Новости
09.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


18.05.2015

Остановимся сначала на кратком описании почвообразователей, характерных для степной зоны.
Климат степной зоны мы можем охарактеризовать, вообще говоря, как континентальный, сухой, особенно в восточной части описываемой зоны. При этом сухость климата обусловливается здесь не столько малым количеством выпадающих осадков, сколько характером их выпадения и другими метеорологическими условиями. Действительно, в степной зоне в течение года в среднем выпадает атмосферных осадков от 400 до 500 мм, что почти соответствует количеству осадков некоторых северных районов России. Ho, во-первых, осадки выпадают в степной полосе обычно в виде ливней, которые в силу мелкоземистости и плохой водопроводимости черноземных почв не успевают последними полностью утилизироваться и в значительной своей части стекают бесполезно в пониженные места, овраги и т. п. Далее, Осадки эти приурочиваются главным образом к летним месяцам, когда в силу высокой температуры испарение их достигает максимума (приблизительное их распределение в течение года таково: летом около 200 мм, осенью около 100 мм, весной около 80 мм и зимой около 70 мм).
Большому испарению осадков способствует также низкая относительная влажность воздуха степной полосы, достигающая в летние месяцы иногда не более 45%. Прибавим сюда иссушающее действие так называемых «суховеев» — столь обычных ветров для описываемой зоны, иссушающее действие мощно развитой системы оврагов и балок, создающих как бы естественный дренаж местности и увеличивающих поверхность соприкосновения почвы с воздухом, и т. п.
Таким образом, почвы описываемого типа находятся большую часть года в условиях такого увлажнения, которое объясняет нам сравнительно малую выщелоченность этих почв, могущую выражаться в выносе из почвенной толщи лишь легко растворимых солей (натрия и кальция), имевшихся в первоначальной материнской породе и образовавшихся в процессе выветривания последней; с другой стороны — сравнительно слабое разложение накопляющихся в поверхностных их горизонтах (растительных и животных) остатков.
Необходимо, однако, отметить, что к началу вегетационного периода, т. е. к весне, поверхностные горизонты почв рассматриваемого типа почвообразования, несомненно, являются все же более или менее обеспеченными влагой для производства огромного количества растительной массы, каковая выражена травянистой флорой с коротким вегетационным периодом: талые воды и весенние осадки благодаря сравнительно низкой в это время года температуре и еще сравнительно слабому испарению все же в значительной степени напояют почву. Ho, так как запасов влаги в почве мало (в силу указанных выше причин), то к середине лета они уже иссякают, и степь начинает выгорать, принимая унылый вид. Производству огромной растительной массы способствует также и сравнительное богатство описываемых почв питательными минеральными веществами, о чем мы скажем ниже. Таким образом, черноземные почвы получают ежегодно огромное количество материала для построения перегнойных соединений.
Материнские породы, на которых формируются черноземные почвы, очень разнообразны. В Европейской части России черноземная область характеризуется широким развитием лёсса и замещающих его лёссовидных пород. Кроме того, черноземы залегают нередко (в северной части своего распространения) на различных моренных осадках (глинах, суглинках), на краснобурых глинах (на юге), на морских солонцеватых пестрых глинах и на песчаных отложениях (весьма, впрочем, редко) Арало-Каспийского моря (на юго-востоке).
Нередко можно встретить в качестве материнских почвообразующих пород горные породы и более древних систем — юрские мергелистые глины (например, на юго-востоке Горьковской области), юрские серые глины (например, в Орловском районе), известняки, песчаники и другие породы верхнемеловых, третичных и юрских отложений (например, в Саратовской обл. Ульяновского района и др.). Наконец, описаны черноземные почвы, формирующиеся непосредственно на продуктах выветривания кристаллических горных пород (например, оливин-базальтов в Лорийской степи в Закавказье и др.). В Сибири материнскими породами являются для черноземных почв лёссовидные суглинки, сланцеватые глины, третичные глины, продукты выветривания кристаллических горных пород и др.
