Новости
01.12.2016


29.11.2016


29.11.2016


29.11.2016


28.11.2016


20.05.2015

Высказанные выше соображения послужили обоснованием особого метода для определения потенциальной производительной силы почв, предложенного С. Кравковым. В виду того что ведение подобных исследований в условиях вегетационного опыта сопряжено с целым рядом неудобств (необходимость приурочивать эти работы лишь к летнему периоду, непостоянство «климата» внутри вегетационного домика в связи с окружающими погодными условиями и пр.), было предложено упомянутым выше автором вести эти опыты в условиях термостатной обстановки. Исследуемая почва, доведенная до оптимального увлажнения, помещается в термостат (30—35° С) и в определенные сроки подвергается анализу в целях исследования динамики происходящих в ней биохимических процессов (процессов распада и минерализации органических веществ, процессов аммонизации и нитрификации, процессов «мобилизации» соединений фосфорной кислоты и т. д.). В основу этих опытов кладется, таким образом, основная мысль — узнать, каким темпом и в каком масштабе могут протекать в исследуемой почве главнейшие биохимические процессы, обусловливающие плодородие этой почвы, раз эта последняя помещена в оптимально благоприятные условия для процессов органического и минерального выветривания.
Произведенные в этой области исследования показали, что действительно все почвы можно, по-видимому, разделить на две категории. Почвы одной категории, обладая большими потенциальными силами, но находясь одновременно в состоянии анабиоза (биологического и физико-химического), способны проявлять свою самодеятельность, будучи поставлены в благоприятные условия аэрации, отепления и увлажнения, в весьма резкой и длительной форме. Другие почвы, наоборот, даже находясь в таких оптимальных условиях существования, каковые создаются для них в термостате, продолжают жить той же монотонной жизнью, какой они живут и в условиях своего естественного залегания.
Эти последние почвы, являющиеся, таким образом, по всей совокупности своих жизненных свойств инертными и неподвижными, нуждаются главнейшим образом в искусственном их «подкармливании» — путем внесения в них прямо действующих удобрений, ибо, проявляя безучастность даже к таким оптимальным условиям существования, каковые создаются для них обстановкой термостата, конечно, совершенно не будут реагировать ни на какие прилагаемые нами, в обычной обстановке сельскохозяйственной практики, старания так или иначе искусственно форсировать в них процессы минерального и органического выветривания.
Почвы же первой категории, наоборот, будут нуждаться не столько во внесении в них прямо действующих удобрений, сколько в разнообразных приемах пробуждения в них собственной самодеятельности (рациональной механической обработкой, внесением косвенно действующих удобрений, в том числе, быть может, и так называемых «каталитических» удобрений и т. д.).
Описанный выше метод еще находится ныне в стадии разработки, главным образом по линии стремления расчленить Динамику совершающихся в испытуемой почве процессов, отдельно — чисто биологического и чисто физико-химического порядка, отдельно — по вопросу динамики в этой почве азотистых соединений и соединений фосфора и т. д.
Организовать по единой схеме такие опыты с главнейшими представителями русских почв, захватив по возможности все их разности и ведя их, по крайней мере, с двумя горизонтами — пахотным и подпахотным, было бы делом, несомненно, большой важности, ибо помощью полученных массовых цифр можно было бы дать соответствующую характеристику русским почвам, ответив на вопрос, какова максимальная возможная производительность каждой из них и в какую сторону мы должны в каждом отдельном случае направлять наши усилия в стремлении увеличить продукцию урожая: в сторону ли систематического и постоянного внесения питательных веществ извне (в виде тех или иных прямо действующих удобрений) или же в сторону изыскания способов пробуждения в данной почве ее собственной самодеятельности.