Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


19.05.2015

Кроме тех питательных веществ, которые являются безусловно необходимыми для культурных растений, почва одновременно может содержать в своем составе целый ряд иногда и таких соединений, которые губительно отражаются на их росте и развитии. Изучение природы этих соединений и степени вредоносного влияния их на культурную растительность, а также изыскание способов полного уничтожения или, по крайней мере, ослабления их вредного воздействия представляют собою также одну из важных задач агрономической науки.
Происхождение в почве таких вредных или ядовитых для растительности веществ может быть самое разнообразное. Так, присутствие их в почве может обусловливаться тем, что они ужe ранее входили в состав той почвообразующей материнской породы, из которой сформировалась данная почва. В этом случае рассматриваемые вещества являются в почве как бы «наследием», полученным ею от своей материнской породы. Сюда мы отнесем прежде всего нахождение в почвах, например, таких ядовитых соединений, как соединения мышьяка (Oruner нашел эти соединения в некоторых силезских почвах, где количество их измерялось величинами, превышающими 1 %), соединения меди (в некоторых почвах констатировано до
0,08% меди), соединения бария и т. п. Имеющиеся в литературе по этому вопросу сведения более чем скудны. Принимая же во внимание, что вообще присутствие всех этих соединений в горизонтах выветривания представляется явлением редким, * мы должны отметить, что при обсуждении вопроса о причинах неудовлетворительного развития того или другого растения на той или иной почве нам приходится считаться с наличностью в такой почве какого-либо из упомянутых выше элементов лишь в исключительно редких случаях.
Наследием, получаемым почвой от материнской породы, является в очень большом количестве случаев и наличие в ней высокой концентрации легко растворимых солей (главным образом NaCl, Na2SО4, CaSО4, MgCl2); соли эти могут, конечно, накопляться в почвах и при самом процессе почвообразования; вспомним гипотезу «импульверизации» (Г. Высоцкого) — явление столь характерное для солончаков и могущее оказывать губительное влияние на культурную растительность. С указанным явлением сельскому хозяйству приходится, наоборот, считаться весьма нередко (в районах распространения засоленных почв), в силу чего явление это требует к себе самого внимательного отношения и изучения.
К другой категории вредных и ядовитых для культурной растительности веществ мы должны отнести те из них, которые накопляются в почве вновь — в самом процессе почвообразования. Сюда мы отнесем наличие свободных кислот, придающих почве вредную для растительности кислую реакцию, накопление соды — явление столь характерное для щелочных почв — солонцов, образование в почвах солей закиси железа, сероводорода, образование метана и т. д. Изучение всех упомянутых соединений, с точки зрения влияния их на культурные растения, представляет собою в высшей степени важную задачу, которая стоит перед сельскохозяйственной наукой. Чтобы убедиться в этом, достаточно вспомнить, какие обширные области земного шара заняты почвами кислотного выветривания (подзолистые почвы) и как часто, с другой стороны, сельскому хозяйству приходится иметь дело с почвами плохо аэрируемыми (заболоченными, зшлотненными), для которых и является характерным накопление последних из упомянутых выше соединений — сероводорода, метана, солей закиси железа и т. п. Необходимо, впрочем, отметить, что если в области изучения роли различных кислот, щелочей и солей в жизни культурных растений мы имеем в настоящее время довольно обширную литературу, то ни степень вредоносного воздействия на эти растения последних из упомянутых соединений (H2S, СН4 и пр.), ни значение в этом отношении различных их доз и пр. не являются до сих пор изученными.
Далее, к вредным веществам, могущим находиться в почвах, надо отнести те органические соединения, которые, по мнению некоторых исследователей, могут там накопляться как результат «выделительных процессов» корневой системы растений с последующим их самоотравлением продуктами, таким образом, собственной жизнедеятельности. Природа таких предполагаемых «выделений» будет описана ниже.
Наконец, нельзя не упомянуть о возможности накопления в почвах таких ядовитых для культурной растительности веществ, которые являются в результате сельскохозяйственной деятельности человека (к этому типу интересующих нас соединений можно, конечно, отнести и предыдущую категорию). Так, несовершенная очистка или злостная фальсификация некоторых искусственных удобрений может вызывать в почвах накопление, например, таких вредных веществ, как перхлорат (при удобрении почвы селитрой), роданистый аммоний (при внесении в почву сернокислого аммония), соединения мышьяка (при внесении в почву суперфосфатов, приготовляемых при помощи серной кислоты, могущей содержать этот элемент) и др.
Д. Прянишников сообщает интересный факт, наблюденный им на Ротгамстедтской станции, где участок луга, ежегодно подвергавшийся удобрению серноаммиачной солью (= физиологически-кислой солью), подвергся типичному «закисанию», а другой участок луга, получавший в течение многих лет ежегодно селитру (= физиологически-щелочную соль), приобрел щелочную реакцию вследствие образования в почве соды. Ряд работ, произведенных в лаборатории Д. Прянишникова, дал. как нам уже известно, обильный материал по вопросу об изменении реакции среды под влиянием усвояющей деятельности растений (при разной скорости поступления оснований и кислот — Ф. Перитурин, Е. Жемчужников, И. Якушкин и др.).
В последующем изложении мы остановим наше внимание на роли в жизни культурных растений таких вредных для них составных частей почвы, как избыточные концентрации кислот, щелочей и растворимых солей, а также коснемся и высказываемой некоторыми учеными гипотезы о возможности накопления в почве особых ядов органического происхождения. Что же касается ядовитого воздействия на растения таких редких элементов в почве, как упомянутые выше As, Cu, Ba и др., а также роли в этом отношении таких соединений, как сероводород, соли закиси железа, метан и т. п., то ни степень их вредности, ни характер их специфического воздействия на растительность до сих пор почти не подвергнуты изучению, почему мы и не будем в дальнейшем изложении на них останавливаться, ограничившись лишь указанием на самый факт их вредного действия на культурную растительность.