Наиболее яркую выраженность черноземный тип почвообразования получает именно на лёссе и лёссовидных породах, т. е. субстратах, характеризующихся мелкоземистостью, тонкопористостью и богатством карбонатами кальция (CaCO3), а также всеми другими необходимыми для высших растений минеральными веществами. В большей или меньшей степени эти свойства присущи и всем другим материнским породам, на которых формируются черноземные почвы и о которых была у нас речь выше.
Te характерные особенности, которыми обладают лёссы и лёссовидные породы, налагают вполне определенную печать на формирующиеся на них почвы и предрешают вопрос о том, что поглощающий комплекс этих почв (как минеральный, так и органический) будет насыщен кальцием (и магнием) CO всеми многочисленными проистекающими отсюда следствиями (сопротивляемостью гуматной и алюмосиликатной частей почвы разлагающему и растворяющему действию почвенных вод, прочностью структуры и пр.).
Приобретению почвами черноземного типа почвообразования этого основного свойства благоприятствуют, конечно, и те климатические особенности, о которых мы говорили выше (сравнительно малое количество воды, поступающей в описываемые почвы, в силу чего водородному иону не может быть, конечно, места в поглощающем комплексе этих почв).
Рельеф. Если не считать северной подзоны степной зоны с так называемыми северными — деградированными и выщелоченными — черноземами, которая характеризуется волнистым рельефом (со сравнительно небольшими равнинами, слабопокатыми пространствами), совпадающим с развитием ледниковых отложений, то для остальной части черноземной зоны (средней и южной) наиболее типичным является равнинный рельеф с весьма мягкими контурами (в настоящее время она представляется расчлененной оврагами и балками новейшего образования, особенно средняя часть описываемой зоны).
Такой монотонный и равнинный рельеф, оберегая материнскую породу при претерпеваемых ею процессах почвообразования от явлений размывания, смывания и намывания, как нельзя лучше способствовал спокойному ходу упомянутых процессов и формированию в результате последних тех высокоорганизованных природных тел, каковыми являются типичные и «тучные» черноземы, занимающие как раз равнинные водоразделы. Если не считать крутых склонов, балок и оврагов и сильно расчлененных возвышенных участков, занятых лесными почвами, то на всем остальном — часто огромном — протяжении мы можем наблюдать чрезвычайно однородный почвенный покров; по равнинным водоразделам мы видим так называемые «горовые» черноземы (типично развитые «тучные» черноземы), а по пологим склонам — более легкие разности: суглинистые и супесчаные («долинные» черноземы).
Таким образом, и упомянутый почвообразователь (рельеф) вносит свою долю в создание и формирование определенных свойств и особенностей описываемого типа почв.
Растительный и животный мир. В настоящее время можно считать установленным тот факт, что наша степная зона была искони безлесной и что в формировании черноземных почв принимала участие именно степная растительность (представленная ценозами травяных и кустарниково-травяных степей), а не лесная. Последняя, как мы убедимся ниже, черноземного типа почв образовать не может и, если в силу тех или иных условий начинает овладевать степными пространствами, то неизбежно ведет к вырождению (деградации) этих почв, толкая их по пути подзолообразовательных процессов. Лес, как говорят, «съедает чернозем». К этому вопросу мы подробнее вернемся несколько ниже. Считаем необходимым оговориться, что об извечном безлесье наших степей может итти речь лишь постольку, поскольку мы рассматриваем данное явление со времени отложения тех почвообразующих пород (лёсса, лёссовидных суглинков и пр.), на которых и начали развиваться современные нам почвы (т. е. с конца ледниковой эпохи). До того времени картина распределения растительности на Европейском материке была, как известно, совершенно иная — в связи с совершенно иным распределением климатических условий.
Состав степной растительности даже в пределах одной Европейской части России весьма разнообразен. В общем здесь можно наметить две подзоны: подзона ковыльных степей, которыми покрыты черноземы более сухих южных областей (с тырсой, типчаком, тонконогом, житняком и др.), и подзона луговых степей, приуроченных к менее засушливым районам (кроме разнообразных злаков, мы видим здесь богатую флору двудольных растений; назовем некоторых представителей тех и других: луговой мятлик, пырей, чаполочь, клевер, горицветы, шалфеи, астрагалы, эспарцет, перекати-поле и мн. др.).
