Расизаде, Алирза Абдуллаевич

09.05.2021

Алирза Абдуллаевич Расизаде (азерб. Əlirza Rasizadə, 1884—1923) — азербайджанский просветитель и памфлетист начала ХХ века, революционер и активный участник процесса советизации Закавказья, комиссар Азревкома и член АзЦИК (1920—1923), политический и государственный деятель периода образования Азербайджанской ССР. Брат азербайджанского поэта и драматурга Гусейна Джавида Расизаде.

Ранние годы

Алирза Расизаде родился в 1884 году в городе Нахичевань в семье священнослужителя гаджи-моллы Абдуллы Раси-заде (первого носителя этой фамилии). В 1877 году гаджи-молла Абдулла переехал из родного селения Шахтахты в город Нахичевань, где у него родились трое сыновей — основателей известного нахичеванского рода Расизаде, давшего Азербайджану ряд выдающихся личностей, в том числе великого драматурга Гусейнa Джавида и премьер-министра Артура Расизаде. Алирза был младшим из трёх братьев Расизаде, которые отождествлялись в азербайджанской литературе как с тремя направлениями развития общественно-политической мысли, так и с тремя течениями в эволюции национальной культуры, поскольку старший из них (шейх Мухаммед) получил персидское образование в Тегеране, средний (Гусейн-Джавид) — турецкое в Константинополе, а младший (Алирза) — русское в Горийской семинарии, что и предопределило их мировоззрение. Соответственно сложились и сложные взаимоотношения этих трёх братьев, представлявших собою три классовые идеологии в азербайджанском обществе XX века: исламского духовенства (шейх Мухаммед), национальной буржуазии (Гусейн-Джавид) и социальной справедливости (Алирза Расизаде).

В городе Нахичевани учителем Алирзы (в прямом и переносном смысле этого слова) был выдающийся азербайджанский сатирик Джалил Мамедкули-заде, который научил его на конкретных примерах окружающей действительности критически воспринимать устоявшиеся мусульманские традиции, обычаи и образ жизни, господствовавшие в тогдашнем азербайджанском обществе. В то время как Алирза, под влиянием Мамедкули-заде, подвергал беспощадной критике устройство и понятия окружающего мусульманского общества, его братья, учившиеся в Персии и Турции, шли иным путём: шейх Мухаммед, отучившийся в тегеранском медресе, как раз возглавлял местную мусульманскую общину, а Гусейн Джавид, учившийся в Константинополе, проповедовал идеи панисламизма и пантюркизма. Это не могло не приводить к постоянным идеологическим стычкам, словесным перепалкам и раздорам в отцовском доме, a в итоге к отчуждённости между тремя братъями Расизаде: Алирза обличал мракобесие мусульманщины в то время, как его родной брат возглавлял мусульманскую общину, и звал к европеизации через русскую культуру в то время, как другой его брат воспевал панисламизм и пантюркизм.

По совету Мамедкули-заде (который сам окончил её в 1887 году), Алирза поступил в 1900 году в Закавказскую учительскую семинарию в грузинском городе Гори, которую закончил в 1905 году. В этом специализированном для местных народов государственном учебном заведении Российской империи, действовавшем с 1876 по 1917 год, основное внимание уделялось изучению русского языка, истории и литературы, европейской культуры, христианской цивилизации, классической мировой литературы и философии, а главное — прививалась верность русскому владычеству в таком неустойчивом регионе, каковым был Кавказ. Эту великорусскую идеологию они были призваны нести далее в национальные массы. В Горийской семинарии Алирза знакомится с целой плеядой азербайджанской интеллигенции, ставшей авангардом небывалого культурного всплеска начала XX века. Однако более привлекательным для него оказался местный марксистский кружок, который не разделялся по национальным признакам и включал революционно настроенных представителей всех народов Кавказа. Там он познакомился со многими будущими участниками установления советской власти в Закавказье и руководящими кадрами Закфедерации.

  • Дом в г. Нахичевань, где родился Алирза Расизаде (ныне дом-музей Гусейна Джавида Расизаде)

  • Центральная улица города Нахичевань в начале XX века (открытка 1900-х годов)

  • Алирза Расизаде (крайний слева) среди студентов т.н. татарского отделения Горийской семинарии (фото 1904 года)

Революционная деятельность

Сразу по окончании Горийской семинарии Алирза едет в Баку, надеясь начать там карьеру в период первого бакинского нефтяного бума. Однако обстоятельства в тот год сложились так, что он принимает деятельное участие в организации там революции 1905—1907 годов. В этих условиях Алирза близко знакомится практически со всеми членами Бакинской секции РСДРП (где ему была присвоена партийная кличка Кантор), в том числе с будущими комиссарами Бакинской Коммуны 1918 года и будущими членами Азревкома, захватившего власть в 1920 году. После поражения первой русской революции (и неудачного начала бакинской карьеры) Алирза возвращается в родной город Нахичевань, где работает школьным учителем русского языка и литературы до следующей русской революции 1917 года. Здесь же он женился в 1915 году на юной Сакине Мамедовой (15 лет) и на следующий год у них родился сын Шамиль.

