Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


18.05.2015

Переходя к изучению тех или иных объектов, мы обычно начинаем C распределения их в такие группировки, которые объединяли бы эти объекты по возможно большему числу сходных для них свойств и признаков. Соответственно со степенью сходства присущих этим объектам свойств и признаков мы стремимся объединять их сначала в небольшие по объему группировки, а затем рамки таких группировок все более и более расширяем, стараясь соединять изучаемые предметы в группы, таким образом, все более и более крупного масштаба и объема.
При классификации тех или иных изучаемых нами объектов мы как раз и стремимся к созданию таких стройно построенных среди них группировок и систем. И чем совершеннее построена нами такая классификация, тем более мы облегчаем себе изучение и запоминание классифицируемых объектов со всеми присущими последним многообразными свойствами и признаками.
Co стороны внешней структуры и внешней формы построения таким же требованиям должна удовлетворять, конечно, и почвенная классификация. Что же касается внутреннего смысла и внутренних руководящих идей, по которым должна быть построена такая классификация, то мы должны предъявлять к ней с этой стороны три основных требования: во-первых, чтобы эта классификация определенно выявляла нам генетическую связь различных встречающихся в природе почвенных объектов, представляющих собой различные этапы или стадии почвообразовательного процесса; во-вторых, чтобы эта классификация выявляла нам существующее разнообразие почв — CO стороны их непрерывного изменения и развития (во времени и пространстве); и, в-третьих, чтобы она была проникнута идеей развития того основного свойства, которое отличает почву от горной породы, а именно ее плодородия.
Почвенной классификации, удовлетворяющей всем этим требованиям, мы еще не имеем, хотя зачатки такого именно подхода к построению классификационный системы почв частично сделаны были еще очень давно (В. Докучаевым и Н. Сибирцевым). До того времени мы имели дело, собственно говоря, не с классификациями почвы в истинном понимании этого слова, а с более или менее удачными группировками их. Особенно надо это сказать про те классификационные схемы, которые давались западноевропейскими учеными.
Так, некоторыми немецкими учеными (Fallou, Mayer, Lorenz и др.) были сделаны попытки классифицировать все почвы на основании Петрографического состава тех горных пород, которые являются, в каждом отдельном случае, материнскими почвообразующими породами (петрографические классификации почв), а именно: почвы, образовавшиеся из кристаллических горных, пород, разделялись на гранитовые, сиенитовые, трахитовые, базальтовые и пр.; почвы, сформировавшиеся на слоистых (осадочных) твердых породах, разделялись на песчаниковые (почвы на разных песчаниках: кварцитовые, кремнистые, сланцеватые и пр.); глинистые (почвы на глинистых сланцах: глинистые, сланцеватые, глинисто-мергельно-сланцеватые и пр.); известковые (почвы на известняках, доломитах: доломитовые и пр.); наконец, почвы, образовавшиеся на наносных рыхлых горных породах, разделялись на хряще-вые, песчаные, глинистые, лёссово-мергельные и пр.
Другие ученые (Кnор) клали в основу своих классификаций химический состав и химические свойства классифицируемых почв (химические классификации почв) или, точнее, распределяли их по признаку преобладания в них тех или других химических соединений.
Так, почвы, богатые силикатной частью (силикатные почвы), разделялись на почвы железистые (богатые железными силикатами), глиноземные (богатые глиноземными силикатами) и др.; почвы, богатые карбонатами (карбонатные почвы), разделялись на известковые и доломитовые; почвы,, богатые сульфатами (сульфатные почвы) — на гипсовые, ангидритовые и т. д.
Наконец, третьи исследователи базировали свои классификации почв на механическом составе и физических свойствах последних (физические классификации почв) (Thaer, Schubler и др.). Так, в зависимости от большего или меньшего количества глинистых и песчаных частиц почвы разделялись на глинистые, суглинистые (средние суглинистые, тяжелые суглинистые), песчаные и т. д.
Все приведенные выше классификации распределяют, таким образом, почвы не по общей совокупности присущих этим естественным телам природы свойств и не по условиям их происхождения, а по какому-либо одному признаку (по характеру материнской породы, по преобладанию в почвах тех или иных химических соединений и т. д.). Чтобы убедиться в том, что такой подход к сложным телам природы является и односторонним и искусственным, достаточно представить себе, что, например, зоолог начал бы классифицировать изучаемые им животные организмы только по их величине или только по цвету шерсти и т. п. или ботаник стал бы распределять изучаемые им объекты только по величине корневой системы или по химическому составу их и т. д. Ясно, что в одну и ту же классификационную группу попали бы тогда объекты, часто ничего друг с другом общего не имеющие, кроме только одного данного признака. Ту же, конечно, судьбу должны претерпеть и все вышеприведенные построения. Действительно, что означает, например, понятие гранитовых почв? Только то, что последние сформировались на продуктах выветривания гранита. Ho несомненно, что на данной горной породе где-нибудь на севере под влиянием определенных климатических условий, своеобразной растительности и пр. развивается одна почва, а в засушливом юге под влиянием других факторов почвообразования развивается, конечно, другая почва. Между той и другой не будет ничего общего, кроме только того, что обе имеют в качестве первоначальной почвообразующей породы один и тот же петрографический элемент.
Таким образом, на одной и той же горной породе, но в различных климатических зонах могут создаваться совершенно иные почвенные типы и, конечно, наоборот, на разных горных породах, но при общности всех: других факторов почвообразования может сформироваться один и тот же тип.
