Расстрел в Монодентри

12.07.2021

Расстрел в Монодентри Лаконии (греч. Η εκτέλεση στο Μονοδένδρι Λακωνίας ) — расстрел 118 человек греческого гражданского населения, совершённый солдатами Вермахта 26 ноября 1943, в местности Монодентри, Лаконии, во время тройной, германо-итало-болгарской, оккупации Греции, в годы Второй мировой войны. Расстрел положил начало волне подобных кровавых событий на полуострове Пелопоннес в последний период оккупации Греции.

События предшествовавшие расстрелу

Пытаясь приостановить рост партизанского движения в Греции, немецкое командование, среди прочих мер, использовало меру многократного ответа за каждого убитого немецкого солдата. Аресты членов Коммунистической партии Греции (КПГ), или просто симпатизирующих Национально-освободительному фронту (ЭАМ) носили не только превентивный характер, но ставили своей целью создания числа заложников для ответных мер.

Вечером 23 октября 1943 года немцы и коллаборационисты Л. Вреттакоса устроили в Спарте облаву, врываясь в дома. С помощью коллаборационистов в масках, были арестованы 550 человек состоявших в Национально-освободительном фронте (ЭАМ) и членов Компартии Греции (КПГ). Среди них были члены областного комитета ЭАМ К. Ятракос, председатель общества юристов, хирург Х. Карвунис и А. Зервобеакос, директор отделения Национального банка Греции.

25 ноября 1943 года колонна немецких армейских грузовиков с 40 солдатами попала в засаду партизан Народно-освободительной армии Греции (ЭЛАС) в Монодентри, между городами Спарта и Триполи. Выжил только один немецкий солдат, который и принёс весть в Триполи.

Без щитов и копий

В первоначальном объявлении о ответных мерах на немецкие потери было только 100 имён. В своём большинстве это были заложники состоявшие в Национально-освободительном фронте (ЭАМ) или были членами Коммунистической партии Греции (КПГ). Впоследствии к ним прибавились ещё 18 человек, пастухов и крестьян, случайно оказавшихся в регионе.

Кроме других свидетелей, расстрел был описан переводчиком немцев, который бежал через 8 дней в расположение 8-го полка ЭЛАС.

В полдень 26 ноября к месту боя в Монодентри прибыла колонна немецких грузовиков и высадила 118 заложников. 300 немцев, опасаясь партизан, заняли окружающие место расстрела высоты.

Зная что их ждёт, заложники стали прощаться друг с другом.

Получив разрешение немецкого офицера, юрист Ятракис держал речь перед заложниками. Ятракис говорил о новом рабстве и о новой Освободительной войне. Обращаясь к древности Спарты Ятракис продолжил: «Там, под вершинами Тайгета, наша прекрасная Спарта, набирают цвет апельсины на деревьях, течёт вечный Эвротас. Но на улицах города без стен ходят Эфиальты, вместе с иноязычными варварами. И нас здесь мало, чтобы защитить честь города. Нас меньше даже чем 300. Нас 118, без щитов и копий, но умираем храня дух Леонида».

Христос Карвунис

Хирург Христос Карвунис.

Врач Христос Карвунис родился в селе Арахова Лаконии 16 июля 1903 года. Учился медицине в Германии, где получил специальность хирурга. В 1928 году вернулся в Спарту, где открыл собственную клинику. Совершив около 3 тысяч хирургических операций, получил большую известность в регионе. В греко-итальянскую войну 1940-41 годов служил в тыловых госпиталях в Салониках и Наусе. С началом оккупации примкнул к греческому Сопротивлению. В начале 1943 года был арестован итальянцами за медицинскую помощь оказанную преследуемому оккупационными властями греческому офицеру. Был освобождён после выхода Италии из войны. Будучи членом областного комитета ЭАМ оказался в заложниках, а затем на месте расстрела в Монодентри. На место расстрела прибыл мотоциклист из Триполи, с срочным посланием от немецкого командования, согласно которому, учившийся в Германии врач Карвунис не подлежал расстрелу. Карвунис принял дар жизни, при условии отмены расстрела всех заложников. Получив отказ и видя, что среди заложников было 7 несовершеннолетних, Карвунис начал переговоры о отмене расстрела для них, а затем хотя бы для двух из 4-х несовершеннолетних братьев Дзиванопулос. Получив вновь отказ, Карвунис громко заявил в лицо возглавлявшего расстрел офицера: «Вы — варвары. Я стыжуть того, что потратил 8 лет своей жизни в вашей стране. 8 лет выброшенных на ветер». Немец побагровел от гнева, Карвунис получил удар прикладом.