Степную растительность, участвующую в формировании черноземных почв, надо охарактеризовать в биологическом отношении как совокупность форм, имеющих сравнительно короткий вегетационный период, дающий им возможность заканчивать цикл своего развития к наступлению того зacушливoгo периода, который постигает степную полосу приблизительно к половине июля (см. выше характеристику климата степной зоны) и более или менее свободно выносить тот сравнительный избыток минеральных солей, который мы вообще наблюдаем в почвах черноземного типа.
То богатство черноземных почв перегноем, которое является для них столь характерным, находит себе отчасти объяснение в громадном количестве органической массы, которая ежегодно доставляется этим почвам именно травянистой, степной растительностью; особенную роль в этом отношении надо отвести подземным органам этой растительности, представленным целым «кружевом» удивительно разветвленной и могуче развитой корневой системы последней. Лесная же растительность, в виде лишь опадающих листьев и сравнительно бедного травостоя, никогда не может дать почве такого обильного материала для построения перегнойных веществ.
В характере развития корневой системы степных растений, пронизывающей почву во всех направлениях и оплетающей ее своими тончайшими и многочисленными разветвлениями, мы отчасти можем видеть и причину той прочной зернистой структурности, которая является столь характерной для девственных представителей черноземных почв; непосредственные наблюдения показывают, что при этом действительно «почва оказывается разбитой на крупинки или зерна, как бы вкрапленные в образованные корнями петли» (Келлер).
Что касается животного мира, то будучи представлен в степной зоне многообразной фауной различных роющих и копающих животных, он также вносит заметную лепту в построение описываемых нами почв; систематическое перемешивание материала различных почвенных горизонтов и грунта между собой, налагающее вполне определенную печать на некоторые морфологические особенности черноземных почв, и в высшей степени совершенное и тесное смешивание органических веществ с минеральными обязаны в значительной мере работе именно тех землероев, которые в таком большом количестве ютятся в почвенных грунтах черноземной зоны.
Ознакомившись в общих чертах с характером тех почвообразователей, под влиянием которых развиваются черноземы почвы, мы перейдем теперь к непосредственному изучению этих последних.
Для черноземных почв, а именно для их типичных представителей, можно отметить следующие присущие им основные и характерные свойства.
1. Богатсво перегнойными веществами (и в частности «гуматной» частью поглощающего комплекса). Количество гумуса у типичных («мощных» и «тучных») черноземов достигает иногда громадной величины — 18—20%.
Такое богатство гумусовыми веществами обусловливается, с одной стороны, громадным количеством органического материала, ежегодно доставляемого почве отмирающей растительностью, в лице как наземной, так в особенности и ее подземной части, с другой стороны, тем обстоятельством, что процессы разложения этого органического материала протекают достаточно энергично лишь в течение весенних месяцев, когда поверхностные горизонты почвы в достаточной еще мере напоены талыми водами, а также в течение осенних месяцев, когда, в силу сравнительно слабого испарения из почвы выпадающих атмосферных осадков, влажность этой почвы является еще достаточной, чтобы поддерживать хотя и слабый, но все же непрерывный ход упомянутых процессов. Во все остальное время года процессы эти почти замирают: в летние месяцы в силу быстрого иссякания запасов влаги (по причинам, нами рассмотренным выше), в зимние — в силу низкой температуры воздуха и почвы.
Таким образом, для процессов гумификации (т. е. процессов превращения органических составных частей растений в составные части почвенного перегноя) в черноземной зоне имеются достаточно благоприятные условия, но для дальнейшего разложения и минерализации образовавшихся гумусовых веществ нехватает влаги — и как раз именно в тот период, когда в силу весьма благоприятных температурных условий последние процессы могли бы получить резкое выражение.
Далее, самые процессы гумификации отмирающих органических остатков доходят в черноземных почвах до стадии главным образом гуминовых (черных) веществ, и лишь в весенний и осенний периоды могут продвигаться до стадии более окисленных и более подвижных соединений, каковыми являются, как нам известно, «креповые» и «апокреновые» вещества. Таким образом, главнейшими компонентами гумуса, накопляющимися в черноземных почвах, являются те соединения, которые, как мы знаем, отличаются чрезвычайно малой растворимостью и малой подвижностью (факт малой подвижности перегноя черноземных почв доказан ныне прямыми экспериментальными данными). И в этом обстоятельстве мы не можем не усмотреть еще нового объяснения факта большой обогащенности черноземных почв перегнойными веществами.