Аналогичные рассуждения должны быть приложены и к попыткам классифицировать почвы по их физико-механическим или химическим свойствам. Действительно, что означают понятия «глинистые», «суглинистые», «песчаные» и пр. почвы? Только то, что в них содержится определенное количество тех или других механических фракций. Ho глинистыми, песчаными и пр. почвами могут быть и черноземные почвы, и подзолистые, и болотные и т. д. — словом, такие почвенные образования, которые, кроме данного общего признака, не имеют между собою ровно ничего другого общего. В точности то же самое можно повторить и про разделение почв по их химическому составу: под группу, например, «известковых» почв попадут тогда такие разнородные образования, как перегнойно-карбонатные почвы, некоторые солонцы, лёссовые почвы и т. д.
Таким образом, логическая ошибка, допущенная при построении всех приведенных выше классификационных построений, неизбежно приводит, как мы видим, к ряду несообразных выводов.
Необходимо, впрочем, заметить, что некоторыми отдельными сторонами рассмотренных выше группировок мы можем пользоваться и сейчас, а именно при установлении в пределах одного какого-нибудь почвенного типа более мелких его подразделений (подтипов, разностей, вариантов и пр.). Так, например, черноземные почвы могут нами группироваться по признаку механического состава их — на глинистые, суглинистые, песчаные и пр. черноземы, по характеру материнской породы — черноземы на лёссе, черноземы на известняках, на продуктах выветривания тех или иных кристаллических пород и пр.; солонцовые почвы могут группироваться по преобладанию в них тех или других химических соединений — на сульфатные, карбонатные и т. д.
Первый опыт построения генетической классификации почв, в основе которой лежит воззрение на почву как на функцию определенных естественных почвообразователей и которая базируется на изучении условий происхождения (генезиса) почв, был сделан в 1879 г. русским ученым В.В. Докучаевым (предложенная классификация переработана им в 1886 г.).
В виду того что классификационная система, созданная В. Докучаевым, вскоре была подвергнута переработке и изменению его ближайшим учеником и сотрудником Н.М. Сибирцевым, в каковом виде она представляется популярной и ныне, мы в дальнейшем своем изложении остановимся лишь на уяснении общей идеи данной системы.
Согласно учению В. Докучаева, почва представляет собою естественное тело природы, являющееся в своих свойствах и особенностях следствием определенного сочетания природных почвообразователей: 1) климата, 2) характера материнской породы, 3) растительного и животного мира, 4) рельефа местности и 5) возраста страны.
При общности всех перечисленных почвообразователей развивается один определенный тип почвы; при изменении хотя бы одного из звеньев этого комплекса процессы почвообразования могут пойти по другому руслу.
Для России, преимущественно Европейской, В. Докучаевым были намечены типичные сочетания факторов почвообразования, располагающиеся с севера на юг более или менее правильными полосам» (поясами, зонами).
Каждый из почвообразователей каждой из описанных зон накладывает свою печать на характер почвообразовательного процесса приблизительно согласно той схеме, которая нами была приведена выше. Таким образом, все свойства и все особенности тех почвенных типов, которые залегают в этих зонах, мы всегда можем поставить в генетическую связь с характером воздействия отдельных почвообразователей или же их совокупности (табл. по В. Докучаеву).

Почвенные классификации

Таким образом, исходя из анализа внешней обстановки, окружающей и созидающей данную почву, мы можем заранее нарисовать себе картину, в каком направлении будут протекать в последней процессы выветривания минеральных соединений, процессы разложения и накопления перегнойных веществ, каковы будут ее физико-механические свойства, каким темпом будут итти в ней процессы биологического порядка и т. п.
На основании таких соображений В. Докучаев дал и соответствующую характеристику всех тех главнейших почвенных представителей, которые залегают в каждой из пяти вышеописанных областей (идя с севера на юг): 1) светлосерых северных почв, 2) серых земель, 3) черноземных почв, 4) каштановых почв и 5) бурых солонцеватых почв.
Идея, положенная В.Докучаевым в основу предложенной им генетической классификации почв, нашла себе более полное и более глубокое выражение в классификации его ближайшего сотрудника и ученика Н. Сибирцева.
Основой для построения этой классификации послужила та же самая мысль, которая была выдвинута впервые В. Докучаевым, а именно мысль о закономерности пространственного распределения почв, согласно каковой различные почвенные типы располагаются на поверхности земного шара в общем в виде зон или полос, отвечающих физико-географическим территориальным зонам.
Вот что пишет по этому поводу сам основатель рассматриваемой нами классификации Н. Сибирцев: «Мы полагаем, согласно с проф. Докучаевым, что при установке главных почвенных групп должны быть уловлены существующие в природе почвообразования или происхождения, должны быть формулированы те сочетания естественных условий, которые ведут почвообразовательный процесс в определенном направлении к определенному и постоянному в главных своих чертах результату. Как известно, уже простое выветривание горных пород может отчасти сгладить разницу между ними, т. е. может дать элювиальные продукты, более близкие между собой, чем первичные породы; тем более должно обнаруживаться подобное явление, если и биологические элементы действуют в одном направлении, по одному типу или шаблону. Мы можем, следовательно, установить такой тип почвообразования, в результате которого будут подучаться почвы черноземной группы. Характерная черта этих почв заключается в особом, с количественной и качественной сторон, накоплении в них перегнойных веществ, обусловленном развитием в известной физико-географической полосе земной поверхности травяно-степного пояса. Куда простирается этот пояс со свойственными ему физико-географическими и биологическими особенностями, там идут черноземообразовательные процессы и там получаются или готовятся почвы черноземного типа. Точно так же существуют определенные условия для подзолообразовательных процессов...».
И далее: «Почвы, отвечающие определенному характеру динамических явлений почвообразования, развиваются наиболее полно и законченно в тех случаях, когда общие физико-химические и биологические процессы, происходящие в поверхностной зоне земной коры, устанавливаются согласно и однородно, по цельному физико-географическому типу данной полосы или территории».