Расстрел

Крест установленный через несколько месяцев на месте расстрела в Монодентри

Заложников выстроили в ряд. Они начали петь Национальный гимн и песню Танца Залонго:

Рыба не живёт на суше, и цветы в песках, эллины не могут без свободы, в кандалах.

Карвуниса по прежнему пытались вывести из ряда. Карвунис отвечал «Здесь, в Спарте, древний закон гласит — или все или никто» Кто-то из немцев попытался вывести его силой и при этом сломал ему руку. Нотис Перъялис, свидетель расстрела, пишет, что когда заложники пели, старший из немецких офицеров побледнел как воск. Он пишет, что рука офицера поднималась медленно, как будто-её поднимала невидимая лебёдка, после чего резко упала, как будто бы оборвался трос. Это был сигнал. Заработали 4 пулемёта. 117 были расстреляны. Оставался Карвунис. Исполняя приказ, немцы заявили, что он останется жить. Карвунис выкрикнул «Нет, Варвары!». Ему прострелили руки и ноги. После выкрика «Да здравствует ЭАМ», Карвуниса пристрелили насмерть.

Выживший

Несовершеннолетний Михалис Цингакос был самым молодым из расстрелянных 118. Ему одному было суждено выжить. Цингакос рассказывает. «Перед расстрелом немецкий солдат стал раздавать чёрные повязки на глаза. С дерзостью своего возраста и воодушевлённый поведением врача Карвуниса, я ответил „Никс!“ Стоявший справа от меня сказал „Ладно мы, но ты, Михалис ?“. Я повернул голову к нему и в это время раздался приказ „огонь“. Я почувствовал ожог на лбу, на меня упал мой сосед гигант, моё лицо было покрыто кровью и чьими-то мозгами». Остававшихся ещё живыми немцы достреливали. Цингакос пролежал без движения несколько часов. Ночью выбрался и был спрятан в горах семьёй пастухов и оставался там 8 месяцев.

Дилемма матери

Расстрел четырёх несовершеннолетних братьев Дзиванопулосов был произведен по требованию коллаборациониста Л.Вреттакоса. Отвечая на запрос немцев перед отправкой на расстрел Вреттакос писал: "Четыре сына Дзиванопулоса не только не должны быть освобождены, но вызывает удивление как до сих пор они не были расстреляны. Демосфен и Иоаннис активные члены ЭАМ, Сократ и Параскевас члены боевой группы ЭАМ-ЭПОН. На вопрос матери, Элени Дзиванопулу, «всех четырёх ?» коллаборационисты ответили дилеммой «выбери и спаси одного». Мать не выбрала ни одного, потеряла рассудок и долгое время бродила на месте расстрела своих сыновей. Ставрос Псимогеракис в своей поэме так передаёт её трагическую дилемму и ответ:

какая сука мать детей своих выбирает Всех четырёх берите На алтарь Отечества нашего Свободы нашей дорогой Пусть станут солнечным лучом

Калаврита

После начала Гражданской войны, когда бойцов ЭАМ-ЭЛАС обвиняли во всех грехах периода оккупации, газета «Голос Калаврита» от 5 ноября 1946 года связала Расстрел в Монодентри с последовавшей 13 декабря 1943 года Резнёй в Калаврита. Газета опубликовала приказ 3-ей дивизии ЭЛАС от 4 декабря 1943 года, согласно которому, в ответ на расстрел 118 человек гражданского населения в Монодентри, командование дивизии приказывало отделить немцев от пленных других национальностей и расстрелять. После расстрела пленных последовала волна карательных операций немецкой армии и убийств гражданского населения Пелопоннеса, достигших своей кульминации 13 декабря Резнёй в Калаврита.

Второй расстрел в Монодентри

Террор оккупантов был не в силах остановить греческое Сопротивление. Всего через 4 месяца, 13 марта 1944 года, в Коккинолуца, в нескольких километрах от места расстрела в Мондентри, колонна немецких автомобилей попала в засаду партизан ЭЛАС и была полностью уничтожена. В этой своего рода акции отомщения были убиты все (около 200) немецкие солдаты. В ответ, немецкое командование вновь организовало расстрел в Монодентри. На этот раз, не следуя принципу многократного ответа, немцы расстреляли «всего» 45 человек, согласно списка представленного коллаборационистом подполковником К. Костопулосом.



Имя:*
E-Mail:
Комментарий: