурой, сорта почвы, обладающие своеобразным химическим или структурным составом, и т. д. — все это представляет собою результат сознательного и планомерного воздействия со стороны человека на те природные тела, с которыми ему приходится иметь дело.
Все высказанные соображения приводят нас к заключению о целесообразности выделения по отношению к почве особого понятия «культурная почв а» (в соответствии с существующими уже понятиями «культурные растения», «культурное животное»). Что те обычные агротехнические приемы, которые применяются человеком по отношению к почве при его сельскохозяйственной деятельности (механическая обработка, удобрение, культура растений и пр.), влекут за собой часто весьма существенные изменения в химическом составе и в физических и биологических свойствах этой почвы, в этом в настоящее время не приходится сомневаться, и в этой области уже накоплен в настоящее время большой фактический материал. Еще более резкий эффект должны, конечно, производить такие операции, как орошение почвы, ее осушение и т. п.
В виду сказанного представляется целесообразным — на ряду с понятием о почве как естественном теле, развивающемся под влиянием элементов окружающей природы, выдвинуть также понятие о почве как культурном теле, носящем на себе следы планомерного воздействия со стороны человека и часто являющемся резко отличным от своего естественного «сородича» как по химическому составу (не только своих верхних, но и значительно более глубоко залегающих горизонтов), так и по своим физико-механическим и биологическим свойствам.