Все такие почвы, которые представляют собой, таким образом, зональное или полосчатое распределение на поверхности материков, отвечающее физико-географическим территориальным зонам последних, объединены были Н. Сибирцевым в класс зональных почв.
Этот класс был разделен на следующие типы (идя от тропических стран к северу):
1. Латеритные почвы. Это почвы тропических и субтропических стран с жарким и влажным климатом. Образуются при участии тропической растительности и соответственной почвенной фауны.
2. Эолово-лёссовые почвы («атмосферно-пылевые») характеризуют чисто континентальные или центральные области материков, в которых процессы выветривания сопровождаются распылением пород. Перегноя накопляется мало; характер его нейтральный.
3. Пустынно-степные почвы (или почвы сухих степей). Сюда относятся почвы полынных, полынно-кактусовых и подобных им пустынно-степных пространств северного и южного полушарий, с климатом сухим — в условиях спорадического, преимущественно летнего, выпадения атмосферных осадков и слабой циркуляции влаги.
4. Черноземные почвы приурочены к травяно-степным равнинам или прериям умеренных или тепло-умеренных стран; накопляют очень большое количество перегноя нейтральной реакции.
5. Серые почвы — почвы чернолесных полос умеренного пояса.
6. Подзолистые и дерновые почвы свойственны умеренно-холодному поясу со значительным количеством осадков и слабой испаряемостью последних.
7. Тундровые почвы свойственны холодному мерзлому поясу.
Ясно, что зональность всех этих почв должна быть понимаема лишь как общая грубая схема. «В действительности, — говорит Н. Сибирцев, — ни один почвенный тип не облекает материковой поверхности в виде сплошного пояса; все они залегают прерывистыми лентами, то расплываясь на огромную ширину, то суживаясь, то перемешиваясь между собою в пограничных областях, то, наконец, забрасываясь островками довольно далеко от главных зон. Полнота и строгая географическая последовательность почвенных типов часто нарушается вмешательством различных местных оро- и гидрографических и геологических особенностей, препятствующих развитию известных почв или отодвигающих их в сторону».
Помимо зональных почвенных типов мы, согласно схеме Н. Сибирцева, встречаем в природе целый ряд таких почв, в генезисе которых играют доминирующее значение какие-нибудь местные почвообразователи, как бы затушевывающее влияние общих зональных почвообразователен. Так, например, иногда особый состав материнской породы или наличие явлений пресыщения почв влагою, обусловленное котловинным или низинным их залеганием и пр., может оказать на почвообразовательный процесс столь резкое влияние, что последний начинает приобретать особенности, не свойственные господствующему здесь зональному типу.
Такие почвы Н. Сибирцев объединил во II класс так называемых интразональных (междузональных) почв. Последние разбросаны на земном шаре пятнами или отдельными островками среди главных зон, приурочиваясь, однако, каждая в отдельности преимущественно к тем зонам, физико-географические условия которых в общем наиболее благоприятствуют их образованию. Так, солонцовые почвы приурочиваются более к южным зонам, болотные почвы в большом количестве образуются в северных и т. д.
Класс интразональных почв разбит Н. Сибирцевым на следующие три типа:
1. Почвы солонцовые — образующиеся в условиях повышенного содержания в материнской породе растворимых солей.
2. Почвы болотные — образующиеся в условиях избыточной влаги (главным образом при участии грунтовой воды при котловинном или низинном залегании почв).
3. Перегнойно-карбонатные почвы (рендзины) — образующиеся на породах, богатых карбонатами, что влечет за собой обогащение этих почв перегноем.
Наконец, все молодые формирующиеся почвы, находящиеся как бы на рубеже между собственно почвами и горными породами, Н. Сибирцев назвал азональными (или неполными), как встречающиеся повсеместно (скелетные почвы, грубые почвы, пойменные почвы).
Многие из упомянутых выше почвенных типов могут быть подвергнуты, в свою очередь, более дробной классификации, в результате чего мы получаем генетические подтипы.
Эта дробная классификация основывается или на степени выраженности того или иного почвообразовательного процесса (слабоподзолистые почвы, сильноподзолистые и т. д., черноземы тучные, обыкновенные, шоколадные и пр.) или же на механическом составе почв (черноземы глинистые, суглинистые, супесчаные и пр.; глинистые, суглинистые, супесчаные подзолистые почвы и т. д.).
Несомненно, классификационными системами В. Докучаева и И. Сибирцева был выдвинут и развит ряд глубоко плодотворных идей, давших могучий толчок делу развития, усовершенствования и углубления почвенной науки и питающих последнюю, можно сказать, и ныне.
Несомненно и то, что самая мысль классифицировать почвы по способам их образования (т. е. по типам почвообразования) должна быть признана в основе жизненной. Однако предложенная схема удовлетворить современного почвоведа не может.
Основное соображение, которое необходимо в этом отношении высказать, заключается в том, что в основу распределения почв рассмотренными выше классификациями положены были не непосредственно внутренние свойства и особенности почв, являющиеся отражением окружающей данные почвы природной обстановки, а сама эта обстановка. Вместо того чтобы распределять почвенные образования, сообразуясь лишь со свойствами и происхождением этих последних, Н. Сибирцев выдвинул при классификации почв совершенно иной принцип, а именно характер географического их распространения.