Наконец, если стать на современную точку зрения и принять, что перегнойные вещества (или во всяком случае известная часть их) могут находиться в коллоидальном состоянии (см. выше), то имея в виду богатство типичных представителей черноземных почв такими сильными свертывателями коллоидальных частиц, каковыми являются соли кальция, мы должны допустить, что ,гумусовые вещества рассматриваемых почв будет находиться в прочно скоагулированном состоянии, оберегающем их от распыляющего, растворяющего и разлагающего действия воды. Отсюда нам становится понятным, почему гуматная часть поглощающего комплекса в черноземных почвах достигает такой громадной величины.
В связи с богатством черноземных почв перегнойными веществами стоит и весьма высокое сравнительно содержание в них азота, количество которого в «тучных», например, черноземах может доходить до 0,4—0,5%.
Богатство черноземных почв фосфором (0,2—0,3%) также надо поставить в связь с большим содержанием в них гумуса.
2. Богатство минеральными веществами (в частности «цеолитной» частью поглощающего комплекса). Это характерное свойство типичных представителей черноземных почв является следствием, с одной стороны, вообще богатства минеральными соединениями тех материнских почвообразующих пород (лёсса и лёссовидных пород), на которых описываемые почвы получают свое наибольшее развитие и наилучшую выраженность, с другой стороны — сравнительно малой их выщелоченности как результата определенной, уже известной нам комбинации имеющихся в черноземной зоне климатических условий; наконец, наличие в почвах черноземного типа большого количества столь энергичного коагулятора каковым является Са-ион, объясняет нам тот факт, почему в частности «цеолитная» часть описываемых почв (алюмосиликатная часть поглощающего комплекса), приобретая в силу этого особую прочность и сопротивляемость против распыляющего и растворяющего действия воды, может достигать столь большой величины (часто выше 30% от веса сухой почвы).
Эта «цеолитная» часть черноземных почв очень богата основаниями: можно считать, что сумма всех оснований доходит в ней в среднем до 50% (остальные 50% приходятся на SiOj).
3. Насыщенность их поглощающего комплекса основаниями, причем «насыщающим» ионом является исключительно кальций (и магний). Климатические особенности степной области скомбинированы, как нам уже известно, таким образом, что из почвенной толщи, в процессе почвообразования, могут выноситься в значительных количествах лишь такие легкорастворимые соли, каковыми являются соли натрия и калия. Грунтовые же воды залегают в описываемой области (в силу тех же условий) настолько глубоко, что возможность обратного поднятия этих солей в верхние горизонты почвы исключается.
С другой стороны, в описываемой области имеются налицо все благоприятные условия для сохранения на той или иной глубине в почвенной толще в большом количестве таких сравнительно труднорастворимых соединений, каковыми являются карбонаты щелочно-земельных металлов.
Принимая, таким образом, во внимание сравнительно ничтожную концентрацию щелочных катионов в почвенном растворе черноземных почв, с другой стороны, припоминая, что кальций вообще обладает по сравнению с натрием и калием (а также магнием) значительно большей энергией поглощения (или энергией вытеснения), а магний, в свою очередь, обладает большей энергией поглощения (или энергией вытеснения) по сравнению с обоими упомянутыми однозначными ионами, не трудно заключить, что поглощающий комплекс описываемых нами почв должен в числе поглощенных катионов содержать именно кальций (в первую очередь) и отчасти магний. О водородном ионе не приходится и говорить: он ни в какой мере не может конкурировать с щелочно-земельными катионами за место в поглощающем комплексе черноземных почв, раз последние формируются и развиваются в условиях недостаточного поступления к ним влаги.
Следующая таблица достаточно ясно иллюстрирует это положение (Е.Н. Иванова по К. Гедройцу).

