Новости
09.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


20.05.2015

Ранее мы ознакомились с теми многообразными свойствами, которые приобретаются почвой в процессе ее образования и развития, и с теми многообразными и многосложными физико-химическими и биохимическими процессами, которые имеют в ней место, и постарались, поскольку это позволяет современное состояние почвоведения, осветить все эти свойств и процессы с точки зрения агрономического их значения и ценности. В виду того что культурное растение в течение всей своей жизни является неразрывно связанным с почвенной средой, ясно, что ни одно из рассмотренных выше свойств этой среды и ни один процесс, в ней совершающийся, не могут не оказывать своего влияния в ту или другую -сторону на рост и развитие данного растения. Последнее не может не реагировать так или иначе на все те явления, которые имеют место в почвенной толще, каким бы ни казалось нам это явление, на первый взгляд, малозаметным или малозначительным.
Отсюда мы должны сделать бесспорный вывод, что явление или то свойство почвы, которое мы именуем ее «плодородием» или ее «производительной силой», представляет собою многогранное и многосложное явление, включающее в себя всю сумму свойств и всю сумму процессов физико-химического и биологического порядка, которые присущи данной почве. И чем дальше идет вперед почвоведение на пути открытия и разъяснения все новых и новых свойств почвенной среды и все новых и новых имеющих в ней место явлений, тем практика земледелия получает в свои руки все большее и большее количество возможностей достигать путем нажимания соответствующих «пружин» наивысшего эффекта в области повышения урожайности культивируемых растений и в области улучшения их внутреннего качества.
Если земледельцу, стоящему на низком уровне культуры и техники, земледелие представлялось простым занятием, требующим от него лишь предпосевного рыхления почвы в целях облегчения развития корневой системы да удобрения ее отбросами, имеющимися в хозяйстве, то в настоящее время, когда почвоведением и агрохимией вскрыты перед нами столь разнообразные и столь многосложные взаимоотношения, существующие между культурным растением и почвенной средой, мы должны в целях использования этих взаимоотношений и овладения ими подходить к разрешению вопросов воздействия на почву с возможно большей вдумчивостью, осторожностью и с возможно более совершенным оснащением научными знаниями и техникой.
Таким образом, само понятие «плодородие» почвы является понятием динамичным: чем дальше и глубже идут наши знания в области расшифровки явлений, имеющих место в почвенной среде, тем мы вынуждены бываем вкладывать в это понятие все более многогранный смысл, а в связи с этим и изыскивать все более широкие и разнообразные агротехнические приемы воздействия на эту среду.
Все элементы почвенного плодородия, т. е. элементы питательного, водного, теплового и воздушного режима почв, подвержены большей или меньшей изменяемости во времени. В предыдущем изложении нам неоднократно приходилось останавливаться на изучении той изменяемости (динамики), которую претерпевают в течение того или другого, сравнительно даже короткого, промежутка времени отдельные почвенные процессы и свойства. Ho в неизмеримо большем, конечно, масштабе выявляется эта изменяемость в ходе всеобщей эволюции, которую претерпевает во времени весь почвообразовательный процесс в целом каждой почвы и о которой мы уже говорили в нашем введении.
Таким образом, плодородие каждой почвы и все составляющие это свойство элементы подвергаются под влиянием природных факторов беспрерывному изменению. Каждая почва, предоставленная самой себе, без всякого вмешательства человека, неизбежно испытывает в процессе своего развития глубокие превращения со стороны свойств, определяющих ее производительные силы. Ho природа «слепа»; в этом всеобщем процессе эволюции почв и в этой динамичности отдельных претерпеваемых ими процессов мы далеко не всегда усматриваем желательное для нас направление и желательный темп происходящих явлений. Мы являемся нередко свидетелями того, что та или иная почва — в процессе своей эволюции — начинает претерпевать совершенно нежелательные для нас изменения. Так, например, если начальные стадии деградации черноземных почв являются для нас желательными, то позднейшие этапы этого метаморфоза — в силу приобретения почвами целого ряда отрицательных свойств (кислая реакция, обеднение минеральными и органическими веществами, потеря структурности, обогащение кремнекислотой и пр.) — должны быть нами причислены к явлениям совершенно нежелательным. То же самое мы должны сказать про те новые свойства, которые приобретаются в процессе их эволюции почвами, например, подзолистого типа, когда они в силу развития ортштейнового горизонта начинают претерпевать процессы заболачивания.