Само собой разумеется, что стремление положить в основу распределения естественных тел природы географический принцип должно повлечь за собой ряд несоответствий и противоречий, не говоря уже про то, что сам по себе такой подход слишком широк, не будучи в состоянии дать каких-либо определенных и конкретных указаний на особенности и свойства почвенных типов каждого из классов. В лучшем случае нам приходится при уяснении внутренних свойств и особенностей каждого почвенного типа исходить из предварительного уяснения себе всех элементов окружающей данный тип физико-географической обстановки и уже на основе такого предварительного изучения последней умозрительно стремиться наделять те или иные почвенные типы определенными свойствами и особенностями. Такой подход равносилен тому, как если бы мы при характеристике того или иного человека обращались не к непосредственному ознакомлению с организмом и особенностями последнего, а старались бы умозрительно себе составить о нем представление на основании лишь изучения всех элементов окружающей его обстановки; условий его питания, воспитания, наследственности и т. д. Так и в рассматриваемом случае: при упоминании понятий «латеритные почвы», «черноземные почвы» и т. д. нам приходится предварительно мысленно переноситься в ту зону, в которой данные почвы созидаются и формируются, предварительно мысленно рисовать себе картину климатических условий этой зоны, характер растительности, рельеф, особенности материнских пород и т. д. и уже на основании составленных таким путем представлений о существующем сочетании в данной зоне факторов почвообразования выводить умозаключение о всех свойствах и особенностях того почвенного типа, который должен здесь развиться.
Принимая во внимание еще сравнительно малую изученность роли и значения в генезисе отдельных свойств и особенностей почвы каждого почвообразователя в отдельности и различного сочетания их, мы должны признать, что описанный выше путь представляется, несомненно, ненадежным и могущим повести к целому ряду противоречий, особенно если еще вспомнить, что в пределах одной и той же зоны, в силу изменений условий рельефа, характера растительности и пр., могут создаваться, как нам уже известно, местные микроклиматические условия, с развитием таких почв, которые являются характерными для соседних зон. Так, в черноземной зоне мы можем встретить отдельные островки подзолистых почв, в пустынно-степной зоне — отдельные участки черноземов и т. д. Таким образом, один и тот же почвенный тип приходится относить в одних случаях к «зональным» почвам, в других — к «интразональным». Вот почему в настоящее время правильнее говорить не о «зональных» или «интразональных» почвах, а о «зональном» или «интразональном» залегании тех или иных почв.
Далее, в рассматриваемой классификации совершенно не учитывается «историчность» почвообразовательного процесса, т. е. возраст почвы, в силу чего все почвенные образования трактуются как неподвижные в пространстве и неизменные во времени тела.
Мы ограничиваемся при рассмотрении классификации Н. Сибирцева лишь этими общими, принципиального характера соображениями и оставляем в стороне целый ряд возражений более частного характера, естественно могущих возникнуть, при рассмотрении деталей этих классификационных систем (искусственность, например, объединения всех пойменных почв в один подкласс, ибо такие почвы в черноземной зоне будут нести в себе совсем иные признаки и особенности, чем, например, в подзолистой; далее, наименование почв «грубыми» и «скелетными» ни в какой мере не указывает на характер протекающего в них почвообразовательного процесса; наименование почв «атмосферно-пылевыми» ведет к предположению, что сами эти почвы являются ветрового происхождения, тогда как можно говорить лишь о почвах, формирующихся на эоловых наносах, и т. д.).
He следует забывать, что со времени построения этих систем прошло более сорока лет; почвоведение накопило за этот срок весьма богатый описательный и экспериментальный материал, и нет ничего удивительного в том, что первоначальные рамки классификационных систем Докучаева и Сибирцева представляются современному почвоведу узкими, а в некоторых своих частях искусственными и условными Ho, с другой стороны, необходимо отметить, что классификационная проблема в почвоведении подвинулась в своем разрешении с тех времен все же очень слабо, и мы до сих пор все еще не имеем такой классификации почв, которая могла бы считаться общепринятой и так или иначе объединяющей почвоведов. Между тем попыток сделано в этом направлении не мало, что дало между прочим повод покойному А. Сабанину говорить даже о существовании среди почвоведов «классификационной эпидемии».
Основная идея, высказанная впервые А. Докучаевыми Н. Сибирцевым, заключающаяся в том, что в основу схемы должны быть положены в качестве классификационных единиц именно типы почвообразования (способы образования почв), проходит красной нитью через все последующие классификационные построения.
Вся трудность, однако, оформления этой идеи и вытекающая отсюда несогласованность в методах и формах ее конкретизации заключаются в том, что до сих пор является спорным — комплекс каких именно свойств и особенностей почв надо выдвинуть в качестве основания для характеристики отдельных типов почвообразования и взаимного их разграничения между собою. С другой стороны, принимая во внимание чрезвычайно постепенный переход одних почв в другие, обычно наблюдаемый нами в природе, представляется до сих пор затруднительным ответить на вопрос — сколько вообще существует на земной поверхности способов образования почв (типов почвообразования). На этот вопрос ответить в настоящее время тем более затруднительно, что громадные площади земной поверхности остаются для нас, со стороны их почвенного покрова, до сих пор неизвестными.
В частности тот постепенный переход одних почв в другие, о котором мы упомянули выше, весьма затрудняет иногда разрешение вопроса — к какому типу почвообразования отнести ту или другую изучаемую нами почву
Из тех почвенных классификаций, которые были предложены в позднейшее время, остановимся на рассмотрении схем, разработанных П. Коссовичем и К. Гедройцем.
В основу своей классификации П. Коссович положил не внешние факторы почвообразования, под влиянием которых формируются те или иные признаки почв, а непосредственно внутренние свойства и особенности их, точнее — комплекс тех физико-химических процессов, которые совершаются в различных почвах, и в этом мы не можем не видеть большой заслуги П. Коссовича. Эти процессы «являются тем моментом, в котором выражаются наиболее характерные черты почвообразования». Исходя из этих соображений, автор прежде всего пытался выяснить наиболее характерные формы почвообразовательных процессов, или, иначе говоря, типы почвообразования, и установить взаимоотношения между ними, а затем произвел и соответствующую группировку и распределение почв по установленным типам. Весьма важным считаем отметить, что именно П. Коссовичу принадлежит также первая попытка при построении почвенной классификации развить идею последовательной эволюции почвообразовательного процесса (в части так называемых «генетически-самостоятельных» почв).