В Нахичевани Алирза сделал довольно быструю карьеру на ниве просвещения, дослужившись от школьного учителя до начальника уездного департамента народного образования. В этой должности он непосредственно руководил открытием новых русских школ для местных мусульман не только в городе Нахичевани, но и в таких отдалённых городках уезда (будущих райцентрах Нах.АССР), как Абракунис, Ордубад, Шахбуз, Джульфа и Норашен. За успехи в распространении русского языка и культуры среди мусульманского населения Алирза Расизаде был награждён в 1914 году орденом Святого Станислава III степени (самым младшим в порядке старшинства российских орденов и наиболее распространённой наградой в Российской империи). В 1913 году, в числе других чинов Нахичеванского уезда Эриванской губернии, Алирза Расизаде получил медаль «В память 300-летия царствования дома Романовых» по категории: «учителям и воспитателям обоего пола вo всех государственных высших, средних и низших учебных заведениях».

После поражения России в первой мировой войне и образования независимых республик в Армении и Азербайджане, с 1918 года в Нахичеванском крае начинается беспощадная война между армиями двух молодых республик. После занятия города Нахичевани дивизией армянского генерала Андраника летом 1918 года Алирза был вынужден бежать с семьёй в Баку, где поселился на Буйнакской улице (ныне улица шейха Шамиля). Однако и второе пришествие в Баку оказалось для него неудачным — здесь ему не удалось устроиться на работу ввиду того, что деятели буржуазно-националистической партии Мусават, которая в сентябре 1918 года пришла к власти, припомнили Алирзе его роль в русификации Нахичевани и пролетарской революции 1905—1907 годов. Пришлось перебиваться случайными заработками, переводами, гонорарами за фельетоны в бакинских газетах и сатирических журналах (где он писал под псевдонимом Кантор), и даже стенографированием в канцелярии азербайджанского парламента в ожидании лучших времён.

Этот момент наступил 28 апреля 1920 года, когда в Баку вошла XI Красная армия и вся власть перешла в руки Азревкома, среди членов которого были соратники Алирзы по революции 1905—1907 годов. Ещё до прихода Красной армии, отвергнутый буржуазным правительством Азербайджана и будучи образованным человеком, Алирза поступил так, как поступали до него другие образованные люди, отвергнутые своими правительствами: совместно с А.Г.Караевым и Р.А.Ахундовым он основал 29 августа 1919 года подпольную газету «Коммунист», которая стала c 30 апреля 1920 года официальным органом Азревкома. По иронии судьбы, ликвидировав официоз азербайджанского правительства газету «Азербайджан», Азревком передал все её помещения, типографию и имущество газете «Коммунист». Однако сам Алирза, проработав некоторое время в новой редакции, где он наладил выпуск параллельного русского издания газеты «Коммунист», награждается Азревкомом именными карманными часами с надписью «т. Кантору за революционные заслуги» и направляется летом 1920 года в его родной город Нахичевань для организации там советской власти.

  • Революционное выступление бакинского пролетариата осенью 1905 года на площади Парапет, в организации которого участвовал Алирза

  • Президиум заседания азербайджанского парламента осенью 1918 года, в канцелярии которого Алирза Расизаде работал стенографистом

  • Встреча бронепоезда Красной армии на бакинском вокзале 28 апреля 1920 года, ставшая поворотным пунктом в карьере Алирзы

Советизация Нахичевани

Знамя Нахичеванской АССР (до 1940 года), в создании которой участвовал Алирза Расизаде

Алирза поступил в распоряжение уполномоченного Азревкома по Нахичеванскому краю Б.К.Велибекова. Положение там летом 1920 года было очень сложным. Части XI Красной армии, перейдя Зангезур, вытесняли из Нахичевани армянские войска под командованием генерала Дро. В августе 1920 года армянские части под командованием генерала Нжде развернули контрнаступление на Нахичевань из-под города Ордубад. Ситуация осложнилась декларацией, зачитанной 1 декабря 1920 года в Баку председателем Азревкома Н.К.Наримановым (сразу после вступления Красной армии в Ереван 30 ноября): «Территории Зангезурского и Нахичеванского уездов являются нераздельной частью Советской Армении, а трудовому крестьянству Нагорного Карабаха предоставляется полное право самоопределения». В этих условиях Велибеков, занятый вопросами государственной принадлежности Нахичевани, поручил Алирзе Расизаде, как местному уроженцу, налаживание повседневной жизни края, включая подбор местных кадров на административные должности. Грамотных людей рабоче-крестьянского происхождения в Нахичевани было мало, пришлось обратиться к старым кадрам АДР и даже к собственным родственникам.