Черноземные почвы

Насыщенность поглощающего комплекса черноземных почв кальцием (и магнием), обусловливающая собою особые его прочность и сопротивляемость разрушающему действию почвенных вод, объясняет нам, с одной стороны, отмеченный нами выше факт весьма большого богатства описываемых почв «цеолитной» и «гуматной» частями (общая величина поглощающего комплекса в черноземных почвах может достигать 50% и выше), с другой стороны, обусловливает наличие в типичных («тучных» глинистых) черноземах столь характерной для последних зернистой — очень прочной — структурности (в связи с присущей катиону кальция резкой коагулирующей способностью). Такая структурность, создавая в черноземных почвах благоприятный воздушный режим, обеспечивает им правильный ход аэробных биохимических процессов и исключает тем самым возможность образования в них каких-либо недоокисленных или закисных соединений.
Отмеченное выше богатство черноземных почв поглощающим комплексом объясняет нам весьма высокую поглотительную способность, которой так отличаются названные почвы.
В заключение, чтобы закончить описание характерных свойств и особенностей типичных черноземов, напомним ту основную разницу, которая существует между почвами насыщенными и не насыщенными основаниями. Как известно, последние содержат в своей коллоидальной (алюмосиликатной и гуматной) части в поглощенном состоянии водородный ион. Хотя этот поглощающий комплекс и является нерастворимым в воде, тем не менее этот водородный ион способен на поверхности элементов этого поглощающего комплекса к энергичным реакциям обмена с любыми катионами тех солей, которые находятся в почвенном растворе. В результате такой реакции в почвенном растворе начинает накопляться кислота тех анионов, с которыми имело место такое обменное разложение. Таким образом, ненасыщенные основаниями почвы (например, подзолистые) могут все время поддерживать наличие сильных кислот в почвенных растворах — в виду появления в последних кислот анионов тех солей, которые образуются в этих почвах в процессе их почвообразования.
Что же касается почв, насыщенных основаниями, к каковым, как мы видели выше, и относятся черноземы, то при встрече элементов их поглощающего комплекса с нейтральными растворами тех или иных солей также, конечно, происходит поглощение оснований из последних, но с возвратом этому соляному раствору того же количества (в молекулярном отношении) других оснований (в данном случае кальция и магния), в результате чего почвенный раствор не меняет своей реакции; изменяя лишь свой состав.
Отсюда мы делаем заключение, что процесс черноземообразования протекает обычно в нейтральной или даже в слабощелочной среде и что, в силу указанных выше причин, возможность образования свободных кислот в почвенных растворах описываемых почв исключается (каковое обстоятельство, совместно с обогащенностью черноземных почв органическими веществами, создает весьма благоприятную обстановку для процессов биологического порядка). Лишь в отдельные периоды жизни этих почв, в силу энергично протекающих в них процессов разложения органических веществ (весной и осенью), мы можем спорадически констатировать слабокислую реакцию вследствие накопления углекислоты и двууглекислых карбонатов.
Нейтральная (или слабощелочная) среда, в которой протекает почвообразовательный процесс черноземных почв и слабое поступление в них влаги, делает нам еще более понятным уже отмеченный нами выше факт сравнительно малой затронутости описываемых почв процессами выщелачивания: вымытыми из почвенной толщи оказываются в типичных черноземах лишь легкорастворимые соли (калия и натрия); что касается более трудно растворимых карбонатов кальция и магния, то они глубоко не вымываются, и обильные их скопления обычно констатируются уже в сравнительно неглубоких горизонтах; наконец, для вымывания окисей кремния, алюминия и железа и совсем нет подходящих условий: в виде истинных растворов они передвигаться вглубь не могут — за отсутствием благоприятной тому реакции почвенных растворов, в виде псевдорастворов — в виду наличия такого сильного коагулятора, каковым является кальций.
Приведенные выше соображения, в свою очередь, делают нам понятными факты сравнительно равномерного и однородного распределения по различным горизонтам описываемых почв всех элементов: верхние горизонты, по сравнению с более глубоко залегающими, являются обогащенными лишь перегнойными веществами, а глубоко залегающие горизонты представляются более обогащенными известью и магнезией; остальная часть почвы остается почти не затронутой процессами выщелачивания и представляется, в силу этого, довольно однородной по всей толще, в чем не трудно убедиться, сравнивая между собою цифры послойных анализов (см. ниже).