Построение предложенной П. Коссовичем классификационной схемы оказалось, однако, неудачным, главным образом потому, что в основу установления двух главнейших типов почвообразования положены были им те свойства почвы, которые представлялись тогда (представляются и ныне) наименее изученными и разъясненными, а именно свойства почвенного раствора, не говоря уже о том, что жидкая фаза почвы, являясь наиболее подвижной и наиболее изменчивой частью последней, вообще должна быть признана ненадежным и недостаточным фундаментом для построения классификационной системы.
Соответственно реакции почвенного раствора П. Коссовичем были установлены два основных типа почвообразования: щелочной тип и кислотный; к первому были им отнесены:
1. Пустынный тип почвообразования (пустынные корки, сухие солонцы, пески и хрящевые почвы пустынь).
2. Пустынно-степной (эолово-лёссовые почвы, белоземы, каштановые почвы и др.).
3. Черноземный тип (черноземы, деградированные черноземы и др.).
К кислотному типу почвообразования были П. Коссовичем отнесены следующие типы:
1. Подзолистый тип почвообразования (серые лесные почвы, подзолистые, перегнойно-карбонатные).
2. Тундровый тип почвообразования (тундровые почвы, почвы горных вершин).
Что касается латеритного типа почвообразования, то он стоит, согласно. П. Коссовичу, «как бы особняком». Почвы этого типа могут быть или помещены в группу щелочного выветривания или же, после детального их, изучения, найдут себе место в группах почв обоих основных типов почвообразования.
Все перечисленные выше почвы были объединены П. Коссовичем в общий класс «почв, генетически самостоятельных», характеризующихся тем, что процессы выветривания, совершающиеся в них, сопровождаются обычно выносом из них большего или меньшего количества минеральных (и отчасти органических) продуктов этого выветривания. С другой стороны, имеется целая группа почв, в образовании, жизни и характере которых играет первенствующую роль не вынос, а принос минеральных (и органических) веществ (почвы пониженных мест, к которым грунтовые и поверхностные воды приносят извне те или иные соединения и т. п.). Такие почвы были объединены в рассматриваемой классификации в класс почв «генетически подчиненных» (мокрые солонцы, болотные почвы и др.).
Как скоро выяснилось, установление П. Коссовичем двух основных типов почвообразования — щелочного и кислотного — покоилось на неправильной предпосылке; последующие исследования ряда ученых показали, что почвенный раствор вообще, как правило, имеет кислую реакцию (вследствие содержания в нем углекислоты и обычного присутствия бикарбонатов) и только в исключительных случаях (например, у сильно засоленных почв) он иногда щелочен. Отсюда и то затруднение, которое испытывает автор при подыскании, например, для латеритных почв соответствующего места в своей схеме.
Далее, деление всех почв на класс «генетически самостоятельных» и «генетически подчиненных» должно быть признано искусственным и часто не соответствующим тому, что мы наблюдаем в действительности; достаточно хотя бы указать на то, что пустынные корки и сухие солонцы (почвы пустынного типа почвообразования) характеризуются, конечно, накоплением растворимых соединений, а не выносом, как то следует из классификации; далее, включение черноземов и деградированных черноземов (т. е. тех из них, которые начали претерпевать процессы подзолообразования) в одну классификационную группу также должно быть признано неправильным и т. д.
Из рассмотрения классификационной схемы П.Коссовича можно, таким образом, убедиться, что принимать состав и свойства почвенного раствора за основной принцип при характеристике тех или иных типов почвообразования и при разграничении их между собою представляется, в виду сравнительно малой еще его изученности, преждевременным.
В 1925 г. К. Гедройцем были опубликованы общие принципы почвенной классификации. Основанием этой классификации, «представляющим собою существеннейшую часть почвы, теснейшим образом связанную и с остальной частью твердой фазы почвы и с почвенным раствором, и вместе с тем в большей мере, нежели какая-нибудь другая часть почвы, дающим указания на прошлое почвы (и до известной степени на ее будущее), является, по моему мнению, то, что я назвал почвенным поглощающим комплексом (или суммой «цеолитной» и «гуматной» частей почвы)».
Как нам уже известно, почвенный поглощающий комплекс с химической стороны состоит из нерастворимых в воде солеобразных алюмосиликатных и органических (и органо-минеральных) соединений, со стороны же своей физической природы представляет собою совокупность почвенных соединений, находящихся в высокодисперсном состоянии.
Вышеуказанные два свойства поглощающего почвенного комплекса «сообщают ему те особенности, которыми он отличается от всей остальной части почвы и благодаря которым ему приходится отводить особое место»: высокая степень дисперсности его частичек является причиной высокой реактивной его способности; несмотря на то что этот комплекс представляет собою твердое тело, в воде почти совершенно нерастворимое, он очень энергично реагирует в водной среде и с твердыми коллоидально растворенными частицами и особенно с электролитами, растворы которых приходят с ним в соприкосновение.
С другой стороны, солеобразный характер составляющих поглощающий комплекс соединений предрешает общий характер главнейших его реакций с электролитами; они будут представлять собою обменные реакции, обусловливаемые известной нам физико-химической поглотительной способностью почвы, и будут заключаться в явлениях взаимного обмена катионами между этими электролитами и молекулами, расположенными на поверхности твердых частиц поглощающего комплекса. «На ряду с высокой реакционной способностью почвенного поглощающего комплекса, приближающей в этом отношении его и особенно ту его часть, которая обладает наибольшей степенью дисперсности, к водно-растворенным соединениям, этот комплекс не растворим в воде и благодаря этому, а также нерастворимости продуктов распада его анионной части («коллоидальной» их растворимости), как сам этот комплекс, так и его продукты распада способны в той или иной степени сохраняться в почве в месте их образования или скопляться на той или иной глубине — даже и в том случае, когда продукты эти вымываются вон из почвенной толщи, например, в грунтовые воды, даже и тогда очень часто мы имеем след этого в том поглощающем комплексе, из которого они вынесены; очень часто в тех случаях, когда мы не можем обнаружить этого следа, происходит это лишь вследствие мало разработанной еще методики исследования поглощающего комплекса».
