Новости
08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


07.12.2016


20.05.2015

Валовой анализ почвы имеет своей задачей, как известно, или определение в почве общего количества некоторых соединений (общего количества минеральных соединений, гумуса, углекислоты, почвенных карбонатов, различных простых солей и пр.) или определение элементарного состава почвы (общего количества азота, фосфора, калия, кальция и пр.). С этой целью почву переводят в раствор или путем предварительного разложения ее 33% фтористоводородной кислотой или сплавлением ее с соответствующими солями (например, углекислыми солями калия и натрия).
He входя в рассмотрение высокой научной ценности данного метода для разрешения многих первостепенной важности вопросов теоретического порядка (например, для уяснения характера и сущности почвообразовательного процесса той или иной почвы) и обращаясь к оценке этого метода с точки зрения агрономической, мы должны сказать, что значение его, взятого в отдельности, при разрешении вопросов, связанных именно с плодородием почвы, очень не велико.
Нам уже известно из предыдущего изложения, что далеко не все соединения почвы являются одинаково легко усвояемыми для культурных растений, а некоторые из них представляются и совершенно для них недоступными. А так как валовой анализ почвы дает нам сведения об общем количестве того или другого элемента или того или иного соединения, не разграничивая их на усвояемые и неусвояемые, то естественно будет предположить, что почва, весьма обеспеченная тем или иным питательным веществом (согласно данным, полученным при валовом ее анализе), может оказаться весьма нуждающейся в усвояемых формах именно этого вещества и весьма благодарной за внесение в нее соответствующих удобрений. Мыслимы случаи и обратные, когда в почве будет находиться сравнительно небольшое количество того или другого элемента, но большая часть соединений последнего будет представлена усвояемыми формами; в результате на первой из упомянутых почв растение будет показывать все признаки голодания тем или иным элементом, на второй — будет вполне им обеспечено. Практика сельского хозяйства дает нам в этом отношении целый ряд наглядных примеров. Так, например, на некоторых торфяно-болотных почвах, весьма богатых валовым содержанием азота (доходящего в них до 2—3%), культивируемые растения часто показывают явные признаки голодания именно данным элементом. Объясняется этот факт тем, что большая часть азота в упомянутых почвах заключена в формы сложных органических соединений, из которых, как нам уже известно, высшие растения извлечь необходимый им азот практически не в состоянии. Укажем, далее, на некоторые наши черноземные почвы, весьма богатые общим содержанием фосфора, доходящего в некоторых представителях этих почв до 0,3—0,4%: между тем в агрономической литературе все более начинают накопляться факты, указывающие на резко выраженную потребность со стороны этих почв именно в усвояемых формах фосфора. И здесь объяснение мы находим в том, что большая часть имеющегося в этих почвах фосфора заключена в формы органо-минеральных соединений, недоступных культурным растениям. А. Mayer указывает случай, когда почва, содержащая 3% калия, весьма резко отзывалась на внесение калийных растворимых солей и т. д. Можно привести и целый ряд случаев обратных. Так, тот же исследователь приводит пример нильского ила, который содержал в себе валовое количество калия не более 0,5%, между тем он совершенно не реагировал на внесение в него калийных удобрений, и растения на нем не показывали и признаков калийного голодания. Аналогичные случаи можно умножить примерами почв некоторых поемных лугов, по валовому содержанию весьма часто бедных и азотом и фосфором, но вполне обеспечивающих этими питательными элементами те высокие урожаи органической массы, которые на них получаются.
Все приведенные факты и соображения делают полезным разграничение двух понятий: «богатство» почвы теми или иными веществами и ее «химическое» плодородие по отношению к этим веществам. Если под первым словом понимать общее суммарное содержание в почве того или другого элемента, то под вторым мы будем разуметь лишь то количество последнего, которое в данный момент может служить источником питания для растения или, другими словами, которое представлено в почве в данный момент в усвояемой для последнего форме.
Таким образом, валовой анализ почвы, давая нам представление о богатстве последней теми или иными питательными веществами, вместе с тем не в состоянии ответить на конкретный вопрос — о степени химического плодородия этой почвы, о том, в каком именно элементе будет нуждаться культивируемое на этой почве то или другое растение, какой удобрительный материал надо будет внести и т. д., не говоря уже о том, что при пользовании этим методом, без комбинирования его с другими (см. ниже), остается совершенно без освещения целый ряд многочисленных свойств почвы и явлений, в ней совершающихся, которые, как мы видели выше, играют также весьма важную роль в жизни культурных растений и которые с этой точки зрения также представляются весьма важными факторами плодородия почвы, как, например, физико-механические свойства почвы и пр.
Валовой анализ почвы может дать нам в руки только тогда ценное средство, когда покажет, например, полное отсутствие в почве того или другого элемента. Ho такие случаи принадлежат к величайшим редкостям, а обычно приходится иметь дело со средними "нормальными" почвами, в которых все необходимые для растений питательные вещества находятся обычно налицо, но только последние в различных почвах бывают представлены различными формами соединений. Далее, необходимо указать на возможность открытия валовым анализом в исследуемой почве тех или иных вредных или ядовитых веществ, что может указать на необходимость применения к такой почве соответствующих культур-технических приемов и т. д. С точки зрения такой ограничительной оценки сельскохозяйственного значения валового анализа почв, быть может, отчасти и прав был Pfannstiehl, который указал, что этот метод исследования почв не дает никакого представления о плодородии последних, а может лишь иногда указывать на причины их неплодородия.