В наших, однако, руках — путем приемов химизации, бактеризации и механической обработки почв и культуры на них растений — в корне иногда переконструировать не только отдельные почвенные свойства, но и весь почвообразовательный процесс в целом (осушением болотных почв, орошением засушливых, известкованием кислых почв, обогащением органическим веществом малогумусовых почв и пр.). Путем планомерных и сознательных воздействий на почвы мы действительно можем получить такие культурные разновидности их, которые являются часто резко отличными от их естественных «сородичей» как по химическому составу (не только своих верхних, но и значительно более глубоко залегающих горизонтов), так и по их Морфологическим, физико-механическим и биологическим свойствам. Таким образом, плодородие почвы находится в тесной зависимости от количества и качества применяемых к ней человеком агротехнических воздействий. Плодородие одной и той же почвы и все элементы, его составляющие, могут быть в руках одного коллектива одни, в руках другого — другие. А так как степень возможности осуществления и применения к почве тех или иных усовершенствованных приемов воздействия находится, в свою очередь, в тесной связи с факторами социально-экономического порядка, т. е. со всей совокупностью общественно-производственных процессов и моментов (социальный строй хозяйства, социальный тип хозяйства, форма земельной собственности, рост культуры, уровень индустрии, степень производительности общественного труда, высота техники и пр.), то к факторам, определяющим степень плодородия почв, мы должны отнести, помимо упомянутых выше природных факторов и факторов, связанных с техническими методами земледелия, также, конечно, и факторы социально-экономического порядка.
С точки зрения приведенных фактов и развитых нами соображений, является необходимым говорить о различных, таким образом, видах плодородия почв: о первобытном (естественном) плодородии, искусственном, потенциальном, эффективном и др.
Таким образом, при изучении всех тех вопросов, которые связаны с агрономической характеристикой почв, и при выяснении всех тех явлений, которые связаны с их плодородием, необходимо принимать во внимание не только естественно-исторические условия, под влиянием которых образуется и развивается данная почва (климат, рельеф, материнская порода и пр.), но принимать во внимание всю ту сумму агротехнических приемов, которые применялись и применяются к ней хозяйствующим человеком, и, наконец, весь комплекс социально-экономических условий данной страны или территории.
Только при таком всестороннем и комплексном подходе мы сумеем, в каждом отдельном случае разъяснить все интересующие нас вопросы, связанные с изучением производительных сил той или иной почвы.
О плодородии той или иной почвы мы как известно, судим в конце концов по высоте того урожая, который на ней получается, учитывая, конечно, при постановке соответствующих наблюдений все привходящие посторонние явления, не имеющие непосредственного отношения к производительной силе исследуемой почвы но вместе с тем могущие оказывать на высоту урожая существенное влияние (условия погоды, сорняки и другие вредители и т. п.). Если же мы от простого суждения и констатирования наличия в той или иной исследуемой почве той или иной степени ее производительных сил хотим перейти к овладению этими силами и создать «искусственное» плодородие, соответствующее нашим планам и задачам, то прежде чем применять к данной почве те или другие агротехнические приемы, в целях создать желательную для нас комбинацию свойств этой почвы, мы должны предварительно получить в руки данные двух порядков: 1) с одной стороны, мы должны подвергнуть исследованию все те свойства, химические, физико-механические и биохимические, которыми обладает данная почва, и 2) с другой стороны, суметь вложить во все полученные нами аналитические данные агрономический смысл и содержание, т. е. суметь понять, какое значение имеет каждое изученное нами свойство почвы в жизни культурного растения. Выяснив таким путем все те «плюсы» и «минусы», которыми обладает исследуемая почва, мы уже можем приступить в дальнейшем к «переконструированию» всех тех многосложных свойств, которыми она обладает, и всех тех явлений, которые имеют в ней место.
Вот тот единственно правильный путь, используя который, мы сможем вплотную подойти к сознательному и планомерному овладению всеми теми свойствами почвы, которыми определяется ее плодородие.
В силу той оторванности почвоведения от интересов агрономии, которая являлась характерной для недавнего прошлого этой науки и о которой мы говорили в I части курса, указанный нами выше путь изучения плодородия почвы далеко не полно, к сожалению, может ныне быть нами использован. Действительно, мы в настоящее время владеем обширным материалом в области познания всех тех многосложных свойств, которыми обладают различные почвы, и всех тех многосложных явлений, которые протекают в последних; с другой стороны, мы обладаем громадным арсеналом самых разнообразных агротехнических приемов, помощью которых мы можем воздействовать на эти свойства и явления. Ho промежуточное звено — какое же значение и какую, роль играет в жизни культурного растения то или иное определенное нами и изученное свойство почвы, то или иное изученное нами явление — до сих пор остается более чем слабо освещенным. Все предыдущее наше изложение, касающееся изучения питательного, водного, воздушного и теплового режимов почв, дает нам достаточный материал для суждения о том, как действительно еще слабы наши знания в области изучения почвы как именно среды для культурных растений. В результате — в основе многих применяемых нами к почве агротехнических приемов лежит случайный или же грубо эмпирический подход.
В сильнейшей степени страдают от такого разрыва и те работы, которые направлены в сторону агрономической характеристики и агрономической бонитировки почв и которым придается у нас в России такое громадное значение (в виду необходимости освоения новых громадных земельных массивов, при разрешении вопросов, связанных со специализацией сельского хозяйства, и т. д.), ибо мы очень и очень часто не можем вложить агрономическое содержание в те многочисленные аналитические данные, которые получаются при почвенных исследованиях того или другого района.
Действительно, мы до сих пор еще не можем договориться о том, нужна ли культурному растению, например, структурность почв или нет, и если нужна, то какая именно — прочная или непрочная, комковатая, крупичатая и т. п.; не знаем, какой механический состав почвы мы должны признать наиболее благоприятным для растения; не знаем питательной ценности отдельных механических фракций, входящих в состав почвы; не знаем значения в жизни культурных растений отдельных компонентов почвенного гумуса (в анализах все еще фигурируют валовые цифры его; но это равносильно тому, как если бы мы ограничивались в наших исследованиях приведением лишь суммарной цифры минеральных веществ); не знаем значения в жизни культурного растения элементов теплового и воздушного режима почв и др. Неудивительно, что нашим работникам, работающим в области установления агрономической характеристики и агрономической бонитировки почв того или другого района, часто приходится бродить в потемках и вносить в свои выводы много субъективного и случайного.
Такое положение вещей, как мы не раз об этом выше говорили, является наследием того неестественного разрыва между почвоведением и агрономией, который был столь характерным для недавнего прошлого нашей науки.
Приняв во внимание все приведенные выше соображения и переходя в дальнейшем к рассмотрению тех методов, помощью которых мы можем изучать производительную силу почвы, т. е. ее плодородие, мы вынуждены ограничить свою задачу рассмотрением лишь тех методов, помощью которых можно приблизиться к познанию основных сторон питательного режима почв.
Что касается водных, а тем более тепловых и «воздушных» свойств, то мы до сих пор еще лишены возможности увязывать результаты исследований этих свойств почвы с установлением степени ее плодородия, хотя сама методика изучения этих свойств двинулась за последние годы сильно вперед (особенно водных свойств — благодаря работам Н. Качинского, А. Лебедева и др.).