Химический состав типичных черноземов («тучных», «мощных») может быть в среднем охарактеризован следующими цифрами поверхностных горизонтов их:
Черноземные почвы

Воднорастворимых соединений типичные представители черноземных почв содержат около 0,1 %; приблизительно половина этого количества приходится на минеральные вещества и половина — на органические.
Из минеральных веществ, переходящих в водную вытяжку, на первом месте стоит кальций.
В качестве иллюстрации послойного распределения в черноземных почвах отдельных составных частей приведем (в сокращенном виде) анализ саратовского (К. Шмидт) и тобольского (К. Глинка) черноземов.
Черноземные почвы

Черноземные почвы

Равномерность и однородность распределения по различным горизонтам описываемых почв отдельных составных частей (о которых мы говорили выше) еще более вырисовываются, если мы перечислим приведенные цифры на безводную, бескарбонатную и безгумусовую минеральную массу.
Для тобольского чернозема соответствующие количества (в %) будут тогда следующие:
Черноземные почвы

Некоторые из тех химических свойств и особенностей, которые являются характерными для типичных черноземов и о которых у нас была выше речь, находят себе достаточно яркое выражение в ряде своеобразных морфологических признаков этих почв.
Морфология типичных черноземов. Горизонт А (перегнойно-элювиальный) — черной окраски, особенно во влажном состоянии. Мощность его весьма большая, измеряемая 60 см и выше. Структурность зернистая, очень прочная; структурные агрегаты — округлые или ребристые, диаметром 2-3 мм.
У девственных (целинных) представителей описываемых почв можно наблюдать на самой поверхности «степной войлок» мощностью в 1—3 см, состоящий из полуразложившейся переплетенной массы остатков корешков и стеблей с примесью глинистых порошковых частиц.
Горизонт В (элювиальный) с трудом отличим от горизонта А. Темной, почти черной окраски. Мощность — 50—70 см. Структурность несколько более грубая: в верхних подгоризонтах описываемого горизонта она зернисто-ореховатая, в нижних — комковатая. Эти последние подгоризонты показывают с соляной кислотой уже явственное вскипание (наличие выделений углекислой извести).
Таким образом, весь гумусовый горизонт описываемых представителей черноземных почв (А+В) достигает огромной мощности, измеряемой иногда 1—1,5 м. Характерная особенность его — весьма постепенное (не скачками) убывание количества гумуса книзу.
Горизонт С (иллювиальный). Структурность, можно сказать, отсутствует; мелкопористого сложения; мощность измеряется 40—60 см; цвет палево-серый. Обильные выделения карбонатов кальция; сначала в виде лжегрибницы, глубже — в виде разнообразной формы и величины конкреций (белоглазка, журавчики и пр.). Бурное вскипание с соляной кислотой.
Горизонт D (материнская порода) — обычно лёсс и лёссовидные породы, пористого сложения, палевой окраски; вертикально-трещиноватый.
Обильная фауна черноземных почв, представленная многочисленными представителями роющих и копающих животных, оставляет на почвенном разрезе описываемых почв определенные следы своей жизнедеятельности. Многочисленные червоточины, бороздящие почвенный профиль по всем направлениям, кротовины: палево-желтого цвета в горизонтах А и В (в результате заполнения их нижележащей лёссовидной породой) и темного цвета в горизонте С (в результате засыпания их почвой из вышележащих горизонтов) и пр. — все эти новообразования являются довольно обычными спутниками типичных представителей черноземных почв.
Чтобы закончить рассмотрение главнейших морфологических особенностей этих почв, отметим, что иногда (в лёссовых областях) на глубине 2-3 м можно наблюдать весьма оригинальные образования в виде так называемого «второго гумусового горизонта», представляющего собой неясно оформленные скопления темных гумусовых веществ.
Явление это в большинстве случаев не связано с почвообразовательным процессом современных черноземных почв и представляет собою остаток погребенных почв (например, «бывшие» черноземы, погребенные толщами лёсса, на котором позднее сформировался уже современный нам почвенный покров). Ho нельзя, конечно, отрицать и того, что в некоторых случаях явление это — чисто иллювиального происхождения. Мы уже знаем, что в некоторые периоды жизни черноземных почв (весной и осенью) процессы разложения органических веществ могут итти довольно энергично, с образованием, быть может, и таких легко подвижных компонентов гумуса, каковыми являются «креповые» и «апокреновые» соединения. Вмываясь на известную глубину и попадая в условия недостаточной аэрации, эти соединения будут восстановляться и превращаться в менее подвижные темные формы «гуминовых» веществ.
В тех случаях, когда мы наблюдаем «второй гумусовый горизонт не слишком глубоко, такое объяснение генезиса последнего вполне уместно.
Выше мы дали описание характерных особенностей той разности черноземных почв, которая носит название «типичного» чернозема. Названная разность получает иногда наименование «тучного» или «мощного» чернозема.
Однако обширная степная зона не представляет собой во всех своих частях однородную в климатическом отношении область. В связи с уменьшением осадков и увеличением температуры эта зона, как мы видели выше, может быть подразделена ныне на ряд подзон, сменяющихся с северо-запада на юго-восток. Каждой подзоне соответствует своя особая разность чернозема, несущая на себе следы климатических особенностей этой подзоны. В связи с этим и все описанные нами выше морфологические и физико-химические особенности, характерные для типичных черноземов, претерпевают в природе самые разнообразные вариации и отступления от общей схемы в ту и другую стороны. В виду того что переход одних разностей в другие чрезвычайно постепенен и часто даже незаметен, нет нужды и возможности останавливаться на подробном описании свойств и особенностей всех наблюдаемых в природе черноземных разностей. Поэтому в дальнейшем мы отметим лишь основные признаки, характерные для каждой из них.
Предварительно укажем, что черноземные почвы можно подразделить ныне на следующие разности: 1) северный (или деградированный или оподзоленный) чернозем, 2) выщелоченный чернозем, 3) типичный чернозем («мощный», «тучный»), 4) обыкновенный чернозем, 5) южный чернозем и 6) приазовский чернозем.
О деградированном черноземе мы сейчас говорить не будем, ибо он несет в себе все типичные признаки другого типа почвообразования (а именно подзолистого), почему описание его мы отложим до того времени, когда у нас будет итти речь вообще о деградации чернозема.
Выщелоченный чернозем характеризуется значительно меньшим, по сравнению с тучными черноземами, количеством гумуса (4—6%) и меньшей мощностью перегнойного горизонта — в связи с малым сравнительно количеством отмирающей растительности и более энергичным темпом ее разложения. Растворимость гумуса несколько большая (1/200—1/250 часть общего его содержания) — в результате более энергичного разложения органических остатков (вследствие менее засушливого климата, с возможным, в силу этого, частичным образованием более подвижных компонентов гумуса типа «креповой» и «апокреновой» кислот).
Описываемая разность черноземных почв представляется более обедненной карбонатами кальция, как в силу большей бедности данным соединением материнских подстилающих пород (каковыми нередко являются различные моренные осадки — глины и суглинки), так и в силу большего количества поступающих в эти почвы атмосферных осадков. Горизонт вскипания находится в виду этого в описываемой разности черноземных почв значительно глубже, чем у типичных представителей их.
Сравнительная обедненность кальцием является причиной сравнительно меньшей прочности их поглощающего комплекса; это обстоятельство обусловливает, в свою очередь, факт сравнительной обедненности их «цеолит-ной» (и, как мы указали выше, «гуматной») частью.
Обедненность выщелоченных черноземов таким энергичным коагулятором, каковым является ион кальция, объясняет нам и тот интересный факт, что у некоторых «наиболее выщелоченных» представителей мы можем констатировать намеки на явления передвижения полуторных окислов (Al2O3+Fe2O3) из верхних горизонтов в нижние, т. е. на явления, столь характерные для деградированных черноземов (а тем более для подзолистых почв, см. ниже), но никогда не наблюдаемые у типичных («мощных») черноземов.
Констатированное рядом исследователей наличие у некоторых представителей выщелоченных черноземов буроватого иллювиального горизонта надо, повидимому, поставить в связь именно с упомянутыми сейчас процессами.