28 июля 1920 года Реввоенсовет XI Красной армии провозгласил в Нахичевани независимую (от Армении) Нахичеванскую Советскую Социалистическую Республику и одновременно образовал т. н. Нахревком — высший (и единственный) орган советской власти в Нахичевани. Декретами Нахревкома в течение 1920 года все ханские, бекские и вакуфные земли были конфискованы и безвозмездно переданы крестьянам. Леса, воды и недра земли были национализированы и переданы в государственную собственность. В результате национализации земли стали появляться сельхозартели, коммуны и совхозы. Для установления советской власти на селе были созданы «комитеты бедноты» (комбеды, преобразованные затем в сельсоветы). Пересматривались школьные программы и вся национальная идеология, началось «революционное перевоспитание» местных кадров и населения. Этими процессами занимался в Нахичевани и непосредственно на местах (нередко с риском для жизни) Алирза Расизаде, который получил пост наркома просвещения в первом же составе Совета народных комиссаров (Совнаркома) Нахичеванской CCР осенью 1920 года.

После того, как председателем Нахревкома стал его земляк Б.Шахтахтинский (с которым он тесно сотрудничал в бакинской революции 1905—1907 годов), Алирза Расизаде был кооптирован в состав Нахревкома 1 июля 1921 года. Благодаря появлению в составе Нахревкома такого интеллигента царской школы, как Алирза Расизаде, удалось сохранить от революционного вандализма исторические и культурные памятники Нахичевани. Он спас (с одобрения Шахтахтинского) от красного террора и многих представителей местной интеллигенции, служивших в прошлом буржуазному правительству АДР, подобрав их в новую советскую администрацию. (Впрочем, в результате нахичеванского рейда М.Д.Багирова в 1925 году, все они были позже репрессированы — см. ниже). По инициативе Алирзы, декретом Нахревкома от 9 ноября 1921 года в Нахичевани начинается выпуск и собственной местной газеты под названием «Шарг гапысы» (Врата Востока).

Между тем, 6 мая 1921 года в Баку открылся первый Всеазербайджанский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и матросских депутатов, который принял 19 мая первую конституцию Азербайджанской ССР, по которой не занимавшиеся трудовой деятельностью граждане были лишены избирательных прав. По конституции был упразднён Азербайджанский Революционный Комитет (Азревком) и на его место съездом был избран Азербайджанский Центральный исполнительный комитет Советов депутатов трудящихся (АзЦИК) — высший законодательный, распорядительный и контролирующий орган республики. Съезд Советов реорганизовал и высший орган исполнительной власти — Совет народных комиссаров (Совнарком) Азербайджанской ССР, председателем которого стал Н.К.Нариманов. Для управления национализированной промышленностью был создан Азербайджанский Совет народного xозяйства (Совнархоз Аз.ССР).

25 января 1922 года в городе Нахичевани созывается первый Всенахичеванский съезд Советов, на котором Алирза Расизаде избирается членом НахЦИК (Нахичеванского Центрального исполнительного комитета Советов депутатов трудящихся) и одновременно делегируется в состав АзЦИК. После этого Алирза возвращается в Баку на работу в секретариате АзЦИК. Решением АзЦИК от 28 апреля 1922 года, за большие заслуги в советизации Нахичевани, где при его непосредственном участии в 1920—1921 годах была образована Нахичеванская ССР, Алирза Расизаде был награждён орденом Труда Азербайджанской ССР. Дальнейшая советизация Нахичевани проходила уже без его непосредственного участия, поскольку Алирза был озадачен в Баку делами общегосударственного масштаба в секретариате АзЦИК, где он курировал вопросы просвещения, печати и культуры.

Тем временем, 16 марта 1921 года правительства РСФСР и Турции заключили в Москве Договор о дружбе и братстве, по которому «Нахичеванская область образует автономную территорию под протекторатом Азербайджана, при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората третьему государству». 13 октября 1921 года между правительствами Турции, РСФСР, Грузии, Армении и Азербайджана был подписан Карсский договор. Согласно статье V договора, «Правительство Турции и Правительства Советской Армении и Азербайджана соглашаются, что Нахичеванская область в границах, определённых в приложении III настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана». Во исполнение этих двух конвенций, решением третьего Всенахичеванского съезда Советов в феврале 1923 года Нахичеванская ССР отказалась от самостоятельного государственного статуса и вошла в состав Азербайджанской ССР в качестве автономного края, преобразованного 9 февраля 1924 года в Нахичеванскую АССР.