Принимая далее во внимание, что «свойства и величина поглощающего комплекса являются функцией всех почвообразователей: материнской породы, климата, органической жизни, рельефа, прошлой истории», К. Гедройц сделал попытку положить в основу своей генетической классификации именно главнейшие свойства этого комплекса.
Классификация эта может быть представлена следующей схемой.
I. Почвы, не содержащие в поглощающем комплексе поглощенного водородного иона (почвы, насыщенные основаниями).
1. Черноземный тип почвообразования. Почвы, содержащие в поглощающем комплексе поглощенный кальций, а на втором месте — поглощенный магний. Поглощающий почвенный комплекс представляет агрегаты настолько прочные, что они чрезвычайно слабо распыляются при действии воды; чрезвычайно слабо выражено также и растворяющее и химически-разлагающее действие воды. Гуматная часть комплекса относительно велика.
2. Солонцовый тип почвообразования. Почвы, содержащие в поглощающем комплексе, кроме кальция и магния, поглощенный натрий.
В почвах с таким поглощающим комплексом можно различить три последовательных стадии эволюции:
1-я стадия — солончаки и солончаковые почвы: почвы, засоленные растворимыми натриевыми солями. Свойства поглощающего комплекса, придаваемые ему присутствием поглощенного натрия, не проявляются.
2-я стадия — солонцы, солонцеватые почвы: почвы, содержащие растворимые соли лишь в таких небольших количествах, при которых полностью может проявиться присутствие натрия в поглощающем комплексе. Поглощающий комплекс по своему отношению к воде представляет прямую противоположность поглощающему комплексу черноземного типа: и распыляющее, и растворяющее, и химически-разлагающее действие воды проявляется здесь очень сильно, значительно сильнее, чем на какой-либо другой поглощающий комплекс.
Между 1-й и 2-й стадиями могут быть всевозможные переходы — в зависимости от состояния засоления, в той или другой степени препятствующего проявлению свойств поглощающего комплекса с поглощенным натрием.
3-я стадия — солоди: из поглощающего комплекса удален поглощенный натрий — почва осолодилась; при этом можно различать два случая: 1) солонцовая почва не содержала углесолей щелочно-земельных металлов; тогда полное удаление поглощенного натрия сопутствуется полным удалением той части поглощающего комплекса, которая насыщена натрием; получающаяся солодь будет отличаться по величине своего поглощающего комплекса от первоначальной солонцеватой почвы в такой степени, в какой последняя была солонцеватой, и 2) солонцеватая почва содержала щелочно-земельные карбонаты; в этом случае при осолодении большая или меньшая часть поглощающего комплекса, насыщенного натрием, не разрушается, а переходит в насыщенную кальцием и магнием, и получившаяся осолодевшая почва будет по величине своего поглощающего комплекса значительно меньше отличаться от первоначальной солонцеватой, чем в случае отсутствия углесолей кальция и магния.
Между 2-й и 3-й стадиями также могут встречаться всевозможные переходы — в зависимости от степени осолодения.
II. Почвы, содержащие в поглощающем комплексе поглощенный водород (почвы, не насыщенные основаниями).
Поглощающий комплекс по своей распыленности и разрушаемости водой занимает среднее место между комплексом, содержащим только поглощенные кальций и магний, и комплексом с поглощенным натрием. В этих почвах определенно констатируется новообразование поглощающего минерального комплекса из его составных частей.
1. Латеритный тип почвообразования. Почвы с резко выраженным разрушением поглощающего комплекса во всей почвенной толще, с обильным накоплением гидратов окиси железа и алюминия во всей почвенной толще и сильным обеднением кремнекислотой.
2. Подзолистый тип почвообразования. Почвы с резко выраженным разрушением поглощающего комплекса в горизонтах A1 и A2; в горизонте A1 относительно большее накопление гуматной части; накопление гидратов окиси железа имеет место главным образом в горизонте В; гидраты окиси алюминия, повидимому, также накопляются, но в очень ограниченных количествах; кремнекислота как продукт распада алюмосиликатного поглощающего комплекса вымывается, но соответственно с более слабым разрушением этого комплекса, происходящим при этом только в поверхностных слоях почвы; относительное обеднение почвы ею значительно меньше, чем в латеритном типе.
Таковы в общих чертах основы предложенной К. Гедройцем генетической почвенной классификации. Как видим, автором приведены пока еще лишь самые крупные классификационные единицы и тем самым намечены пока еще самые общие контуры будущей классификационной системы.
Будучи представлена в таком предварительном виде, классификационная система К. Гедройца дает, конечно, большой простор для всевозможного рода вопросов, сомнений и возражений (целый ряд известных нам почвенных типов не может пока найти себе места в приведенной схеме; некоторые весьма разнородные почвенные представители вынуждены, повидимому, объединяться в одну группу; дальнейшее дробление приведенных крупных классификационных единиц представляется шатким в виду сравнительно еще слабой изученности поглощающих комплексов различных почв и пр.). Впрочем, сам составитель рассматриваемой классификационной схемы, более чем кто-либо из возможных его критиков, сознает это: «многое из вышеизложенного, — говорит он, — имеет еще чисто спекулятивный характер, могущий не подтвердиться дальнейшими исследованиями».
