Новости
08.12.2016


08.12.2016


08.12.2016


07.12.2016


07.12.2016


20.05.2015

Принимая во внимание, что описываемый тип включает в себя большое разнообразие почвенных разностей, часто резко между собой отличающихся по химическому и механическому составу, является, конечно, затруднительным дать дробную агрохимическую характеристику каждой из этих разностей. В виду этого мы ограничимся приведением соответствующей характеристики лишь для наиболее типичных представителей данной группы почв.
Изученные нами выше свойства черноземных почв вынуждают нас признать, что последние обладают высоким потенциальным плодородием. Громадное количество перегнойных веществ, высокое содержание минеральных соединений, прочная, хорошо выраженная структурность, благоприятный механический состав, нейтральная или слабощелочная реакция, высокая поглотительная способность и т. д. — все это такие свойства, которые, будучи умело использованы и мобилизованы, могут дать высокую эффективность. Чтобы понять ту ценность, которую представляют все только что перечисленные свойства, нам достаточно вспомнить то значение, которое имеют в жизни культурных растений перегнойные вещества почвы, хорошо выраженная структурность, слабо-щелочная реакция почвенных растворов и пр., о чем была у нас более подробная речь раньше. Можно сказать, что ни в одном другом типе почв не сочетается в такой благоприятной комбинации комплекс благоприятных для культурных растений факторов их роста. Однако все эти драгоценные для нас свойства черноземных почв, будучи все друг с другом связаны и друг от друга зависимы, пребывают как бы в «дремлющем» состоянии и, находясь в малоактивной форме и малоподвижном состоянии, часто не могут в силу этого реализовать те эффекты, которые мы должны были бы от них ожидать. Действительно, малая, например, растворимость и малая дисперсность перегнойных веществ влечет за собою слабую способность их к минерализации, т. е. к отщеплению от них усвояемых для растений минеральных соединений, что, в свою очередь, тормозит накопление в почвенной толще угольной кислоты и других кислотных продуктов, могущих способствовать выветриванию элементов минеральной субстанции почвы и т. д. Большая прочность структурных агрегатов у типичных представителей черноземных почв, обусловливаемая, как известно, наличием в них такого прочного коагулятора, каковым является кальций, препятствует проникновению к внутренней поверхности этих агрегатов различных почвенных реагентов, тормозит процессы газообмена, создает для микробов, находящихся там, неблагоприятные условия для их жизнедеятельности и т. д. Высокая поглотительная способность черноземных почв, обусловливаемая большими поверхностными силами, — играет роль как бы конкурента с высасывающей способностью корневой системы культурных растений и т. д.
Таким образом, все эти сами по себе драгоценные свойства почв черноземного типа, обусловливая собою большие потенциальные возможности, представлены в этих почвах в таком «количестве» и «качестве», которые лишают их возможности проявлять без умелого и планомерного вмешательства человека свою эффективность.
Изучение процесса почвообразования черноземных почв убеждает нас в том, что все упомянутые выше свойства последних сводятся в своем генезисе в конечном итоге к единому, основному фактору — к недостаточному увлажнению, в каковом пребывают описываемые почвы на данном этапе их развития. Именно этим фактором (являющимся, как нам уже известно, в результате взаимодействия целого ряда условий, как окружающих их внешних, так и внутренних, лежащих в самой почве) надо объяснять и малую дисперсность в описываемых почвах перегнойных веществ, и наличие большого количества кальция, и высокую в силу этого прочность структурных агрегатов и т. д. Ясно, что введение в данную почвенную систему воды как химического и физико-химического агента должно повернуть весь почвообразовательный процесс в другую сторону и при умелом и рациональном использовании этого агента должно сопровождаться активированием потенциального плодородия этих почв в эффективное. Действительно, при наличии лучших условий увлажнения отмирающие растительные и животные остатки, а также и перегнойные вещества почвы, подвергаясь более энергичным процессам разложения, будут давать нам более окисленные и более подвижные соединения; структурность этих почв под влиянием воздействия водородного иона будет делаться несколько более «рыхлой»; минеральная субстанция почв под влиянием больших количеств образующейся при процессах разложения органических веществ угольной кислоты начнет испытывать энергичные реакции выветривания, с образованием более усвояемых для растений питательных веществ и пр. Короче говоря, черноземные почвы начнут испытывать все те изменения, которые являются характерными при процессах их деградации (см. ниже) и каковые на начальных стадиях мы должны считать, несомненно, для нас желательными, как выводящие эти почвы из того «дремлющего» состояния, о котором мы говорили выше. Мы уже не говорим о том прямом физиологическом значении, которое приобретают агротехнические приемы улучшения водного режима описываемых почв и которые непосредственно сводятся к увеличению в этих почвах запасов физиологически приемлемой влаги для растений.