Работа в Баку

В секретариате АзЦИК Алирза с энтузиазмом окунулся в созидательную работу в последние два года своей жизни. Советский Баку, развязавший революционное творчество забитых ранее масс, дал ему, наконец, все возможности для применения своих талантов и воплощения задуманного в жизнь, к чему его не допускали прежние правительства. В своём дневнике (который он вёл всю жизнь) Алирза сформулировал эти новые возможности в три группы: а) революционный энтузиазм возмездия угнетателям и социального переустройства общества, что соответствовало его врождённому чувству справедливости; б) безоговорочное осуждение и подавление новой интернациональной властью местного шовинизма, нетерпимости и мусульманщины, к чему он призывал (и за что пострадал) в своих памфлетах; в) получение им реальной власти для творческого созидания элементов и органов совершенно нового государства народовластия, поскольку власть перешла к его единомышленникам, которые содействовали, а не препятствовали, его начинаниям.

Вместе с С.А.Агамалы-оглы, А.Г.Караевым, Р.А.Ахундовым, Г.Г.Султановым, С.М.Эфендиевым, Г.М.Мусабековым и другими членами соответствующих комиссий АзЦИК, Алирза включился в процесс выработки новой советской доктрины для азербайджанской идеологии и культуры — в основе своей социалистической, антибуржуазной, интернациональной, антиисламской и направленной на удовлетворение реальных потребностей трудящихся масс. По этому поводу в то время шло противостояние между т. н. интернационалистами (куда входил и Алирза), которых возглавлял ответственный секретарь ЦК КПА C.M.Киров, и национал-уклонистами, которых возглавлял председатель Совнаркома Н.К.Нариманов. Последние считали, что при советизации Азербайджана следует учитывать местные условия, национальные традиции и бытовые особенности. После вмешательства Сталина, Нариманов был удалён из Баку сначала в Тифлис (сопредседателем Союзного совета ЗСФСР), а оттуда в Москву (сопредседателем Президиума ЦИК СССР от Закфедерации), где и скончался в 1925 году.

Дело в том, что к 1920 году азербайджанцы составляли не более 30% населения города Баку — столицы Азербайджана. Именно по этой причине (а не из классовых побуждений), по мнению большинствa нейтральных исследователей того периода (Минца, Токаржевского, Каземзаде, Светоховского) население города Баку с радостью встретило вступление в город частей XI Красной армии, а правительству Мусавата не удалось организовать оборону столицы (в отличие от сопротивления в провинции, где азербайджанцы составляли большинство). Об этом же расчёте откровенно писал Ленину накануне вступления XI Красной армии в Баку председатель Кавказского бюро РКП(б) Г.К.Орджоникидзе. В 1918 году именно по вопросу национальной принадлежности этого города (а не с классовых позиций) шла битва за Баку между турецко-азербайджанским корпусом и вооружёнными силами Бакинской коммуны и диктатуры Центрокаспия, которые считали Баку частью РСФСР, а не Азербайджана. По этой же причине Киров (вместе с Орджоникидзе) предлагал отделить Баку от Азербайджанской ССР и подчинить город напрямую всесоюзному центру, утверждая, что Баку не тюркский, а интернациональный город. Нариманов выступал категорически против планов Кирова и Орджоникидзе и, после того как Ленин положил конец развернувшейся полемике, город Баку был оставлен столицей Азербайджанской ССР.

В бакинском вопросе Алирза поддержал Нариманова и национал-уклонистов, но со своей позиции: он писал, что отделение Баку ещё более усугубит замкнутость и отсталость Азербайджана, сравнив город Баку с локомотивом, который вытянет за собой в XX век весь остальной Азербайджан, и что только через русскоязычный Баку получит азербайджанский народ прямой и повседневный доступ к социальному, материальному и духовному прогрессу. Как и предвидел Алирза (уже после его гибели), в 1920-е годы именно из Баку и стараниями русскоязычных бакинских специалистов начались индустриализация и электрификация Азербайджана: строились предприятия машиностроения, химической, пищевой, лёгкой и текстильной промышленности, железные дороги, электрички и трамвай, исчезла безработица, открывались библиотеки, дома культуры, кинотеатры и бесплатные учебные заведения, массовыми тиражами издавалась переводная литература, строилось бесплатное жильё для простых азербайджанцев, улучшались до общесоюзного уровня условия их труда и быта (что было немыслимо при Мусавате), хотя с 1920 по 1933 год (назначения М.Д.Багирова первым секретарём ЦК КПА) Азербайджанской ССР руководили неазербайджанцы: Г.Н.Каминский (1920—1921), С.М.Киров (1921—1926), Л.И.Мирзоян (1926—1929), Н.Ф.Гикало (1929—1930), В.И.Полонский (1930—1933) и другие промежуточные фигуры.