Что касается обыкновенного чернозема, то на его характеристике мы не останавливаемся: представляя собой переход от рассмотренных нами выше типичных («тучных») черноземов к южным (см. ниже), он несет в себе все признаки промежуточных образований.
Южный чернозем характеризуется, по сравнению с обыкновенным (а тем более с мощным черноземом), значительно меньшим содержанием гумуса (4—6%) в связи с большей засушливостью климата и некоторой солонцеватостью данной разновидности, каковые явления обусловливают сравнительно небольшой прирост растительной органической массы.
Упомянутая его солонцеватость (глубоких горизонтов) является в результате сравнительно малого количества поступающей в него влаги (сильное испарение и пр.), а также характера тех материнских пород, на которых он обычно формируется (красно-бурые глины, морские солонцеватые пестрые глины и др.).
Отсюда нам становится понятным генезис столь часто присутствующего в разрезе южных черноземов гипсового горизонта. Будучи растворим в воде, гипс (CaSО4.2.H2О) не находит благоприятных условий для своего выделения и скопления во всех вышерассмотренных разностях черноземов, претерпевая процессы выноса из почвенной толщи почти нацело. В данном же случае он за недостатком влаги концентрируется на некоторой глубине (обычно глубже горизонта белоглазки) и выделяется в виде разнообразной формы и величины агрегатов, состоящих из беловато-желтых кристалликов.
Гипсовый горизонт является, таким образом, довольно характерным новообразованием для южных разностей чернозема.
Следов жизнедеятельности землероев (кротовин, червоточин и пр.) меньше, чем в типичном черноземе, в виду сравнительно более бедной фауны.
В режиме поглощающего комплекса описываемой разности черноземных почв начинает играть некоторую роль натрий (во всяком случае еще очень незначительную — и то лишь в некоторые отдельные периоды жизни этих почв) вследствие малой выщелоченности этих почв вообще и солонцеватости подстилающих материнских пород в частности, каковое обстоятельство объясняет нам некоторые специфические особенности этих почв, отличающие их от ранее рассмотренных разностей и более приближающие их к почвам пустынно-степного типа почвообразования (каштановым и бурым), например, — намечающееся расчленение горизонта А на два подгоризонта, из которых более глубоко залегающий представляется несколько более темным и несколько более уплотненным, существование такого же уплотненного горизонта и под гумусовым слоем, и т. д.
В виду того, что южные черноземы весьма постепенно и часто незаметно переходят в каштановые почвы, в каковых упомянутые специфические особенности выявляются значительно рельефнее, мы об этих особенностях скажем несколько подробнее ниже, когда будет итти речь о каштановых почвах.
Приазовский (или предкавказский) чернозем, описанный Л. Прасоловым, представляет собою своеобразную разность черноземных почв, в генезисе которых существенную роль сыграли водно-термические условия, создаваемые близостью Азовского моря. Co стороны морфологической эти черноземы описаны достаточно подробно (громадная мощность перегнойного горизонта, измеряемая почти 1,5 м; не слишком темная его окраска, свидетельствующая о сравнительно небольшом количестве в ней перегнойных веществ; ореховато-комковатая структурность; наличие уже в поверхностных горизонтах почвы игольчатых кристаллов карбонатов кальция; слабое развитие горизонта белоглазки и пр.). Детали почвообразовательного процесса описываемой разновидности черноземных почв представляются, однако, неясными.
B настоящее время особо выделяется еще одна разновидность черноземных почв — «горные черноземы», распространенные в некоторых внутригорных долинах Дагестана и Закавказья, в Армении, в предгорьях Алтая и др.
Что касается механического состава черноземных почв, то в этом отношении мы наблюдаем среди них весьма большое разнообразие: начиная с тяжелых глинистых и кончая песчаными и даже скелетными, мы можем встретить в природе разности черноземных почв, весьма различающиеся между собой по механическому составу. Преобладающими, однако, являются, несомненно, суглинистые разности (в пределах русских степей) в связи с преобладающим в степной зоне типом материнских пород (лёсс, лёссовидные суглинки), отличающихся своей мелкоземистостью.