Из сказанного выше ясно, что главнейшей нашей заботой при использовании тех потенциальных сил, которые заложены в типичных представителях почв черноземного типа, должно являться стремление улучшить условия их водного режима. Этой ясной целеустремленностью— уловить, сохранить и сберечь в черноземной почве каждую лишнюю каплю воды — объясняется то, что многие агротехнические приемы воздействия на эти почвы разработаны у нас ныне с большой детальностью и точностью. He то мы видим для наших северных областей, где вопросы, связанные с плодородием почв и использованием его, чрезвычайно осложнены, во-первых, исключительно большой пестротой самого почвенного покрова и, во-вторых, тем, что здесь приходится иметь дело с самыми разнообразными элементами плодородия; здесь приходится считаться и с водным, и с тепловым, и с питательным режимом почв, причем последний обусловливается не только недостатком необходимых, но и присутствием вредных для растительности соединений и т. д.
Задача уловить, сохранить и сберечь влагу в черноземных почвах может достигаться, как известно, целым рядом агротехнических приемов (разведение лесных полосных насаждений, введение чистых ранних паров, введение занятых паров «кулисного» или «американского» типа, вспашка на зябь яровых полей, лущение паровых полей, уничтожение сорняков, потребляющих громадное количество почвенной влаги, и т. д.). Все эти вопросы рассматриваются в курсах земледелия.
К числу приемов, преследующих задачу активирования потенциального плодородия черноземных почв, надо отнести и попытки так называемого «кислования» этих почв, произведенные за последнее время. В основе этих попыток лежит мысль введения в поглощающий комплекс черноземных почв «недостающего» в них водородного иона — путем обработки их слабыми кислотами, растворами кислых солей и т. й. (для чего используются различные отбросы химической промышленности). Смысл этой операции для нас ясен: введение в поглощающий комплекс данных почв водорода должно сопровождаться как раз теми последствиями, которые мы должны признать желательными: увеличением дисперсности органического вещества, некоторым «рыхлением» прочных структурных агрегатов и т. д.
Теми же отчасти явлениями сопровождается внесение в черноземные почвы и «физиологически кислых» удобрений, которые находят себе в этих почвах, как известно, такое широкое применение (сульфат аммония, суперфосфат, каинит и др.).
Мобилизации биохимических процессов в черноземах пытаются ныне достигнуть введением в поглощающий комплекс данных почв и других каких-нибудь одновалентных ионов, способствующих, как нам известно, диспергированию почвенных структурных агрегатов и активированию их реактивной деятельности — например, ионов натрия (внесением поваренной соли и др.). He приходится сомневаться в том, что и благотворное действие на урожай растений натронной селитры должно объясняться ныне не только наличием в ней анионной части, содержащей нужный для растений азот, но и наличием в ней катиона натрия. Считаем важным отметить,, что при всех применяемых нами приемах мобилизации почвенных процессов в типичных черноземах наиболее «подвижным» элементом является азот (как следствие богатства этих почв органическими веществами, наличия благоприятной среды для азотфиксирующих и нитрифицирующих микробов и т. д.). Этим объясняется известный факт сравнительно слабой отзывчивости этих почв на азотистые удобрения. Наоборот, наиболее «неподвижным» элементом является фосфор. Этим объясняется резкая отзывчивость данных почв на фосфорные удобрения, причем из последних благодаря нейтральной или даже слабощелочной реакции черноземных почв находят себе применение лишь легкорастворимые фосфаты (суперфосфат, отчасти томасшлак).
Высказанные нами несколько выше соображения как нельзя лучше подтверждаются наблюдениями из практики сельского хозяйства: черноземы, затронутые начальными стадиями деградации, обладают обычно высоким эффективным плодородием.
Ho по мере развития этих процессов, сопровождающихся обеднением питательных веществ почвы, разрушением структуры их, появлением кислых свойств и пр., выдвигается все более и более необходимость переходить от приемов стимуляции и мобилизации собственных ресурсов почвы к приемам пополнения недостающих в ней веществ, как путем обогащения ее органическими веществами, так и путем внесения в нее прямо действующих удобрений, а также к приемам коренного изменения ее кислых свойств (известкованием).
Приобретение деградирующими черноземами кислых свойств выдвигает, кроме того, на очередь необходимость замены физиологически кислых удобрений, которые находят себе такое широкое применение в типичных черноземах, физиологически щелочными, а также объясняет нам высокую эффективность на таких почвах трудно растворимых фосфатов (фосфоритов, костяной муки и т. п.).