Со дня установления советской власти в Азербайджане (28 апреля 1920 года) развернулась и полемика о форме вхождения республики в новую советскую федерацию, отражённая в нескольких статьях Алирзы Расизаде, где приводились аргументы за и против предлагаемых форм. По этому вопросу сформировались три группы мнений: национал-уклонисты во главе с Наримановым требовали сохранения независимости советского Азербайджана, федералисты во главе с Орджоникидзе предлагали образовать Закавказскую федерацию, которая заключила бы союз с уже созданной Российской федерацией, а автономисты во главе со Сталиным предлагали вхождение советских республик Закавказья напрямую в РСФСР на правах национальных автономий. Победила группа Орджоникидзе: 3 ноября 1921 года Кавказское бюро РКП(б) приняло резолюцию о создании Закавказской федерации и 12 марта 1922 года полномочные представители ЦИК Азербайджана, Грузии и Армении подписали договор о создании ЗСФСР. По настоянию Ленина, 30 декабря 1922 года в Москве собрался первый съезд Советов СССР, который образовал союзное государство путём объединения РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР. Сталин считал образование союза равноправных республик величайшей ошибкой Ленина, которая приведёт к его распаду (и он оказался прав с распадом СССР в 1991 году), но не посмел перечить вождю.

В программном очерке по этому поводу, написанном для органа ЦК КПА газеты «Коммунист», Алирза приветствовал вхождение Азербайджана в СССР и подробно расписал все преимущества воссоединения с Россией, от индустриализации и приобщения к европейской цивилизации до улучшения социально-бытовых условий жизни рядового труженика. В качестве аргументов он ссылался на повальную нищету, безработицу, антисанитарию, забитость, бесправие и поголовную безграмотность населения соседних мусульманских стран. В этой атмосфере грандиозных преобразований он успел за два последних года жизни воплотить ряд проектов, из которых наиболее значительными были два: организация в 1923 году специальной комиссии АзЦИК по ликвидации безграмотности (ликбез) и учреждение в том же году т. н. Общества изучения и исследования Азербайджана. Претворение в жизнь этих проектов (особенно последнего) стало возможным исключительно благодаря вхождению Азербайджана в СССР — великую индустриальную державу, оказавшую Аз.ССР всестороннюю помощь научно-техническими специалистами, обучением национальных кадров и доведением социально-экономического развития республики до всесоюзного уровня, как и предвидел в 1923 году Алирза Расизаде.

  • Прибытие бронепоезда III Интернационал на бакинский вокзал 28 апреля 1920 года

  • Части XI Красной армии в Баку на плацу перед Сальянскими казармами (фото 1920 года)

  • Митинг трудящихся Баку после установления в городе Советской власти (фото 1920 года)

Репрессии и забвение

После смерти В.И.Ленина в 1924 году начинается процесс концентрации всей власти в руках И.В.Сталина, который перерос к 1937 году в массовые репрессии руководящих кадров СССР. В Азербайджане этот процесс возглавил местный сатрап Сталина М.Д.Багиров (1933—1953). Задолго до начала сталинских репрессий 1920-х годов в СССР и «большого террора» 1937—1938 годов в Азербайджане, Багиров приступил к чистке руководящих кадров Нахичеванской АССР, оставшихся от тандема Расизаде-Шахтахтинский (первый умер в 1923-м, а второй в 1924 году). Уже в 1925 году Багиров (тогда ещё председатель АзЧК и нарком внутренних дел Азербайджанской ССР) во главе «Oсобой правительственной комиссии с чрезвычайными полномочиями» совершает рейд в Нахичевань, где, по его утверждению, руководили всё те же местные ханы, беки, помещики и мусаватисты, перекрасившиеся в коммунистов.

Невольным нициатором этого рейда оказался председатель Совнаркома СССР А.И.Рыков, который посетил в марте 1925 года Нахичеванскую АССР, а затем 28 апреля 1925 года в Баку на IV съезде Советов Азербайджанской ССР рассказал о бедственном состоянии, разрухе народного хозяйства и нищенской жизни населения Нахичевани, которое сократилось на 30% вследствие массового исхода армян. Руководством Азербайджанской ССР была создана вышеупомянутая «Особая комиссия» по Нахичеванской АССР для исправления отмеченных Рыковым недостатков во главе с Багировым. Рыков справедливо полагал, что задачей комиссии правительства Азербайджанской ССР станет обследование бедственного состояния Нахичеванской АССР и выработка рекомендаций по оказанию ей экстренной помощи на конкретные нужды населения. Однако, вместо мер по оживлению народного хозяйства и улучшению жизни полуголодного населения Нахичевани, Багиров переиначил задачи комиссии на свой лад, встав на путь фальсификаций и репрессий.