Таким образом, новая классификационная система К. Гедройца может быть подвергнута оценке лишь со стороны тех общих принципов и тех общих идей, которые положены в основу этой системы, но отнюдь пока еще, не со стороны ее внешней структуры. И с этой точки зрения мы должны признать за ней крупные достоинства.
Из предыдущего изложения нам известно, что учение К.Гедройца о почвенном поглощающем комплексе сыграло в истории развития нашей науки выдающуюся роль, и целый ряд отделов последней приходится ныне, в буквальном смысле слова, перестраивать согласно этому учению. Нельзя поэтому не признать весьма жизненной и надежной попытку положить в основу генетической классификации почв тот, можно сказать, «жизненный нерв» почвенного тела, каковым является почвенный поглощающий комплекс, эта «существеннейшая часть почвы, теснейшим образом связанная и с остальной частью твердой фазы почвы и с почвенным раствором.
На очень сложных классификационных схемах, предложенных Д. Виленским, а также А. Афанасьевым, мы не останавливаемся, как на подвергшихся уже существенному разбору в нашей почвенной литературе; не останавливаемся также на рассмотрении почвенной классификации, предложенной недавно Ковдой и Полыновым. Отметим лишь, что в основу построения этой классификации авторы попытались положить некоторые из тех идей, которые надо признать жизненными и которые были нами сформулированы несколько выше (выявление генетической связи процессов почвообразования в свете исторического развития и освещение существующего разнообразия почв со стороны их непрерывного изменения и развития во времени и пространстве). Однако, оформление авторами этих идей представляется неудачным и носящим во многих своих частях характер «надуманности».
Наиболее, по нашему мнению, стройную попытку осуществить генетическую классификацию почв на базе идеи непрерывного изменения и развития последних во времени и пространстве дал в последнее время проф. М.И. Pожанец.
Рассматривая почвообразовательный процесс единым в своем развитии как в пространстве, так и во времени, М.И. Рожанец предлагает различать на незасоленных породах семь последовательных стадий развития почв, которым в пространстве в пределах отдельных климатических зон соответствуют закономерные почвенные образования. Для засоленного и заболоченного ряда почв им устанавливаются соответствующие стадии развития, имеющие также своих представителей в пространстве.
Классификационную систему почв, согласно М.И Рожанец, можно представить в следующем виде.
Почвенные классификации

В основу своих классификационных построений М.И. Рожанец кладет два процесса: гумусообразование, созидающее гумусовое вещество почвы, заметно неоднородное на различных стадиях развития почвы, и выщелачивание постепенно отщепляющихся от почвообразующих минералов оснований. Придавая особенно важную в процессе почвообразования роль кальцию как элементу, регулирующему темп процесса, автор выдвигает породу как фактор почвообразования на первое место в вопросах классификации почв и предлагает различать 1) серии почв на осадочных и изверженных алюмосиликатных породах с трудно подвижными основаниями, условно обозначаемые им буквами P (petra) и M (magma); 2) серии почв на осадочных обызвесткованных (карбонатных) и, следовательно, частично содержащих подвижные основания породах — Pk; 3) на кремнекислых, лишенных оснований, рыхлых и твердых породах — S; 4) на карбонатных и сульфатных породах, содержащих много подвижного Са-иона — С.
Почвы, развиваясь в одних и тех же климатических условиях, но на разных по своему химизму породах, могут представлять различные стадии процесса почвообразования. Породы, содержащие кальций в достаточно подвижных формах, тормозят развитие процесса, задерживают его на первых стадиях (перегнойно-карбонатные почвы среди подзолов), тогда как породы, лишенные оснований, наоборот, обусловливают появление подзолистых почв среди черноземов и т. п.
Почвенные классификации

Развитие почв во времени схематически представлено на рис. 5, где первые три стадии характеризуются последовательным накоплением гумуса и постепенным выщелачиванием простых солей вглубь. Превалирование процесса гумусообразования над минерализацией органических остатков идет до тех пор, пока в пределах гумусового слоя или непосредственно под ним имеются в достаточном количестве Ca и Mg в виде простых солей. Данные катионы способствуют коагуляции органических коллоидов и накоплению в почве мало подвижных соединений. Этим трем стадиям соответствуют в пространстве сероземный, каштановый и черноземный типы почв. В пределах черноземного типа почв карбонатные высоковскипающие и нормально-вскипающие черноземы также можно рассматривать как отдельные три стадии единого процесса почвообразования.
Выщелачивание простых солей приводит в конце концов к возникновению декарбонизированного сильно водоупорного горизонта (D), что создает резкую неоднородность режима в отдельных горизонтах и обусловливает дальнейшую глубокую диференцировку почвы с выделением элювиальных и иллювиальных горизонтов.
Благодаря ненасыщенности основаниями почвенный раствор становится активным и приводит в подвижное состояние почвенный поглощающий комплекс, частично передвигающийся вглубь. Особенно эффективен этот процесс в последней своей стадии, характеризующей в пространстве подзолы первичного или вторичного характера. Каждая стадия характеризуется совокупностью горизонтов, только ей свойственных, что нашло свое отражение на вышеприведенной схеме.
В свете этих положений находят полное обоснование взгляды К. Гедройца и автора настоящего курса на тождество перегнойно-карбонатных почв (рендзин) и черноземов, несмотря на их пространственную разобщенность. М. Рожанец предлагает расчленить эту литологически однородную группу почв на ряд cтaдий — типов, аналогично почвам развивающихся на других породах. Им выделяются коричневые, черные и серые (попелухи) перегнойно-карбонатные почвы.
Различную степень подзолистости почв таежных областей, начиная от скрыто-подзолистых и кончая типичными подзолами, М.И. Рожанец рассматривает также как отдельные стадии единого процесса, более или менее локализированные в пространстве. В пределах подзолистой зоны под лесами можно встретить представителей почв, начиная по крайней мере с V, а то и с IV стадии почвообразования. Дерново-подзолистые почвы также находят свое определенное место в этой системе почв.
Что касается засоленного ряда почв, то здесь М.И. Рожанец выделяет следующие стадии: солончаки засоления (концентрации), солончаки рассоления, солончаки — солонцы и призматические солонцы, столбчатые солонцы, осолодевающие солонцы, солоди, заболоченные солоди (глеево-подзолистые почвы).
Классификационным моментом внутри отдельных стадий — типов почв являются для первых трех стадий незасоленного ряда степень накопления и фиксации гумуса, а для последующих — степень распада алюмосиликат-ной и гуматной частей (степень подзолистости). Особенное внимание М.И. Рожанец уделил классификации черноземов, где он, сохраняя основное расчленение на три подтипа чернозема: бедные (или малогумусные), средние (или среднегумусные) и тучные (или многогумусные) черноземы — по степени гумусности их пахотного горизонта, использует в дальнейшем мощность и характер структуры черноземов. Делается это им для того, чтобы из сопоставления с ведущим признаком иметь возможность выявить провинциальные особенности тех или иных групп черноземов. Таким образом, им выделяются приазовские бедные карбонатные — очень мощные — черноземы, среднегумусные мощные украинские черноземы, тучные маломощные бесструктурные западносибирские черноземы и группа типичных черноземов центральных черноземных областей.
В классификации каштановых почв ярко отражена идея комбинированного почвообразовательного процесса и ее логическая необходимость. Рассматривая все каштановые почвы, в той или иной степени подвергнутые солонцовым процессам, автор, помимо расчленения их на темные и светлые, предлагает делить их еще на слабо, средне и сильно солонцеватые и для критерия степени солонцеватости использует величину щелочности и поглощенного Na, а с морфологической стороны — степень обособленности верхнего слоеватого горизонта и интенсивность уплотненности подгумусового горизонта.
Идея классификации почв, лишь недавно выдвинутая М.И. Рожанец, находится ныне в процессе дальнейшего ее уточнения и детализации и не может считаться, в силу этого, законченной, почему не может пока быть использована нами при дальнейшем нашем изложении в качестве ведущей системы.
Таким образом, мы до сих пор еще не имеем такой почвенной классификации, которая могла бы полностью удовлетворить тем требованиям, которые предъявляются к ней жизнью и наукой. Приходится; в силу этого, при описании и характеристике отдельных почвенных представителей ограничиваться пока приведением лишь той или иной группировки их, ставя последней пока скромную задачу — облегчить и сделать удобным изложение предмета.
Наиболее приемлемая и подробная группировка почв дана была К. Глинкой.
Почвенные классификации

В особую группу выделяются перегнойно-карбонатные почвы (рендзины), которые не укладываются в эти рамки и в генезисе которых химизм материнских пород как бы берет перевес над климатическими влияниями.
Каждый из поименованных выше типов имеет свою область распространения, свою зону, поможет, конечно, встречаться отдельными пятнами и островками и в других зонах. С этой точки зрения в каждой зоне мы различаем какой-нибудь господствующий тип почвообразования и ряд других сопутствующих ему типов и разностей, формирующихся под влиянием каких-нибудь местных отклонений в условиях рельефа, в характере растительности и т. д.
«Изучая какую-нибудь горизонтальную почвенную зону, — говорит К. Глинка, — мы убеждаемся прежде всего в том, что один и тот же тип почвообразования в различных местах зоны выражен не вполне одинаково. Такие изменения одного и того же типа почвы наблюдаются как в меридиональном, так и в широтном направлениях. Поэтому почвенная зона может быть разбита на подзоны, сменяющие друг друга в том же направлении, в каком сменяются и почвенные зоны, а также иногда и на провинции, устанавливаемые в направлении с запада на восток.
Ясно, что не может быть такой почвенной зоны, которая имела бы — даже в небольших своих площадях — однородный почвенный покров. Везде он более или менее пестр, но эта пестрота не случайная, а закономерная и поэтому всегда поддающаяся объяснению (в связи с условиями рельефа местности, характера растительности, свойств материнских пород и предшествовавшей истории почвообразовательного процесса).
Иногда пестрота настолько велика, что трудно бывает выделить господствующую почву; при этом нередко смена почвенных типов и разностей происходит быстро, т. е. на очень коротких расстояниях. В таких случаях говорят о почвенных комплексах».
В дальнейшем своем изложении, при описании отдельных почвенных типов и разностей, мы будем придерживаться в общем той группировки, которая дана К. Глинкой, но считаем необходимым внести в нее нижеследующие изменения:
1. Каштановые и бурые почвы, а также сероземы мы считаем целесообразным выделить в особую группу почв пустынностепного типа почвообразования: поглощающий комплекс всех этих почв несет на себе определенные следы присутствия поглощенного натрия, что существенно отличает их от почв степного типа почвообразования.
2. Солончаки, представляя собою часто промежуточную фазу в развитии солонцов, являются значительно более «родственными» образованиями этим последним, чем почвам болотным, почему мы их относим к группе почв солонцового типа.
3. К почвам степного (черноземного) типа почвообразования мы относим и перегнойно-карбонатные почвы (рендзины). Эти последние, как известно, ни в одной существующей классификации не могут найти себе соответствующего места; тем более является приемлемой высказанная К. Гедройцем мысль об отнесении названных почв к почвам, насыщенным основаниями, и в частности к почвам черноземного типа почвообразования.
Группировка почв, которой мы будем придерживаться, представляется в конечном итоге в следующем виде:
Почвенные классификации
Почвенные классификации