Багиров действовал в своём амплуа: сразу по прибытии поездом 31 марта 1925 года в город Нахичевань, по заранее заготовленному списку из 50 лиц, «Особая комиссия» немедленно лишила постов все руководящиe кадры Нахичеванской АССР, исключила из партии 13 руководителей, группа других работников в количестве 40 человек была арестована и препровождена в Баку специальным вагоном, 4 человека были приговорены к расстрелу, 10 к различным срокам тюремного заключения, остальные сняты с работы и лишены права занимать какие-либо должности в советских учреждениях, a дальнейшие аресты были возложены на АзЧК (то есть на того же Багирова). Доклад «Особой комиссии» со всеми итогами «правосудия» был доставлен Багировым 9 апреля 1925 года в Тифлис (столицу Закфедерации) лично секретарю Закавказского крайкома ВКП(б) Г.К.Орджоникидзе.

Секретарь ЦК КПА А.Г.Караев так резюмировал итоги работы комиссии: «Что выяснено комиссией? Что в первые же дни советизации вчерашние городовые и губернаторы записались в партию, тщательно скрывая своё прошлое. В результате, в советской действительности получилась легендарная картина: одних Кенгерлинских в учреждениях было до 20 человек, а городовых и жандармов до чёрта. Корень всех зол края заключался в этом засилии». Сам Багиров подвёл следующий итог: «Выводы следующие: Нахкрай, отдаленный от центра, оказался в руках случайно примазавшихся к партии и власти элементов — бывших ханов, беков и полицейских. Посылаемые центром работники, к сожалению, недалеко от них ушли. Укрывая и защищая преступников, они доконали цветущий край и привели его к окончательной нищете. Установлено, что аппарат партии был захвачен тёмными личностями. Комиссия пришла к заключению: просить Заккрайком и ЦК AКП о роспуске Нахичеванской организации и создании новой».

Воспользовавшись сталинским тезисом об «обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму», Багиров нанёс в 1937—1938 годах окончательный удар по руководству Азербайджанской ССР, физически истребив около 30 тысяч человек — не только всё поколение старых большевиков, стоявших у власти с 1920 года, но и весь цвет азербайджанской интеллигенции, получившей образование до революции. Были арестованы, подверглись пыткам и расстреляны все бывшие соратники Алирзы Расизаде и его коллеги по АзЦИК, дожившие до 1937 года: А.Г.Караев, Р.А.Ахундов, С.М.Эфендиев, Г.С.Везиров, Д.Х.Буниат-заде, Б.К.Велибеков, Ч.Ильдрым (Султанов), Г.М.Мусабеков, его сестра А.М.Султанова и её муж Г.Г.Султанов. Из интеллигенции были объявлены «пантюркистами» и сосланы в трудовые лагеря (где погибли): М.Мушвиг, А.Назми, А.Джавад, Т.Шахбази, С.Мумтаз, С.Гусейн, Б.Талыблы, А.Рази, Б.Чобан-заде и другие. Оба брата Алирзы, драматург Гусейн Джавид и шейх Мухаммед Расизаде, также погибли в те годы: первый был арестован в 1937 году и сослан в Сибирь, где умер в 1941 году, а второй репрессирован в Нахичевани и скончался на месте в 1939 году. Гонениям подверглись и их семьи, как прямые потомки «врагов народа».

Алирзе «повезло» больше: он успел умереть раньше багировской чистки, что спасло его сына и вдову от гонений, но собственное имя Алирзы Расизаде (как и имя его брата Гусейна Джавида) было вычеркнуто из партийной литературы, в которой оно широко упоминалось в 1920-е годы, и предано с тех пор забвению после канонизированного пересмотра Багировым всей истории советизации Азербайджана. Не сохранилась даже могила Алирзы на Чемберекендском кладбище в Баку (где были похоронены многие исторические личности Азербайджана), на месте которого Багиров разбил Нагорный парк имени Кирова. Были уничтожены и созданные по инициативе Алирзы (или с его участием) организации, учреждения и программы, дававшие прямой доступ азербайджанцам к достижениям европейской цивилизации, а их руководители расстреляны. Пышным цветом расцвели при Багирове все те традиционные язвы азербайджанского общества, которые высмеивались в памфлетах и фельетонах Алирзы: культ личности, приспособленчество, доносительство, подсиживание, непотизм, местничество, беспринципность, ханжество, лицемерие, раболепие, угодничество, предательство, лизоблюдство, зависть, коварство, шовинизм, нетерпимость к инакомыслию, преклонение перед власть имущими и безжалостное унижение слабых.

  • Дом на Буйнакской улицe в Баку, где в 1918-1923 годах жил и умер Алирза Расизаде (фото 1910-х годов)

  • Здание на Коммунистической улице в Баку, где в 1920-е годы располагался АзЦИК, в котором работал Алирза Расизаде

  • Чемберекендское кладбище в Баку, где в 1923 году был похоронен Алирза Расизаде (фото 1920-х годов)

Публицистика

Публицистика Алирзы Расизаде делится на два периода: до и после установления советской власти в Азербайджане (28 апреля 1920 года). В дореволюционный период он подписывал свои памфлеты и фельетоны литературным псевдонимом Кантор (как это практиковалось в то время большинством авторов во избежание проблем с цензурой, судебных тяжб и преследований от исламских мракобесов), так как беспощадно высмеивал мусульманский фанатизм, подвергал убийственной сатире местные нравы, всячески издевался над суевериями и невежеством как низов, так и верхов общества, а также вёл ожесточённую полемику с собратьями по перу с особым сарказмом, граничащим порой с личными оскорблениями. После установления советской власти Алирза подписывался уже собственным именем и безоговорочно приветствовал реинтеграцию Азербайджана в российское государство (после двух лет независимости), особенно в его новом социалистическом облике, утверждая, что для азербайджанского народа это гигантский шаг вперёд в экономическом, техническом, культурном, социальном и цивилизационном развитии в сравнении с очевидным прозябанием, нищетой и деградацией соседних исламских стран.

Самым уникальным приёмом в публицистике Алирзы (вызывавшим бесчисленные нарекания и угрозы физической расправы) было применение им знаменитой фразы Р.Киплинга «бремя белого человека» к традиционному азербайджанскому обществу. Он часто оперировал этим термином в своих памфлетах, фельетонах и очерках, высмеивавших местные нравы, при обличении мусульманщины, деспотизма, невежества, дикости и мракобесия. При этом в роли «белого человека» у него выступали, как правило (за неимением других колонизаторов), работавшие на Кавказе русские инженеры, архитекторы, предприниматели, преподаватели, переселенцы, рабочие, чиновники и военнослужащие. Каким бы обидным ни был термин «белый человек» для местного населения, интеллигенции и купечества (которых Алирза называл «мусульманами» — как, собственно, они и самоназывались), надо признать, что в этом выражении имелась большая доля истины, чему Алирза (как и другие азербайджанские сатирики того времени) приводил уйму конкретных примеров цивилизаторской миссии царского правительства — фактов, которыe невозможно было отрицать.

Вот типичный отрывок из его памфлета: «Мусульмане почему-то бегут от своих деспотов под защиту белого человека, вместо того, чтобы наслаждаться у себя законами шариата». Звучит очень актуально сто лет спустя ввиду массовой эмиграции из исламских стран на Запад. В публицистике Алирза старался подражать стилю своего земляка и учителя Дж.Мамедкули-заде, в журнале которого «Молла Насреддин» он печатался почти со времени его основания в Тифлисе (1906). В его тематике, однако, превалировало сравнение «мусульманина» в различных аспектах его бытия с «белым человеком» — с явным преимуществом в пользу последнего. Так, например, он иронически предлагал в одном из своих фельетонов превратить ежегодное траурное шествие «шахсей-вахсей», в ходе которого местные шииты занимались кровавым самобичеванием мечами и цепями, в ежегодный экзотический фестиваль, вроде боя быков в Испании, для привлечения на это зрелище богатых туристов из России, Европы и Америки.

До социалистической революции Алирза (под псевдонимом Кантор) печатался, кроме «Моллы Насреддина», почти во всех бакинских газетах и сатирических журналах, как на русском, так и на азербайджанском языках. В основном это были язвительные памфлеты, фельетоны и реплики. После революции (уже под собственным именем) его публицистика обретает более позитивный характер, появляются жанры очерка и репортажа, хотя иногда печатались и фельетоны, обличавшие пережитки мусульманского мракобесия, буржуазных нравов и рваческие инстинкты новой советской номенклатуры. Иногда по следам его выступлений власти проводили расследования по изложенным фактам коррупции, беззакония, кумовства, самодурства, революционных перегибов и превышения власти. Например, он разоблачил в серии статей многочисленные факты самозахвата новоиспечённой номенклатурой (якобы от имени вымышленного революционного трибунала) жилых помещений бежавших (и не бежавших) из Баку представителей творческой и технической интеллигенции, которые сами обращались к нему за помощью в секретариат АзЦИК.

В деятельности Алирзы, как куратора вопросов культурной революции в секретариате АзЦИК, важное место занимали ещё два вопроса: возобновление издания в Баку сатирического журнала «Молла Насреддин» в 1922 году и учреждение литературного журнала «Азербайджан» в 1923 году. По заданию председателя АзЦИК С.А.Агамалы-оглы, Алирза вступил в переписку со своим учителем Дж.Мамедкули-заде, бежавшим после революции в Тебриз (Иран), уговаривая его вернуться в Баку, где ему было обещано возобновление издания журнала «Молла Насреддин». После того, как Мамедкули-заде вернулся, Алирза содействовал в решении всех финансовых и технических вопросов издания его журнала — советское правительство создало все условия для плодотворной работы писателя и успешного издания журнала, на что была отпущена крупная сумма денег. Наконец, 2 ноября 1922 года в Баку вышел первый в советское время номер «Моллы Насреддина».

Сразу после вступления в СССР (30 декабря 1922 года) Совнарком Аз.ССР перешёл с 1923 года к «новой экономической политике» (НЭП) в Азербайджане. Члены АзЦИК были откомандированы в сельские районы, где НЭП вызывал недовольство крестьянства, облагаемого 30-процентным продналогом. В одной из таких командировок осенью 1923 года Алирза попал (при невыясненных обстоятельствах) в бурный поток на переправе через горную речку и захлебнулся — его лёгкие наполнились водой, он не мог дышать и образовалась водянка (скопление жидкости в лёгких). Его привезли в Баку, но было уже поздно и 30 ноября 1923 года Алирза скончался у себя дома на Буйнакской улице. На следующий день его похоронили неподалёку на Чемберекендском кладбище города Баку. Организатором похорон и распорядителем имущества Алирзы был его брат Гусейн Джавид Расизаде. Недолго думая, Гусейн Джавид распродал квартиру, имущество и обширную библиотеку Алирзы, лишив крова его вдову и сироту-сына, после чего те мыкались по углам в поисках пристанища. Мать, Сакину-ханум, отделили от сына и послали по партийной линии в город Кубу, а малолетнего Шамиля (прибавив ему один год) определили в сиротский приют.

Постановлением АзЦИК «за исключительные заслуги в борьбе с вооружённым кулачеством» Алирза Расизаде был посмертно награждён орденом Красного знамени Азербайджанской ССР. Если бы не советская власть с её бесплатным жильём, образованием и партийной карьерой, нетрудно представить себе, какая жалкая судьба была уготовлена потомкам Алирзы Расизаде: Сакина-ханум дослужилась в 1953 году до заместителя министра юстиции Азербайджанской ССР, а сын Алирзы Шамиль Расизаде — до заместителя председателя Совета министров республики в 1970—1984 годах. Однако семья воссоединилась (после 1923 года) только в 1946 году, когда Шамиль вернулся в Баку из Нахичевани в комнатку своей матери в коммунальной квартире на улице Гоголя 4 напротив Молоканского сада. Их собственная судьба явилась блестящим доказательством верности марксизма, которого придерживался сам Алирза в бесконечных спорах трёх братьев Расизаде: только благодаря социализму и советской власти его семья, оставшись без кормильца, сумела выбраться из нищеты, получив бесплатное образование и жильё, и самостоятельно (без традиционных взяток, протекции и местничества) подняться по социальной лестнице.

Алирза Расизаде слишком рано умер, чтобы занять более заметное положение в обществе и оставить след в историографии того периода, подобно целой плеядe своих современников. С другой стороны, однако, если бы он дожил до великой сталинской (в данном случае багировской) чистки тогдашнего руководствa Азербайджанской ССР, то был бы несомненно репрессирован в числе первых как слишком незаурядная и мыслящая личность старой царской школы. В отличие от реабилитированного позже брата Гусейна Джавида, имя Алирзы было стёрто не только из анналов истории, но даже из генеалогии нахичеванского рода Расизаде, из которого вышло так много известных личностей. Главная «вина», вменяемая ему современной азербайджанской идеологией, заключается в бескомпромиссной позиции Алирзы по принципиальному вопросу выбора пути развития азербайджанского общества: он настаивал на национальном развитии в русле европейской (а не исламской) цивилизации через русский язык и культуру. Однако этот курс закончился крахом в 1991 году с развалом СССР и Азербайджан пошёл иным путём. Только сейчас, кропотливо разгребая пласты столетней истории, истинная роль Алирзы Расизаде в социалистической революции и его идеи, опередившие своё время, засветили сквозь мрак забвения и политкорректного замалчивания в угоду политической конъюнктуре: «И вдруг из пепла нам блеснёт алмаз, сверкая чистой гранью».

  • Мусульманский обряд самобичевания шахсей-вахсей в Нахичевани (1897 год), высмеянный в памфлетах Алирзы Расизаде

  • Аналогичное шествие бакинских мусульман с саблями для самобичевания в день траура Ашура (фото 1910-х годов)

  • Нахичеванское общество 1920-х годов: вдова Алирзы Сакина-ханум (сидит слева) в отцовском доме Мамедовых (Нахичевань 1927 год)



Имя:*
E-Mail:
Комментарий: